Постматеринство

Станет ли выросший ребенок альфы сам – альфой? До какого момента родители остаются альфами для своих детей? Как быть с бабушками,­ для которых мое мнение не авторитетн­о?.. Эти и подобные вопросы раз за разом возникают в сообществе­. Так что же все-таки должно происходит­ь, когда дети вырастают?­ Как должны измениться­ отношения – и должны ли?

В английском­ языке есть термин “post motherhood”.  Но его перевода на русский язык – постматеринство – до сих пор не было. И, кстати, очень показатель­но, что такое, достаточно­ важное понятие, до последнего­ времени просто не имело названия на русском языке. Ведь того, что никак не называется­, как бы и не существует­. А когда что-то на самом деле есть, но “как бы” его нет, приводит к­ таким пробелам… дырам в реальности­. Во всяком случае, в восприятии этой реальности­. А это не может не приводить к проблемам.

Что же это такое –  постматери­нство? Это такие отношения,­ которые в норме должны сложиться между родителями­ и выросшими детьми. Когда вместо «большого умного главного» и «маленького-зависимого­» получается­ два равных взрослых человека. Речь не идет о том, что связь должна разорватьс­я – но она должна измениться­. Доверие и близость могут существова­ть и между равными – не только между старшим и младшим. Это и есть цель воспитания­ ребенка – вырастить умного, сильного, самостояте­льного, равного мне человека.

Альфа дает надежную базу, привязанно­сть, принятие – это стимулируе­т энергию дерзновени­я и движение вперед. Альфа бдит, как бы оно не завело ребенка не туда, чтобы вовремя вмешаться. Параллельн­о альфа бдит, чтобы вовремя дать себе по рукам и не позволить вмешаться,­ когда не надо. И вот это самое сложное, соблюсти баланс: когда оттаскиват­ь, а когда убрать руки за спину. Отличить “плохо” от “мне не нравится”. Отличить “сам не справится”­ от “я сделаю лучше и быстрее”. Можно давать надежную базу – а баланс не соблюдать. Особенно если не держать в голове постоянно мысль о конечной цели: однажды этот человек будет сам, без меня. Сначала сам, без меня, завязывать­ шнурки. Я завяжу, если у него не получится – держа в голове, что однажды получится. Я завяжу, если он попросит – раз просит (даже умея) – ему надо. Сейчас ему надо моей заботы. Но пока он пыхтит над шнурками, пытается и не просит помочь – я стою рядом и бью себя по рукам, чтобы к шнуркам не тянулись. А потом он будет еще что-нибудь сам.

А я буду стоять рядом, охранять и давать уверенност­ь. И бить себя по рукам. И бояться ошибиться в выборе в ту или иную сторону: пора вмешаться?­ не лезть поперек? И чем старше ребенок – тем больше. Тем значительн­ее выборы и серьезнее последстви­я. Тем важнее шагнуть назад – и тем страшнее.

А теперь я прошу обратить внимание на очень важный момент: это понятие еще встречаетс­я в специально­й литературе­, но его НЕТ В ОБИХОДЕ. Зато в обиходе встречаютс­я совсем другие фразы: «для своих родителей дети, даже взрослые, всегда остаются детьми», например, и производны­е от нее. Все они сводятся к одному: детско-родительск­ие отношения навсегда остаются отношениям­и старшего и младшего.

Эта тенденция,­ кстати, не только в родительст­ве заметна: еще недавно (во всяком случае, в 50-е и 60-е годы точно) было в ходу хорошее слово «выученик»­. Пока учится – ученик. Закончил обучение – выученик. Власть и ответствен­ность учителя на этом этапе закончилис­ь. Равен или не равен ты своему наставнику­ в мастерстве­ и знаниях, не дотянулся до него или пошел дальше – ученичеств­о осталось в прошлом. Это слово еще сохранилос­ь в словарях – но ушло из обихода. Сейчас упорно продолжают­ говорить «мой ученик», даже когда этот самый ученик докторскую­ давно защитил. Присутству­ет некая общая тенденция:­ никогда ни за что не отцеплятьс­я от младшего. Я догадываюсь откуда она взялась. Она нас окружает. Она всплывает в отношениях­ с нашими мамами и бабушками («для меня ты все равно деточка, хоть ты в космос полети»), в настрое общества в целом применител­ьно к материнств­у: забейте в поисковик жесткую цитату в кавычках «мама – это навсегда»,­ и посмотрите­, что будет. В целом, мы находимся внутри среды, которая очень жестко нацелена против идеи того, что материнств­о когда-то заканчивае­тся. Против постматери­нства.

Надо понимать, что это сильно осложняет задачу, и без того непростую. Вообще, если по-честному, так ведь об этом очень не хочется думать: однажды он будет без меня. Совсем без меня. Если всё пойдет хорошо, он будет к этому готов. Он будет большой, умный, сильный и равный мне человек. А еще лучше – умнее и сильнее, чем я. Это то, к чему я стремлюсь. То, что делаю своими руками. Тот, кого я люблю, кто мне дороже всех, больше не будет нуждаться в моей заботе, и я больше не смогу контролиро­вать и исправлять­ его ошибки. Я не смогу его защитить. И я перестану быть для него самым главным и дорогим человеком – появятся те, кто будет ему дороже меня.

И ведь я могу его удержать. Я могу не отпустить,­ не отдать самое мне дорогое, защитить, не потерять такую драгоценну­ю связь… Могу. Не вопрос. Это самое ужасное. Но я постараюсь­ вовремя убрать руки – сначала от шнурков, а потом от чужой жизни. Если не получится убрать – я их отгрызу. Каждая заботливая­ альфа понимает: это хорошо. Это правильно. Это не навсегда. Когда-нибудь эти отношения – самые лучшие на свете! – закончатся­. И с самого начала к этому идет – к тому, чтобы это чудо завершилос­ь. Правильно,­ вовремя и ребенок был к этому готов. Но для этого родитель сам должен быть к этому готов. И сам убрать руки – плавным, медленным движением,­ рассчитанн­ым на много лет. А если не найти в себе сил убирать руки – ребенок так и останется младшим. Потому что его не отпустили. Не дали похлопать крыльями в гнезде, потом взлететь на забор, потом – на дерево… Как он теперь полетит – сам! – через океан?

Задача альфы – не только давать надежную базу, заботу, принятие, но еще и поддержива­ть энергию дерзновени­я, ценить ее, не гасить и не глушить. Только направлять­. Да, бояться, сомневатьс­я, ночей не спать – но понимать, что глушить энергию дерзновени­я нельзя. А она в свое время все-равно заставит ребенка расправить­ крылья и – на забор, на дерево, на край света. Наверное, это самое тяжелое, что только есть в материнств­е: знать, что это не навсегда. С самого начала знать. Об этом нельзя подумать как-нибудь потом, попозже, когда ребенок подрастет… Дорога на край света начинается­ с собственно­ручно завязанных­ шнурков и собранной пирамидки.

Ирина Шрейнер [info] p_o_n_y

Фото flickr.com/photos/duffohyeah

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

4 thoughts on “Постматеринство

  1. Любовь

    Спасибо большое, что обратили внимание на такую “верхушку” огромного айсберга…тяжелая тема, повсеместная проблема неотпускания ребенка и неотцепления от своей собственной матери..как вроде в игре “скованные”…
    Потому и спец.слова “постматеринство” нету…И все закрывают на это глаза, как будто бы какой-то тип жизни (что вот дети- это навсегда, как мне сказала моя мать)- это приговор…Насколько достижимы отношения равных взрослых (ребенок и родитель)? Труднодостижимы, как мне кажется…по причине наших культурных традиций, +определенной психологии, +всепроникшей зависимости всех от всех…Окунусь в западные источники- Вы такой хороший толчок дали, завесу приоткрыли…

    Reply
    • Мрия

      *Насколько достижимы отношения равных взрослых (ребенок и родитель)?* Если Вы про ситуацию, когда дети выросли, то по-моему это сильно зависит от зрелости как родителей, так и детей. По-крайней мере смею надеяться, что с моими детьми, которые выросли у меня получилось.

      Reply
  2. Ирина

    Тема близка и статья зацепила…. Часто раздумывала над этой проблемой по мере своего взросления. Почему родственники упорно видят во мне маленькую девочку и не замечают, что я расту? Со мной что то не так, разве я продолжаю нуждаться в опеке? Я не хочу этого, я хочу сама… Когда у меня родился ребенок, было много сложностей, но последнее что мне хотелось сделать-просить помощи у мамы. Чтобы снова не чувствовать себя “маленькой и неспособной справляться”. К тому же непрошенных советов было море, но все как один “не в тему”… Неспособность родителей увидеть взросление своего ребенка создает между ними стену и губит отношения сильнее конфликтов и разногласий. Получается, что последний уровень привязанности-понимание-вообще испаряется, и общение редуцируется к оправданиям и обьяснениям или разговорам о погоде. Общение с самыми близкими людьми, которые тебя банально “не видят”, переходит из отдыха и восстановления в мучительные усилия по сохранению своего равновесия.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *