Как перекрыть разлуку с мамой

papa-s-ZHeney.jpg

Я хочу поделиться опытом того, как нам удалось перекрыть разлуку с мамой. Я незапланированно попала в больницу, и вопрос расставания с сыном меня беспокоил очень сильно. Моему сыну Жене 2 года и 4 месяца. Раньше мы никогда не разлучались дольше, чем на несколько часов, у нас очень близкие отношения, и его привязанность ко мне очень сильна. Он не ходит в сад и на какие-либо развивающие кружки, таким образом почти всё время мы проводим вместе.

Недавно, из-за непредвиденных обстоятельств, нам предстояло расстаться почти на четыре дня. В это время сын оставался дома с папой, с которым у него тоже очень близкие отношения. В ожидании разлуки я очень переживала, мне казалось, что при любых принятых мерах это станет для него травмой.

На подготовку у меня было два дня, этого оказалось достаточно, чтобы продумать и реализовать пришедшие в голову идеи. Я сфокусировалась на том, как помочь сыну пережить именно те моменты, в которые мое отсутствие чувствовалось бы наиболее остро. Так как он еще мал и ему недоступны более глубокие уровни привязанности, я постаралась максимально снизить ощущение моей физической недоступности.

За несколько дней до предстоящего отъезда я рассказала о том, куда поеду, что там будет со мной происходить, что Женя будет с папой, чем они будут заниматься. Я объясняла, что папа будет укладывать спать, гулять, кормить. Каждый раз я подчеркивала, что обязательно вернусь домой и все будет как обычно. Накануне я попыталась максимально «напитать» его собой: мы больше обычного читали и играли вместе.

Для Женьки очень важен ритуал укладывания спать. В это время мы обнимаемся, я говорю ему нежности и всегда пою колыбельные. Поэтому заранее я напела своим голосом и записала на телефон все колыбельные, которые он любит. В конце каждой песни я говорила что-то вроде: «Ты моя радость, ты мое солнышко, я очень сильно тебя люблю, сладеньких тебе снов!» — это завершающий аккорд в нашем ритуале укладывания. На эти слова он обычно отвечает: «Да, да, да», – потом засыпает.

Это оказалось очень удачным ходом: пока меня не было, сынок всегда засыпал у папы на плече под мои колыбельные, просил включать их снова и снова, и поддакивал моим ласковым словам в конце песенок, как он это всегда делает со мной. Спал он также вместе с папой (в обыденной жизни его кровать придвинута вплотную к нашей, и он переползает к нам в любой момент, когда ему хочется).

Следующим «приемом», который помог компенсировать разлуку, стал сплетенный мною браслет. Мы вместе отрезали нитки, плели из них косичку, я завязала его на Женином запястье. Мы немного поговорили о том, как он нравится Жене, что это мама сделала. Потом я сказала, что если Женя вдруг загрустит, когда меня не будет, и ему захочется, чтобы я была рядом, то пусть посмотрит на этот браслет и вспомнит, что я очень-очень сильно его люблю.

Спонтанно мы с ним придумали, что я поцелую этот браслет, а Женя потом тоже будет дотрагиваться до него губами, и это будет значить, как будто я его поцеловала. Потом он сам попросил меня, чтобы я много-много раз поцеловала браслет. Пока я не уехала, он много раз просил меня “положить много-много поцелуев в браслет”. В итоге папа рассказал, что, пока меня не было, Женя периодически сам целовал браслет и вспоминал маму, которая положила туда “вооот столько поцелуев”!

Еще одним важным моментом были «сюрпризики». Заранее я купила разных вкусняшек, которые очень любит Женька: желатинки, батончики мюсли, зефир, упаковки сока, киндеры. Кроме вкусняшек там были еще краски и наклейки. Все это я разделила на порции, каждую завернула в фольгу и спрятала в разных неожиданных местах: посреди игрушек, в кроссовке, под матрасом в его кроватке и т.п.

Несколько раз в день папа наводил Женю на находку. Смысл был в том, что, пока Женя спал, мама прилетала, целовала его и оставляла сюрпризик. Эти моменты пользовались неимоверным успехом и очень помогали ободрить сына! Папа рассказал, что сын каждый раз очень радовался, разворачивая фольгу, и вспоминал, что прилетала мама.

Кроме этого, я оставляла своим мужчинам видеосообщения в скайпе. Я звонила, и мы разговаривали с Женей по телефону. Два раза они приезжали навестить меня, в третий раз приехали забирать меня оттуда. Каждый раз перед отъездом сынок находил в кармане моей куртки что-то вкусное: вафельку, батончик мюсли. Они ехали в машине домой, а Женя кушал и вспоминал, что это мамин подарок.

Папа старался привлечь Женю к участию, помогал почувствовать свою важность: Женя сам делал салат, сам нес пакет и сам отдавал его мне при посещениях.

Во время посещений и после моего возвращения домой Женя был очень рад. Я с облегчением могу сказать, что он не демонстрировал обиду или отстранение: бежал навстречу, рассказывал, чем они занимались.

Конечно, папе пришлось в эти дни несладко, так как Женя строил его по полной программе: не делай чай, не кушай, не ходи в туалет и т.д. Видимо, ему нужно было ощущение хоть какого-то контроля над ситуацией. Папа уступал, не ставил на место, относился с пониманием, давал поплакать. Я думаю, что это тоже сыграло очень важную роль в том, что наша разлука не превратилась для Жени в травму.

Я хочу рассказать еще об одном очень ценном для меня наблюдении. Пока меня не было, папа позволил Жене делать те вещи, которые у нас делать не принято. Женя просил и смотрел много мультиков, один раз — почти целый час, хотя в обычной жизни он смотрит мультики только в исключительных ситуациях, например, для отвлечения от какой-то процедуры у врача, если надо очень быстро собраться и на уговоры нет времени и т.д. Также он ел очень много сладостей из моих сюрпризиков, в разы больше, чем это происходит в нашей обыденной жизни.

Раньше я предположила бы, что такие «уступки» с папиной стороны избалуют его в традиционном понимании слова «баловать». Поэтому я была очень удивлена, когда обнаружила, что после того, как я вернулась домой и для Жени все пошло привычным чередом, он перестал просить сладости и мультики, перестал терроризировать папу.

Изменились обстоятельства – и с ними изменились его запросы. Таким образом, он сам регулировал свое состояние и выбирал маленькие компенсации моего отсутствия, помогающие ему справиться с происходящим.

Я ожидала, что после моего возвращения Женя будет очень цепляться за меня. Думала, что ему нужно будет удостовериться, что я рядом, я есть, я никуда не денусь. Я предполагала, что на фоне моего длительного (а для нас три с половиной полных дня – это очень долго!) отсутствия им будет руководить страх потери близости со мной. Поэтому я была безумно поражена и удивлена, когда этого не произошло. Я могу сказать, что как ни присматривалась, не заметила в нем никакой тревоги. Пока меня не было, ему было очень сложно играть самому, необходимо было папино участие. Когда же я вернулась и «баланс» был восстановлен, он уплыл в свободное плавание.

Идет вторая неделя после моего возвращения, и я могу сказать, что он очень много играет сам! Появилось много нового, и я испытываю огромную радость, когда тихонько наблюдаю за его спонтанной игрой. Для меня такое поведение – самое веское доказательство того, что мы удачно перекрыли расставание. Все происходит именно так, как и должно: сначала он напитывается близостью со мной – мы читаем, что-то вместе делаем, а потом он фантазирует и играет в «своем мире», а я могу на какое-то время заняться своими делами. Вместе с тем у Женьки появились новые проявления любви ко мне: он стал крепко-крепко обнимать меня, много раз подряд целовать. А на днях мы с ним засыпали, он свернулся клубочком и попросил обнять его «сина сина и дога дога». В такие моменты мамино сердце тает.

Из этого опыта я сделала для себя несколько выводов. Во-первых, Женя сильнее, чем я думала. Он может больше, чем я ожидала.

Во-вторых, повторюсь про страх избаловать: нужно верить ребенку, идти за ним, слышать его потребности. Изменятся обстоятельства, изменятся и запросы.

В-третьих, я еще раз убедилась в том, что наш подход в отношениях с Женей и фокусирование на привязанности, на чуткости, на гибкости работают и результат превзошел мои самые смелые ожидания.

Кстати, был у нас еще один момент, который сын практически проигнорировал: я приготовила для него подарок – парковку, так как он любитель машин, и ожидала, что это будет фурор, – я вручила ее после возвращения домой. Это был своего рода финальный подарок, который мама привезла из больницы. Однако парковка его вообще не впечатлила ни как игрушка, ни как подарок в принципе – стоит и пылится.

Завершая свой рассказ, я хочу выразить огромную благодарность своему мужу, который стойко выдержал все Женины «закидоны», сумел принять их и услышать за ними потребности, пошел за Женей (а не против него), не запрещал слезы и был рядом в самом глубоком смысле этого слова.

Даша Колковская [info] klukvenny_mors

Источник

Фото автора

13 thoughts on “Как перекрыть разлуку с мамой”

  1. Allika:

    Как хорошо вашему сыну, что его так любят и понимают!
    Особенно про браслет с поцелуями понравилось. И колыбельные.

  2. Проходящая:

    Ужас то какой, страшно представить кто из него вырастит, если мама не перестанет с ним сюскаться и привязывать к себе

    1. Татьяна Савченко:

      Вот пример: http://alpha-parenting.ru/2013/04/16/pyatyiy-uroven/
      У нас есть пункт 2 в развенчивании мифов вот в этой статье http://alpha-parenting.ru/2014/05/19/osnovyi-i-mifyi-teorii-privyazannosti/ как раз по вашей ремарке.

    2. Рита:

      Даша, спасибо за такую душевную статью! Отличный пример тех отношений с малышом, к которым должен стремиться каждый родитель, особенно после знакомства с теорией привязанности. Поэтому очень странно читать отзывы о переборе. Наверное, стоит прикрепить к статье таблицу о возрастных потребностях детишек :)

  3. Даша:

    Проходящая!
    Однажды мой муж сказал: “Все зависит от того, кого мы хотим вырастить: закаленный прутик или зеленую яблоню”. Мне кажется, это сравнение очень ярко иллюстрирует то, как выбор стратегий/путей влияет на результат.

  4. Юлия:

    Внушает огромное уважение то, сколько времени и внимания вы уделяете сыну. Взяла на заметку некоторые ваши находки. Но все-таки что-то у вас перебор, имхо. Ваш сын болен по неврологической части? Патологически раним? Перенес сильнейшую психологическую травму в младенчестве (киднеппинг, насилие?) ? Если нет, то я не понимаю, зачем так культивировать привязанность мальчика к маме. Это сильно вредит ему, я думаю. Любовь, забота, внимание, тепло необходимы ребенку – да. Но вы что-то уж слишком перебарщиваете. Ничего страшного нет в том, что ребенок в два года с хвостиком на несколько дней выпустил маму из поля зрения и остался с другим родным ему человеком (папой, бабушкой, даже может быть няней).
    Вы преподнесли это как трагедию, которую ребенку предстояло с честью преодолеть. Зачем? Это не трагедия, это жизнь. Вы очень эгоистичная мать )) Вы хотите затмить всех и вся и быть пупом земли для своего уже не младенческого возраста сына ))

    1. Татьяна Савченко:

      Дети бывают разные, помимо прочего бывают и высокочувствительные, без болезней по неврологической части. Пожалуйста, не переходите на личности и обвинения.

    2. Юлия, спасибо за мнение и неравнодушие!
      Думаю, мы с Вами смотрим на многие аспекты в воспитании под разными углами. Чтобы вы могли лучше понять меня, попробую объяснить.
      Мой сын здоров по неврологической части и, к счастью, упоминаемого Вами травмирующего опыта у него нет. Вы видите мое отношение как культивацию привязанности. В моем же понимании, культивация – это намеренное создание/поддержание каких-либо условий (состояний), которые без сознательных усилий не возникли бы сами собой или сошли бы на нет. В то же время, привязанность ребенка к родителю – это то, что необходимо ему для выживания (и физического, и психологического), то, что есть само по себе, для чего не нужны какие-то сознательные действия с вашей стороны, ребенок и без них сам к вам тянется, привязывается. В зависимости от качества отношений, ребенку будет либо комфортно в них, либо нет. Если комфортно – он уплывет в свое плавание изучать себя и мир. Если нет – часть этой энергии уйдет на переживания дискомфорта.
      То, насколько привязан ко мне сын – это данность, а не искусственно культивируемые мной обстоятельства. Я не могу изменить это, включить или выключить, в моих силах только либо обеспечить комфорт, либо стать причиной душевной боли. По-русски говоря, я могу либо максимально облегчить для него дискомфорт от разлуки со мной, либо махнуть рукой и сказать: ” ничего страшного не случится”. В моем понимании, эгоизм – это махнуть рукой на потребности того, кто нуждается в твоей помощи.
      Мой сын растет, и с каждым днем, наблюдая результат, я только сильнее убеждаюсь в том, что мы на верном пути. И мне видится, что наши отношения – это именно та точка опоры, которая позволяет ему подниматься на те высоты, на которые он сейчас поднимается.

  5. Елена:

    Спасибо за то, что поделились опытом. Мой сын (2,10) сейчас очень обижается на меня, когда я оставляю его на 2-3 часа в детском саду, Пока меня нет, он играет с детьми, а когда я за ним прихожу – кричит и пытается ударить меня. Я многое перепробовала. Теперь попробую идею с браслетом. Спасибо еще раз!

  6. Марина:

    Даша, спасибо Вам за статью! Совсем недавно я открыла для себя Альфа-родительство, читаю, впитываю, и понимаю, как много и упорно мне (а точнее, нам с мужем) нужно работать над собой!! У меня дочь 2 года и 3 мес. Недавно дочь пережила вынужденную частичную разлуку со мной, когда мы из своего города, где живем втроем, приехали в мой родной город, я ухаживала за умирающей бабушкой, а дочь была с бабушкой – моей свекровью. Жили мы недалеко друг от друга, я приходила раз или два в день на час-два, и уходила обратно. Когда мы вернулись к себе домой, дочь не отпускала меня ни на секунду, сразу в плач, если я исчезаю из ее поля зрения, и она в это время ничем не занята. Уже месяц прошел, она понемногу забывает, но всё равно очень привязана ко мне. Через два месяца мы с мужем планируем поездку в Европу на неделю, и дочку хотим оставить с другой бабушкой – моей мамой. Видимся мы с моей мамой нечасто, но она с дочерью находит общий язык. Должна заметить, моя мама более решительно ведет себя с дочерью, хорошо умеет отвлечь и увлечь ребенка, в то время как свекровь будто боится, сразу впадает в панику, если ребенок плачет, сразу бросается удовлетворять любую прихоть (не потребность). И несмотря на это, я очень переживаю. Взять ребенка с собой нет возможности, да и тяжело это ей, не по возрасту, – поездка планируется машиной. Что бы Вы посоветовали, как подготовить ребенка к разлуке с родителями? Заранее благодарю Вас!!

    1. Марина, спасибо! Из ваших слов я понимаю, что дочка еще не полностью отпустила произошедшее разделение. Ее поведение тут вполне понятно. Если взять с собой в поездку нет возможности, я бы старалась максимально напитать дочку близостью перед расставанием. Во время разлуки скрасить сам факт вашего отсутствия – придумать какой-то ритуал, вот как с браслетом, созваниваться по скайпу, пусть бабушка почаще вспоминает о вас в позитивном ключе, рассказывает, что мама очень скучает и любит, и обязательно скоро вернется. По сути, в такой ситуации ребенку будет полегче, если он будет знать, что мама ОБЯЗАТЕЛЬНО ВЕРНЕТСЯ, и что, несмотря на физическую недоступность, мама любит и рядом.
      Это все может помочь ребенку справиться с расставанием, но надо осознавать, что если для него две недели это объективно напереносимо долгий срок для разлуки, то последствия тоже будут.

  7. Марина:

    Спасибо Вам! Спасибо огромное за эту статью! Нашему сыну чуть больше двух лет, а мне скоро предстоит поехать в роддом. Я примерно так как вы описали и хотела бы поступать: много звонить, передавать через папу подарки: он встретил на улице зайчика, который нес подарки от мамы, передавать картинки из больницы, но ваша статья с таким ясным описанием опыта вселяет уверенность и надежду, что все будет хорошо.
    Если я не ошибаюсь, то в идеале до пяти лет ребенок не должен разлучаться с мамой дольше чем на день. То есть ночевать он обязательно должен с ней, дома. Это обеспечивает ему чувство безопасности, формирует “базовое” доверие к миру. Он никогда не станет уверенне в себе или “закаленнее” или самостоятельнее или еще что-то в таком духе в будущем, если три дня с бабулей пожил, два с мамой. Я знаю матерей, которые и до года оставляли своих детей с бабушками на несколько дней, чтобы просто “отдохнуть”, и знаю о проблемах, которые они испытывают сейчас в сфере взаимопонимания. Возможно, некоторые люди путают это с необходимостью мамы отлучаться от ребенка начиная с полугода на какое-то время, постепенно увеличивая интервалы, то о чем можно прочитать на любом “мамском” сайте. В этом ничего плохого нет, это хорошо и для мамы и для малыша, если он готов, но нельзя это путать с недельным отсутствием…

    Очень захотелось Вас приободрить, думаю, что резкие комментарии от совершенно незнакомых людей очень расстраивают.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *