Всё дело в отношениях. Гордон Ньюфелд на конференции TEDx

2016-12-04-8

Кто не любит находиться среди деревьев? Мне это очень по душе. Мне нравятся эти запахи, рассеянный свет, приглушённые звуки. Я люблю песни птиц, следы зверей, укромные уголки. Однако есть одна проблема. Деревья заслоняют нам обзор. Если в нашу эру информации мы назовём детали деревьями, то мы все сегодня оказались в лесу. Для любителей знаний это время – самое лучшее. Но оно угрожает лишить нас общей перспективы, которая придаёт смысл всем деталям.

Раньше мне нравилось ходить в поход по горным лесам, но как только я туда попадал, я сразу начинал искать какую-то точку обзора, возвышение, с которого был бы виден рельеф местности и ничто не препятствовало бы моему взгляду. Мне нравится думать, что это, на самом деле, описывает всю мою жизнь как теоретика, преподавателя, терапевта, родителя и дедушки. Я не знаю, справедливо ли так говорить, но знаю, что у меня было это стремление, старание и всеобъемлющее желание не дать деталям закрыть обзор, выйти за пределы деталей, взглянуть на цельную картину происходящего.

Так что же я увидел? То, что, по моему мнению, произвело бы революцию в наших школах, преобразило бы наши садики, если бы об этом стало известно повсеместно. Это восстановило бы нашу естественную интуицию в вопросах воспитания детей. Я не могу придумать, как ещё проще это сформулировать, чем такой фразой: всё дело в отношениях.

Мы – создания привязанности, мы стремимся к близости, а её отсутствие сильно нас ранит. Нет большей потребности, чем поддерживать связь при разлуке. И нет большего стресса, чем разлука с теми, к кому мы привязаны.

Отношения – это контекст, в котором обучение происходит естественным образом, воспитание детей становится проще, терапия даёт результат, а мы оказываемся способны достичь благополучного состояния.

Отношения – это тот контекст, в котором должны взращиваться дети. Так они смогут полностью раскрыть свой потенциал, в том числе в обучении.

Для начала расскажу небольшую историю. У меня есть прекрасная возможность участвовать в воспитании моих внуков. Одна ситуация заставила меня смириться с обстоятельствами. Когда двое из наших внуков были ещё младенцами и их мамы попросили меня принять удар на себя, так сказать, то есть, помочь с уходом за ними, один из них чудесно меня принял, а второй полностью оттолкнул. Тот внук, который воспротивился близости со мной, совершенно саботировал мою заботу о нём. Несмотря на все мои старания, я оставался для него источником стресса, ситуация только ухудшалась и не было никакого прогресса. А с другим внуком всё было совершенно по-иному. Я был тем же человеком, в той же роли, с теми же способностями, с теми же регалиями, но всё это было не так важно в конечном итоге. Всё, что имело значение для моего внука, – он не чувствовал себя комфортно, когда я о нём заботился. Ему было безразлично, что я его дедушка, моё образование и опыт не играли никакой роли, я целую книгу написал, а это не имело ни малейшего значения! (смех) Ему даже было неважно, что я любил его всем сердцем. Самым значимым было то, что он не был ко мне достаточно привязан, чтобы наши отношения сделали его восприимчивым к моей заботе. Другими словами, я попал в тупик, потому что его сердце не принадлежало мне, и поэтому я не мог с ним взаимодействовать.

Нам не предназначено заботиться о детях, чьи сердца нам не принадлежат. Это справедливо и для наших подростков. Если они не находятся с нами в правильных отношениях, инстинкты толкают их оказывать нам сопротивление, бороться с нами, избегать нас. У нас не получится дать им почувствовать себя с нами как дома, стать для них источником утешения. У них не возникает стремления быть для нас хорошими.

Задумайтесь над этим парадоксальным явлением. Быть приёмным родителем – несомненно, самая сложная профессия на земле. Даже детей, ориентированных на ровесников, невероятно сложно воспитывать, а приёмные дети, в большинстве своём, оказываются самыми проблемными. Как нам понять, в чём здесь дело? Всё дело в отношениях. Получается у нас быть им родителями или не получается – это зависит от отношений, только и всего. Мы были родителями тысячи лет, но, скорее всего, никогда не знали, что именно нам делать. Предыдущие поколения родителей, без сомнения, блефовали, но у них было нечто, чем мы уже не обладаем изначально, и это – сердца наших детей.

Культура прошлых лет выполняла свою задачу, помогая детям привязываться к взрослым, которые за них отвечали. Наша культура потерпела в этом неудачу. Она больше служит деньгам, чем отношениям. Задумайтесь вот над чем: у нас есть многие тысячи книг на тему воспитания детей, в том числе моя. У нас есть Гугл впридачу. У нас больше информации, чем когда-либо, мы можем её получить гораздо проще, чем раньше. Существует множество специалистов, указывающих нам, что делать и, несмотря на это всё, быть родителем становится всё сложнее.

Разгадка обманчиво проста. Мы утрачиваем контекст, в котором дети должны воспитываться. Под влиянием этого мы начинаем искать ответы в совершенно неправильных местах. Мы спрашиваем: «Что мне делать?» вместо того, чтобы задавать вопрос: «Как мне стать ответом на потребность этого ребёнка в отношениях?» Мы ищем ответы, вместо того чтобы самим выступать в качестве этого ответа. Мы спрашиваем, что делать, когда всё идёт не так. Вместо того чтобы спрашивать: «Как мне поддерживать с ним связь, когда возникают проблемы?»

Если всё дело в отношениях, то мы должны бережно их охранять. Если именно отношения имеют значение, мы должны тщательно следить, чтобы действовать только в их контексте. Нам нужно задействовать инстинкты привязанности детей, прежде чем куда-то двигаться.

В нашу постиндустриальную эру мы стали думать, что основой для работы с детьми является наша роль, а не их отношения с нами. Мы поверили, что знание – это сила. Но это совсем не так в вопросах воспитания и обучения.

Наша естественная сила происходит от единственного источника – их отношения к нам. Отношения значат много не только потому, что они облегчают нам обращение с детьми, но и потому, что они являются контекстом, в котором должно происходить взросление. Как материнская утроба для нерождённого плода, отношения ребёнка с заботящимся взрослым создают психологическую утробу, в которой при подходящих условиях состоится созревание. Когда мы выступаем в качестве ответа на потребности детей в отношениях, на их жажду близости, похожести, принадлежности, значимости, приглашения в этот мир и понимания, то природа как движущая сила развития может приступить к своей задаче по взращиванию наших детей. Чтобы они стали самостоятельными людьми, которые стоят на своих ногах и строят отношения с другими, оставаясь независимыми личностями.

Наш младший сын однажды выразил этот процесс такими словами, заявив в пятилетнем возрасте своей маме: «Мамочка, когда ты меня вот так обнимаешь, мне хочется летать». Кажется, что частности воспитания и обучения детей затмили роль природы во всём этом. Взращивать детей – это задача природы. Наша задача – обеспечить утробу в виде отношений. Никто из нас не способен управлять развитием – ни нашим собственным, ни развитием наших детей. Но в наших силах выстроить наполняющие отношения, и если у нас это получится, природа сможет выполнить свою задачу и привести их к взрослению.

Какие последствия это всё имеет для школьного обучения? О чём нам нужно помнить посреди всего этого множества деталей? Для начала, один из тех вопросов, которые мы упускаем из виду, – это очень важная в плане развития концепция готовности к школе. Что должны принести с собой в школу дети, чтобы обучение состоялось? Это желание познавать окружающий мир, стоять у руля своей жизни, умение учиться на ошибках, способность к уравновешенным чувствам и мыслям. Эти качества не заложены генетически. Свекровь тут винить бесполезно. (смех) Им нельзя научить, они являются плодами истинного развития, которое, в свою очередь, является результатом наполняющих отношений.

Другими словами, готовность к школе во многом зависит от того, насколько сложилось истинное взросление в домашней среде. У нас никогда раньше не было таких прекрасных учебных программ, знаний по педагогике и развитых технологий, таких хорошо подготовленных учителей, но, несмотря на это, обучение детей даётся нам всё сложнее. Или, по крайней мере, нам так кажется, тем, кто уже давно за этим наблюдает. Задумайтесь о том, что дети усваивают естественным образом больше знаний в первые четыре года своей жизни, чем в течение всего своего образования во всех учебных заведениях вместе взятых. А дети, которые обучаются дома, показывают лучшие академические результаты, чем те, кто ходит в школу. Как это объяснить? Одним единственным способом – всё дело в отношениях, они – самое главное. Другого объяснения нет.

У школы не было бы таких сложностей, если бы туда приходили обучаемые дети. И под «обучаемыми» я имею в виду готовых и способных учиться у тех, к кому они не привязаны. Но когда родители утрачивают контекст воспитания детей, школа, в свою очередь, не получает детей, способных успешно учиться. И даже это было бы не таким разрушительным ударом, если бы у нас была развитая культура отношений между педагогами и учениками, которая бы компенсировала недостаток обучаемости. Но и этой культуре в нашем обществе нанесён большой ущерб. Таким образом, на сегодняшний день у нас много детей, застрявших в развитии, которые выпадают из поля привязанности в системе образования.

Позвольте мне сказать это иначе – незрелые личности любого возраста должны быть привязаны к своим учителям, чтобы они могли реализовать свой учебный потенциал. Другими словами, обучение следует за привязанностью. Мы внимаем тем, к кому мы привязаны. Мы разговариваем как они. Мы стремимся быть на них похожими. Те, к кому мы привязаны, могут оказывать на нас влияние. Мы усваиваем их ценности. Умения учителя, его образование и опыт, педагогический подход или используемые технологии имеют довольно скромное значение. Нас не должно это удивлять. Важность отношений между учителем и учеником не вызывает вопросов, это справедливо как для дошкольников, так и для взрослых обучающихся. Это не менее справедливо и для старшеклассников, и для студентов вузов. Проблема в том, что это видение затерялось среди огромного количества частных вопросов о том, как нужно учить, чему нужно учить и когда, как при этом стоит задействовать современные технологии.

Возможно, поэтому Сократ был способен видеть эту цельную картину, так как его взгляд не был зашорен всеми этими деталями, которые сегодня стоят у нас на пути. Легенда гласит, что, когда Сократу поставили в упрёк неспособность его метода обучения достигнуть желаемых результатов с конкретным учеником, он возразил: «А я и не мог его научить. Он не любил меня». Другими словами, отношения были крайне важны. Не эту ли простую, но глубокую правду мы сейчас утрачиваем под гнётом всех этих частностей? Сердца наших учеников должны принадлежать нам, чтобы мы могли получить доступ к их разуму. Не это ли главный секрет всех великих учителей? Мне кажется, что многие из нас, как и Сократ, знают об этом, по крайней мере, до какой-то степени.

Возьмём для примера своих детей. В сентябре, когда начинаются занятия в школе, мы ждём, затаив дыхание, – не информации о том, какие звания и награды есть у этого учителя, какой педагогический подход он использует, какой у него стиль преподавания, какой он составил учебный план, какие технологии будет использовать, нет. Мы ждём, затаив дыхание, только одной новости – понравится ли этот учитель нашему ребёнку и покажется ли ему, что он нравится учителю. Мы интуитивно знаем, что это гораздо важнее для формулы обучения, чем что-либо другое. И мы правы!

Ирония в том, что обучение в школьной среде происходит только тогда (по крайней мере, это справедливо для незрелых личностей), когда оно идёт в контексте отношений. Эти два явления отошли далеко друг от друга в нашем обществе. Нам нужно снова соединить их вместе. Нам придётся взрастить культуру отношений между учителями и учениками, чтобы достичь этого. Нам также нужно помнить, что для нас, как учителей, важно не то, что мы делаем, а то, кем мы являемся для наших учеников. Именно это оказывает решающее влияние.

Думаю, многие родители и учителя знают интуитивно, что секрет заключён в отношениях. Но в наши дни недостаточно того, чтобы это знание присутствовало только на интуитивном уровне. Наш мир изменился. Культура больше не поддерживает отношения, необходимые для формирования личности ребёнка. Нам нужно сформулировать это в словах больше, чем когда-либо.

Без подходящих слов мы не сможем изменить принципы и практику, у нас не будет уверенности, чтобы плыть против течения. Без этих слов мы начинаем сомневаться в себе и теряем своё направление. Надеюсь, эта лекция станет моим вкладом, чтобы облечь в слова то, что известно современной науке и, помимо этого, глубоко резонирует с нашей естественной интуицией.

Эти слова описывают возникающую перед нами картину, когда соединены все точки, когда частности не мешают видеть перспективу. Хорошая новость про отношения состоит в том, что никогда не бывает поздно. Всегда можно что-то исправить. Отношения должны начинаться с предоставления другому убедительного приглашения быть рядом с нами, когда ничто не способно нас разделить. Если мы будем держать это в голове, оно автоматически будет оказывать влияние на наши действия. Мы можем себе позволить немного расслабиться. Нам не стоит переживать за следование всем деталям, потому что в данном случае правда заключена не в деталях, а в общей картине, которая существует независимо от того, отдаём мы себе в этом отчёт или нет.

Нам не нужно задавать так много вопросов о том, что нам делать. Повторю, наиболее важно то, кем мы являемся для наших детей.

Спасибо за возможность поделиться с вами тем, что я увидел, когда детали перестали заслонять мне обзор. Спасибо.

Перевод Ирины Маценко

Редактура Надежды Шестаковой

Источник

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *