Родительские страшилки

Женщина от страха спряталась под одеялом

В одном черном-черном городе, на черной-черной улице, в черном-черном доме жил был злой, невоспитанный, грубый, несамостоятельный, избалованный, необразованный сорокалетний мальчик в памперсе!…

Сегодня мне бы хотелось поговорить о стереотипах воспитания, разрушающих отношения между родителями и детьми. И наверняка все, написанное ниже, для многих из вас – очевидность и банальность. А я этому очень рада! Но при этом, вероятно, многим из вас это знание приносит много печали в столкновении с повседневным окружением, особенно со старшим поколением. И возможно мои доводы, размышления, личные примеры пригодятся тем, чью уверенность в правильности своих действий это воинствующее повседневное окружение может пошатнуть. Кому не хватает пока внутренних аргументов, кого (как меня, признаюсь) достаточно легко вышибить в позицию ребенка, заставить сомневаться напористым вторжением в личное пространство. Я не буду ссылаться на авторитетные источники, здесь мне интереснее будет проанализировать свой личный опыт (как бывшего ребенка и как родителя), или просто обратиться к разумным закономерностям, сказать себе: «Стоп! А с чего я вообще взяла что…»

Итак, вот они, педагогические мифы, которые держат в страхе и заставляют отказаться от собственной интуиции, говорящей об истинных потребностях ребенка. Все они давят именно на страх, ведь ошибиться в вопросах, касающихся детей, которые зависят только от тебя – это очень страшно, тут уже целый снежный ком из вины, стыда, переживаний за будущее (впрочем, у каждого свой букет). И что самое печальное, многие из этих стереотипов, в конце концов, разрушают отношения родителей с детьми, в той или иной мере, отдаляют их друг от друга, лишают со-настройки и эмпатии…

– Если давать ребенку то, что он хочет, он захочет еще большего, и рано или поздно сядет на шею и свесит ножки.

Чтобы развенчать этот миф, надо сконцентрироваться именно на слове «хочет». На самом деле, больше всего на свете ребенок хочет, чтобы его родители его любили, видели и слышали. И в этом смысле слишком много дать ребенку невозможно. Утолив голод привязанности, ребенок вряд ли будет просить «добавки» – у него же столько важных дел!

Слишком много игрушек, похвалы, свободы, развлечений и тд – а вот тут уже вопрос в том, зачем мы это даем, что вкладываем в эти дары. Представьте себе три одинаковые на первый взгляд, но очень различающиеся по сути ситуации:

1.  Ребенку регулярно покупают игрушки родители, так как они очень заняты, круглые сутки на работе и таким образом они  выражают свои чувства к нему.

2.  Игрушки покупают, потому что не выдерживают требовательных истерик «хочу, хочу, хочу!!!»

3.  У ребенка довольно большое окружение из родственников, друзей семьи и так далее, и всем им хочется оказать какой-то знак внимания, приходя в гости.

Все эти ситуации будут очень разными, и «проблемные последствия» будет создавать не обилие игрушек, а тот контекст, в котором оно возникает. А в контексте здоровых отношений, надежной привязанности, способности родителей помогать ребенку мириться с тщетностями и адаптироваться к жизни – такой, какая есть, – избыток чего-то вряд ли сыграет роковую роль.

Некоторые родители запрещают что-либо, отказывают ребенку в просьбе в воспитательно-профилактических целях, опираясь на полуосознанное опасение «если я буду все разрешать – разбалую». Какие-то дети после этого просто перестают спрашивать разрешения, а начинают ставить перед фактом. И вот тогда «воспитывать» их становится по-настоящему трудно. Других детей это приводит к выученной беспомощности, и это уже становится их проблемой, которую они уносят во взрослую жизнь в виде такой же полуосознанной установки «а зачем совершать какие-то телодвижения, если все равно свыше «не разрешат».

Плачущий ребенок

-Если жалеть ребенка из-за каждой ерунды, он вырастет плаксой.

И снова стоит задуматься над тем, что значит «жалеть». Я бы сказала, что если человек чем-то огорчен, ему стоит посочувствовать. А чем ребенок не человек-то? Со-чувствовать – то есть разделить с ним его чувства, не отвергая. Не оставляя наедине с ними. Но не тревожиться больше, чем он сам. Вот сами скажите, по-честному, вас когда-нибудь утешало в моменты уныния это позитивное и ободряющее: «Ну что ты паришься из-за ерунды?! А ну, прекращай!»

У меня пока родительский стаж совсем маленький, но я вот что скажу. Мальчик мой довольно чувствительный и мамский. Когда ему был год, он мог реветь «из-за каждой ерунды», и заботливое окружение все выжидало, когда же я с ним как с мужчиной-то буду. А я жалела, сочувствовала. Но не переживала, не нервничала, а просто была готова принять его огорчение. И вопреки прогнозам этого заботливого окружения, плачет он сейчас гораздо меньше и успокаивается гораздо легче. Хотя, по их меркам все же плакса, наверное. Но то, как он меняется и взрослеет гораздо важнее того, каков он по сравнению с другими детьми. И не потерять способность чувствовать, разрешать себе это делать – тоже важно.

Кстати, если год назад, на «я ударил пальчик», необходимо было человека обнять, погладить, поцеловать и дать грудь, то уже полгода назад стало хватать мимолетного символического поцелуйчика. А однажды так не хотелось отрываться от игры, что сам себе палец поцеловал, тут же успокоился и продолжил.

– Говорить ребенку, что ты сейчас уйдешь, несмотря на слезы – это издевательство. Лучше уйти незаметно, когда он чем-то увлечен.

Виной этому мифу снова недостаток эмпатии, или даже элементарной логики. Уходя, пока ребенок чем-то увлечен, мы безусловно избегаем ситуации с горькими слезами в нашем присутствии. Но дальше-то что? Достаточно ведь просто поставить себя на место ребенка. Была мама, и вдруг исчезла, хотя ничего не предвещало катастрофы. А вдруг она не вернется? И можно ли ей теперь доверять? И вообще, может не стоит расслабляться, мир такой непредсказуемый – надо все время быть начеку.

Снова сошлюсь на опыт с годовалым сыном. С мамой и бабушками у нас прямо борьба была за это право ребенка быть в курсе происходящего. Меня чуть ли не садисткой считали. А тем временем малыш очень быстро перестал огорчаться, потому что из раза в раз ситуация повторялась – мама обещала вернуться и возвращалась. Бывает, конечно, и сейчас тоже, что не хочется отпускать маму, а маме очень надо уйти. Но сочувствующий взрослый помогает пережить это огорчение. Сочувствующий, а не обманывающий и отвлекающий.

– Одно из первых слов, которое должен говорить малыш – спасибо.

Признаться, я и сама какое-то время под влиянием этого мифа придавала значение младенческой вежливости, и даже разыгрывала сценки про то, как Веня говорит спасибо и пожалуйста…пока не увидела, насколько все это ему глубоко фиолетово. Ну не понятно это еще малышу! И в момент, когда ему чего-то будет очень сильно хотеться, он все равно будет это требовать. Поэтому единственное, на что стоит обращать внимание – это на свою собственную вежливость, причем как при ребенке, так и без него. На искреннюю вежливость, как выражение бережного и уважительного отношения к окружающим.

Это конечно совсем не тот миф, что способен разрушить отношения с ребенком, но повод задуматься, на что стоит тратить родительские усилия.

– Без наказаний воспитание невозможно.

Это утверждение работает в условиях, когда родители не чувствуют того, что происходит внутри ребенка, не понимают, что им движет. Тогда, безусловно, никаких инструментов, кроме манипуляций, угроз и, соответственно, наказаний (чтобы угрозы не стали пустым звуком), им и не остается. Но если попытаться быть ребенку помощником, а не контролером, призвать на помощь своего внутреннего ребенка, чтобы он подсказал, что может ребенок чувствовать в той или иной ситуации, наказания вряд ли понадобятся. Правда, есть важный момент – со своим внутренним ребенком прежде надо хорошенько разобраться, чтобы он не мстил за свое детство. Так бывает, когда наши реакции на какие-то действия ребенка импульсивны, когда мы сначала наказываем, а потом объясняем себе «я делаю это ради его же блага».

В моем детстве наказания еще массово были нормой, а воспитание без наказаний, по мнению большинства, могло привести только к избалованности и вседозволенности. Теперь, став родителем, я вынуждена ломать в своей голове эти стереотипы не только на уровне сознания, но и на уровне импульсов. Пока что это не трудно – пока ребенок маленький, понять и принять его очень легко. К тому же наказания ему пока совершенно не понятны, он не может связать их с причиной. Еще год назад я, под влиянием авторитета Гиппенрейтер, которая писала, что наказания (шлепки) могут иметь смысл только в случае, когда необходимо срочно ребенка остановить (например, в случае опасности) – чтобы он связал мгновенное неприятное ощущение со своим действием – пару раз попыталась таким образом воздействовать на ребенка, когда он собирался опрокинуть на себя что-то тяжелое. Ну ему было или смешно, или обидно, но с самим запретом это никак не связывалось. Зато, если набраться терпения и внутреннего спокойствия, найти контакт с малышом – ему самому захочется послушаться. Даже уже в год! И это потрясающее зрелище. А когда что-то надо прекратить срочно, я его просто убираю от источника опасности, потому что пока что это моя зона ответственности.

папа с дочкой

Да, с малышами легче, чем с подросшими детьми. И родительского опыта с подросшими детьми я пока не имею. Но вот большой опыт наблюдений подсказывает мне, что дети, чьи родители, осознанно или интуитивно, предпочитают наказаниям естественные последствия (само собой, грамотно дозируя ответственность), находятся в гораздо более теплом и близком контакте как с родителями, так и с самими собой.

Надежда Монастырская

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

2 thoughts on “Родительские страшилки

  1. Маруля

    Я бы еще в страшилку в эпиграф добавила “…сороколетний мальчик в памперсе, сосущий грудь..”

    Reply
    • Мрия Войчук

      Смешно. Но не всегда помогает. Недавно была ситуация, когда молодой маме 2-х летнего сына я объясняла, что если спокойно относиться к горшку, то через полгода ребенок его освоит – а она плакала, переживала и сентеция о том, что в армии никто в памперсе не ходит – не помогала.

      Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *