О комфортной зависимости

В зоопарке Геленджика на детской площадке установлен большой вольер с морскими свинками. Пока дети играли, мы с мужем наблюдали как мама-свинка бегала по вольеру от своего подросшего выводка. Впереди она, а за ней паровозиком восемь подросших деток. Когда мама выдохлась и остановилась, детеныши подлезли под нее и собою, словно домкратом, подняли ее над землей, чтобы добраться до сосков. В итоге мама-свинка безвольно зависла над землей, распластанная снизу детенышами.

Тем временем Таня (моя дочь, 3,5 г.) за поездку очень привязалась ко мне. Вероятно в обычной жизни я не столь доступна для нее, как может показаться. Она и дома предпочитала, чтобы именно я помогала ей одеться, справиться с туалетом, объясняла, как и что устроено в этом мире… Но во время поездки это достигло пика. Да, они с Гохой, старшим братом, спускались поиграть вниз, в летнюю кухню, пока мы были в номере, и во время прогулок она больше была с Гошей, а когда мы катались на велосипеде по набережной, она не возражала, чтобы ее вез папа, но я должна была быть тут, рядом, в доступности. Пару раз я пыталась пойти без нее, то с мужем, то с Гошей, но она просто выгрызала себе возможность быть со мной, соглашаясь на все условия.

Однажды, когда папина помощь была ею в очередной раз отвергнута, он вздохнул, а я спросила:

– Завидуешь?
– Ага, как морской свинке.

И это был провокационный момент. На некоторое время мне стало себя жалко: я такая вот, вся себе не принадлежащая.

А потом, когда мы с Таней ехали по канатной дороге и сидели рядом в кресле, смотрели на весенние, в нежной листве деревья, на бухту, мысы которой, словно заботливые руки, обнимали кусочек моря, слушали пение птиц, сами пели, обнимались и смотрели друг другу в глаза. И тогда я подумала:

Какая ерунда! Морские свинки просто живут в неестественном замкнутом пространстве, чем им еще заниматься. Я не принадлежу целиком сама себе? Да, но у меня есть большее. У меня есть вот эта близость вот с этими людьми: с мужем, с сыном и вот с этой трехлетней девочкой, близость с которой перерастает из физической (обнять и приложить к груди) к близости от совместно проживаемых действий и чувств.

Я вспомнила, как в детстве мечтала о такой зависимости, правда, в мечтах у меня были животные: собака, которая слушается только меня и с которой мы неразлучны, лошадь. А сейчас у меня это есть наяву: хорошенькая трехлетняя девочка, которой умиляются другие, но для которой я сейчас – центр Вселенной. Мне ли жалеть себя? Тем более, что момент краток. Даже муж, не склонный к сантиментам, умиляясь на Таню, как-то сказал: “Осталась бы она такой всегда, себя обслужить умеет, вполне понятно лопочет”.

Еще за эту поездку я в очередной раз убедилась, что чем больше я провожу времени с близкими людьми, тем больше мне это нравится, и тем больше хочется еще. А ведь я помню, как тяжело мне было после рождения сына осознать, что мы теперь связаны с ним и я никогда не буду предоставлена сама себе. Сколько слез по этому поводу было пролито. Кто бы мне тогда сказал, а еще лучше показал, что бывает вот так.

Анна Вокина [info] vokina

Фото Константина Кононова 

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *