Агрессия и повышенная чувствительность

Сегодня можно найти огромное количество информации, статей, книг по теме “Детская агрессия”. Мне же хочется посмотреть на детскую агрессию в контексте повышенной чувствительности. Почему детки с повышенной чувствительностью агрессивны и сильно агрессивны? Как помочь им справиться с той атакующей энергией, которая бурлит внутри? Можно ли от нее избавиться или перенаправить в социально-приемлемое и безопасное для всех русло? Эти вопросы не дают покоя и выедают изнутри родителей чувствительных детей, потому как интенсивность и сила агрессии у детей с повышенной чувствительностью зачастую выглядит очень пугающе.

Когда мне выдался шанс рассказать про свои ощущения от учебы, от полученных знаний самому Гордону Ньюфелду, первое, что я сделала – это поблагодарила его за ту информацию, которую он дает и преподносит в контексте повышенной чувствительности. Мне больно представлять, где могли бы быть наши отношения с Платоном, если бы я не узнала о повышенной чувствительности, когда Платон был еще совсем крохой, но крохой непростой.

Почему чувствительные детки столь агрессивны, а их агрессия зачастую направлена на самых близких и дорогих детскому сердцу людей? Когда в жизни чувствительного ребенка что-то идет не так (а в его жизни очень много чего идет не так, начиная от слишком яркого света лампочки и заканчивая тем, что мама слишком сердито посмотрела), внутри поднимается волна раздражения. Если сравнить с “обычным” ребенком, которого совсем не волнует яркость лампочки и у которого интенсивность возникающих эмоций гораздо ниже, чем у высокочувствительных, то можно заметить два фактора, которые усиливают в количественном и качественном отношении внутреннее раздражение:

– слишком много внешних факторов, которые будоражат;
– слишком сильное, бурное переживание этих внешних раздражителей.

Что же делать с этой волной, которая набирает силу с каждым “незначительным”, но неприятным для восприятия ребенка вмешательством? Если ее не выплескивать, она прорывает детский мозг с угрожающей силой. С силой, которая сметает все и всех, которая обрушивается в виде ударов, обвиняющих слов в адрес родных и близких. И в такие моменты очень важно на ряду с принятием эмоций высокочувствительных детей предоставить им пространство для их выхода, помогать ребенку справиться с тем напряжением, которое закручивает его и проявляет себя в виде вызывающего, агрессивного поведения.

Здесь мне хочется привести пример ситуации, в которой я с сыном с разных сторон подошли к выплеску той самой энергии, которая “крутит” и “заносит”. Выставив Платону очередной несущественный на мой взгляд запрет, я получила в свою сторону выплеск агрессии и недовольства. Он начал протестовать руками, ногами, пытаясь к тому же укусить меня за руку. Скажу, что не позволяю ребенку бить себя, колотить ногами и уж тем более кусаться в момент агрессии. Но зная при этом, что в данный момент Платоном движет не желание меня ударить, а импульсы, эмоции, которые он еще не в силах контролировать, я не пытаюсь урезонить поведение санкциями и наказаниями, а помогаю ему справиться с той энергией, которая ведет его к таким проявлениям.

Не обращаясь непосредственно к Платону, я попробовала для начала выплеснуть часть накала через игру: “Аа, ножки хотят стучать, а у них получится сильно-пресильно ударить вот по этой подушке?” Сбросив часть энергии, немного затормозив, я попробовала грустно проговорить ситуацию, которая вызвала непосредственно всплеск: “Ты хотел, чтобы мама разрешила тебе скушать конфету до завтрака? Мама не разрешила, ты рассердился… Да, котенок, мама не разрешает кушать конфеты на пустой животик!”. Проговаривая его ощущения, я еще больше понижаю тот самый эмоциональный накал, который переливается через край. Через осознание подвожу его к тому чувству, которое непосредственно вызвало всплеск, бурю и шторм, тем самым предоставляя возможность безопасно выплакать, погрустить над той несправедливостью, которую только что озвучила мама. Хочется отметить, что наряду с разными способами, которые помогают ребенку выплеснуть раздражение, слезы являются самым важным механизмом, потому как помимо снятия напряжения, они помогают ребенку изменить отношение к ситуации там, где он не может изменить саму ситуацию.

По себе скажу, что такие идеальные выходы из непростой ситуации, которая сопровождается агрессией, гневом ребенка, моментально разыграть бывает очень непросто. Когда задеты собственные чувства, когда свое раздражение может зашкаливать, сложно быстро выдохнуть и красиво разрулить ситуацию. Однако когда за агрессией ребенка начинаешь видеть не самого ребенка, а его внутренний хаос, неспособность регулировать свое поведение в силу того, что он еще слишком маленький, с каждым разом становится легче отловить свои собственные чувства, принять эмоции и поведение ребенка, а также появляются силы повернуть ситуацию в мирное русло.

Даша Захарова

Источник

Фото Даши Захаровой

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

2 thoughts on “Агрессия и повышенная чувствительность

  1. Марина Д.

    Спасибо за статью. У меня тоже такой чувствительный ребенок. К сожалению, если я не успела или не смогла вовремя предотвратить истерику, то ребенка просто закручивает в водоворот эмоций. Просто сердце разрывается смотреть, как он себя изводит. Стараюсь пожалеть, успокоить, отвлечь. Однако после таких каждой такой истерики я просто без сил, и к концу недели могу просто начать рыдать без повода.

    Reply
    • Мрия Войчук

      Возможно в детстве Вам тоже не повезло и рядом не было взрослых, готовых пережить с Вами Вашу истерику без собственного разрушения. Сочувствую. Мне тоже нелегко было с первыми детьми, к четвертой я вдруг нечаянно обнаружила, что детская истерика больше не разрушает меня, воспринимается как ливень – да, неприятно, но переносимо.

      Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *