Когда вы смертельно устали от своего ребенка

Когда мы принесли нашу новорожденную дочку домой, ее старшие братья первыми прибегали, чтобы сообщить мне, что она плачет, хнычет или несколько подозрительно пахнет: «Мама, ты кое-кому нужна. Малышка плачет». Или я присаживалась на минутку, прекрасно зная, что ребенок начинает просыпаться… «Мама, ты мне нужна!» Хорошо! Я уже поняла! И это не говоря о том, что нужды новорожденной бледнеют в сравнении с нуждами двух маленьких пацанят.

Кому-то всегда нужно перекусить, кого-то всегда нужно перевязать, дать другой носок, положить кубики льда в воду, выдать новый отряд бойскаутов, вытереть сопли, обнять, рассказать сказку, поцеловать. Бывали дни, когда мне казалось, что день никогда не закончится, и монотонное состояние, когда ты постоянно «кому-то нужна», может действительно сделать свое дело и сказаться негативно. Но вдруг меня как громом поразило: им нужна Я. Не кто-то еще. Не какой-то любой другой человек в мире. Им нужна их МАМА.

Как только я смогла принять тот факт, что материнство означает, что я никогда не успеваю, я смогла найти свое место и обрести покой в этой сумасшедшей гонке на этом этапе своей жизни. Я смогла понять, что «мама» – это мой долг, моя привилегия и честь. И я готова быть там, где во мне нуждаются, в любое время дня и ночи.

«Мама» – это значит, что я только что уложила малышку спать после кормления в 4 утра, а тут моему трехлетнему сыну приснился кошмар. «Мама» – это значит, что я выживаю на кофе и на том, что не доели дети. «Мама» – это значит, что мы с мужем не успеваем нормально поговорить неделями. «Мама» – это значит, что я ставлю их нужды прежде своих, даже не задумавшись. «Мама» – это значит, что все мое тело болит, а мое сердце переполнено любовью.

Я уверена, настанет день, когда я никому не буду нужна. Мои дети разбегутся кто куда и будут поглощены своей жизнью. А я буду сидеть одна в каком-нибудь доме престарелых (текст написан американкой, в США дома престарелых очень хорошие, и проводить там старость — нормальная практика — прим. ред.) и наблюдать за тем, как увядает мое тело. И тогда я никому не буду нужна. Может быть, я даже стану обузой.

Конечно же, они будут навещать меня, но мои руки уже не будут их домом. А мои поцелуи уже не будут для них исцелением. И больше не будет маленьких ботиночек, с которых нужно вытирать грязь. И не нужно будет пристегивать ремни в машине. Я прочту сама для себя сказку на ночь, семь раз подряд. И я больше не буду стремиться к перерывам. Больше не будет рюкзаков, которые нужно паковать и распаковывать, коробок для обеда, которые нужно наполнять. И я уверена, что мое сердце будет рыдать, лишь бы услышать эти тоненькие голоса, которые зовут меня: «Мама, ты кое-кому нужна!»

И теперь мне кажутся прекрасными эти мирные кормления в 4 утра в нашей маленькой уютной детской. Мы сидим в собственном лавандовом гнезде на могучем дубе. Мы смотрим, как тихо падает снег и как по ровному белому полотну бежит заяц. Только я и моя малышка, в соседских домах еще темно и тихо. Только мы сидим и смотрим, как встает бледная луна, а по стенам детской танцуют тени. Я и она – лишь мы вдвоем слышим, как вдали ухает сова.

Мы прижимаемся друг к другу под одеялом, и я укачиваю ее, чтобы она снова заснула. Уже 4 утра, я измучена и устала, но все хорошо, я ей нужна. Только я. И может быть, мне она нужна тоже. Потому что она делает меня МАМОЙ. Однажды она будет крепко спать всю ночь. Однажды я буду сидеть на инвалидном кресле, в моих руках никого не будет и я буду мечтать о тех тихих ночах в детской. О том времени, когда я ей была нужна и нас было всего двое в целом мире.

Могу ли я наслаждаться тем, что я нужна? Иногда – безусловно, но часто это очень утомляет. Изводит. Но и не нужно наслаждаться каждым мгновением. Это долг. Бог сделал меня их мамой. Это положение, к которому я стремилась задолго до того, как поняла это.

За три дня выходных мой муж не мог поверить своим ушам, как часто наши мальчишки повторяли: «Мама. Мама, мама!» – «Они всегда так?» – спросил он, не скрывая ужаса и сочувствия. – «Да, весь день, каждый день. Это моя работа». И я вынуждена признать, что это самая сложная работа из всех, которые у меня когда-либо были.

boy-in-arms

В прошлой жизни я была менеджером в ресторане, в очень популярной сети во Флориде. В 19:30, в субботу вечером, я стояла на раздаче бесконечного потока тарелок, и внезапно отключили электричество… но это ничто в сравнении с тем, что творится дома в 17:00. И, поверьте мне, клиентам в Южной Флориде угодить сложнее, чем кому бы то ни было. Но это подарок по сравнению с моими бессонными мальчишками, с низким уровнем сахара в крови.

Когда-то у меня было время. На себя. Сейчас неплохо было бы заняться хоть немного своими ногтями. Мой бюстгальтер на мне уже не сидит. Мой фен, наверное, уже не работает, я даже не в курсе. Я не могу принять душ без зрителей. Я начала использовать крем для век. У меня больше не проверяют удостоверение личности. Это доказательство моего материнства. Доказательство того, что я кому-то нужна. Именно сейчас я кому-то постоянно нужна. Так же, как прошлой ночью…

В 3 часа ночи я слышу топот маленьких ножек – кто-то заходит в мою комнату. Я лежу тихо и едва дышу. Может быть, он вернется к себе в комнату. Да!

«Мама!»

«Мама!» – голос становится чуть громче.

«Да», – я еле-еле шепчу.

Он замолкает, глаза его сверкают в тусклом свете.

«Я люблю тебя».

И все, он ушел. Умчался обратно в свою комнату. Но его слова все еще висят в прохладном ночном воздухе. Если бы я могла дотронуться до них и взять, я бы схватила эти слова и прижала бы их к своей груди. Его тихий голос, который шепчет самые лучшие слова на свете. Я люблю тебя. Улыбка касается моих губ, и я медленно выдыхаю. Я почти боюсь, что воспоминание уйдет. Я возвращаюсь ко сну, а его слова поселяются в моем сердце.

Однажды этот маленький мальчик станет взрослым мужчиной. И он больше не будет шептать мне такие сладкие слова в неурочный час. Я буду слышать только гудки машин и храп мужа. Я буду спокойно спать целую ночь, не буду беспокоиться о заболевшем ребенке или о плачущем младенце. Это просто останется в памяти. В памяти останутся эти годы, когда я была нужна и это было утомительно, но недолговечно.

Надо прекратить мечтать о том, как «однажды» все станет проще. Потому что правда такова: да, может, станет проще, но лучше, чем сегодняшний день, никогда не будет. Сегодня, когда я вся покрыта соплями и слюнями маленьких мальчишек. Сегодня, когда я наслаждаюсь тем, что маленькие ручки обвивают мою шею. Сегодня совершенно. «Однажды» у меня будет педикюр и я смогу принимать душ в одиночестве. «Однажды» я верну себе себя. Но сегодня я отдаю себя другим, я устаю, я вся перепачканная, но меня ТАК любят, и поэтому я опять должна идти. Я кому-то нужна.

YourBestNest

Перевод Алены Гаспарян

Источник

Фото flickr.com/photos/donnieray

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

12 thoughts on “Когда вы смертельно устали от своего ребенка

  1. Ольга Лебедева

    Боже, как знакомы мне эти чувства! У нас четверо, и я безумно уставала с погодками. А сейчас, когда младшему уже 2 года, и мне пару раз в неделю удается выспаться – я мечтаю о новой беременности))) Быть мамой – это волшебство и труд, и долг, и подвиг, и слезы-сопли-слюни-суцца-сруцца, но это такое СЧАСТЬЕ!

    Reply
  2. Юлия

    Чудесная и волнующая сердце статья. Действительно, быть Мамой-самая сложная работа. Нужно наслаждаться каждым мгновением в жизни, так как ничего уже не вернется…
    Спасибо!

    Reply
  3. Э.

    Статья оставила ощущение, что если у мамы остается время для себя, для своего творчества, если она не “положила всю жизнь” на ребенка, не растворилась исключительно в функции матери, а осталась собой, то она преступница по отношению к ребенку. Хочу остаться человеком, а не жертвой, чтоб у меня не было повода обвинить своего ребенка в неблагодарности – как часто происходит с “самопожервовательницами” от родительства. Мама – тоже человек.

    Reply
    • Э.

      Хочу пояснить, что я люблю своего ребенка и стараюсь придерживаться альфа-теории, но если в моей жизни должны быть только нужды ребенка в режиме 24/7, то это уже подавление моей личности и способно разрушить наши отношения. Хотелось бы этого избежать.

      Reply
      • Регина

        Я полностью согласна, меня тоже пугает эта часть в теории привязанности (очень надеюсь, что надуманная уже другими мамами, и не относящаяся к этой теории).
        Я считаю, что необходимо собственные нужды прежде других ставить хотя бы потому, что мертвая или больная мама вряд ли будет приносить счастье деткам. И деток она научит помогать не в ущерб своему здоровью и жизни.

        Reply
  4. Любовь

    Предположу, что есть мамы, которые вот так и живут. дай Бог ловить кайф от простейших доступнейших вещей в жизни…Да только почему надо потом в дом престарелых или в инвалидной коляске кататься? а что если маме хочется и в 80 лет кататься на лыжах и получать кайф просто от себя, просто от того, что она есть, вот такая? что за максимализм показан в статье? я тоже поплакала. потом утерлась и подумала- а не отсюда ли, не из такого вот ли отношения к себе и к ребенку появляется такая вот материнская (женская) ложь (“я всегда могу, я есть, я всегда счастлива от ваших соплей, от ваших комментариев, т.п.”)? я знаю по себе, своей маме, другим мамам, что мы вот чуточку лжем – себе, другим, чтобы вот так вот поддерживать иллюзию кайфа (“ну что вы-что вы, я в восторге от соплей…как вы могли подумать, что мне это не нравится”…). И не дай Бог- ребенок еще догадается, что мне не нравятся его соплюшки…ну а что если не нравятся? я имею право на свои границы, меру терпения, терпимости, на свою неидеальность- и честное принятие себя вот такой.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *