Поддержка встревоженного ребенка

Однажды мой 10-летний сын пришел домой потрясенный произошедшим на прогулке. Они с соседскими мальчишками и старшим братом одного из его друзей отправились покататься на велосипедах в лес. Там они наткнулись на компанию агрессивных подростков, ругающихся, на грани драки. По описанию сцены сыном я чувствовала, что насилие ощущалось в воздухе. Хорошо, что 15-летний парень, сопровождавший сына, вышел вперед и попросил: “Ребята, идите драться в другое место. Здесь дети!” К счастью, компания его послушалась. Один из них пробормотал: “Извини, чувак”, – и они ушли.

После того как мы обсудили этот случай вечером и сын заснул, я подумала, что инцидент исчерпан. Но в течение нескольких последующих дней он стал спрашивать, закрыла ли я машину и входную дверь, и ходил проверять, даже если я заверяла его, что все закрыто. Кроме того он стал чрезвычайно озабочен безопасностью своей сестры, беспокоился, чтобы она не попала под машину. Как-то раз, занимаясь садовыми делами на заднем дворе, мы увидели подростка, идущего по нашей улице. Сын взял острые садовые ножницы и протянул мне со словами: “Держи, мам”. В замешательстве я спросила его: “Зачем?”. Он посмотрел на подростка и ответил: “На всякий случай…” Тут меня словно по голове стукнули. Он был встревожен из-за опасности, которую почувствовал тогда, в лесу. “Дорогой, – сказала я, – мне кажется, я знаю, почему ты так беспокоишься о нашей безопасности в последнее время! Это потому что ты тогда видел дерущихся подростков!” Он кивнул с затравленным видом.

Мы оба осознали эту связь, когда я об этом сказала. Он был очень встревожен и стал чрезмерно озабочен безопасностью точно так же, как мы, должно быть, становились тысячи лет назад после нападения саблезубого тигра. Но никогда не подразумевалось, что защищать поселение должны дети. Эта задача всегда оставалась за взрослыми. Мозгу ребенка нужна вся его энергия для роста, поэтому он должен быть свободен от повседневной тревоги. Мы, взрослые, должны обеспечить ребенку все остальное, чтобы он мог расти.

Мне нужно было помочь сыну найти психологический комфорт. Обучаясь у доктора Ньюфелда несколько лет, я знала, что должна убедить сына, что со мной он в безопасности: он может отдыхать, потому что я на страже. Там, в саду я сказала ему, что это –  работа его отца и моя: обеспечить безопасность ему и семье. Я очень твердо сказала, что его задача – играть и расти. Он кивнул и заметно расслабился. Вечером мы еще раз проговорили случай в лесу. Он спросил, можно ли сделать так, чтобы эти воспоминания стерлись из памяти. Я ответила, что прекрасно, что он может рассказать об этом мне и отцу, что его чувства нормальны. Я рассказала, что тоже видела подобную сцену и чувствовала себя так же. “Ты тоже?” – спросил он. Он испытал облегчение, узнав, что он не один пережил такое. Я заверила его, что чем больше он будет делиться с нами своими проблемами, тем больше его сознание будет успокаиваться; что, когда мы делимся страшным с теми, кому доверяем, это помогает нам исцелиться. Он расплакался и обнял меня, вспоминая новые детали сцены в лесу. Все это время я обнимала его и говорила, что я рядом. Он говорил об этом и на следующий вечер и снова плакал. На следующей неделе я несколько раз спрашивала сына, как он себя ощущает, и он отвечал, что он все еще помнит то, что произошло, но уже не чувствует себя напуганным, когда думает об этом событии. Теперь у него были только воспоминания. Его чрезвычайная озабоченность безопасностью прошла, и он снова стал игривым и беззаботным.

Я очень благодарна тому, что узнала от доктора Ньюфелда о тревоге. Мы не всегда знаем, что пугает наших детей. Мы не всегда можем контролировать страшные или огорчающие наших детей переживания. Но, каким бы травматичным не был опыт детей, ответ всегда один – мы продолжаем работать над привязанностью, чтобы они могли доверять нам; мы приводим в порядок их чувства; мы берем на себя ведущую роль и показываем, насколько мы сильны; мы даем им понять, что в нашем присутствии – они в безопасности, и недвусмысленно заверяем их, что мы о них позаботимся.

Коллин Дробо (Colleen Drobot)

Перевод Ирины Одновал

Источник

Фото: http://www.flickr.com/photos/piers_nye

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *