Движущая сила агрессии

***Чтобы больше узнать об агрессии, её причинах и способах взаимодействия с ней, приглашаем вас на онлайн-курс Института Ньюфелда ДЕТСКАЯ АГРЕССИЯ: ПОНЯТЬ, ПРИНЯТЬ И УМЕНЬШИТЬ***

Фрустрация – топливо для агрессии. Конечно, она не вызывает агрессию автоматически, так же как кислород не обязательно породит пожар. Как мы увидим, фрустрация может привести и к другим, противоположным результатам. Только в отсутствие более цивилизованного выхода для фрустрации она выливается в агрессию. Ориентация на ровесников не только усиливает фрустрацию у ребёнка, но и сокращает вероятность нахождения мирных альтернатив агрессии. Фрустрация – это эмоции, которые мы испытываем, если что-то не работает: «не работать» может игрушка, бизнес, наше тело, разговор, просьба, отношения, кофемашина или ножницы. Что бы это ни было, чем важнее для нас, чтобы «оно» работало, тем больше нас расстраивает, если этого не происходит. Фрустрация – это глубокая и примитивная эмоция, до такой степени примитивная, что присутствует даже у животных. Она не обязательно осознана, но, как и любые другие эмоции, она влияет на нас.

Существует множество сигналов, запускающих фрустрацию, но поскольку самое главное для детей – как и для многих взрослых – это привязанность, основным источником фрустрации становятся проблемы в отношениях: потеря контакта, нарушенная связь, слишком долгая разлука, чувство отверженности, потеря любимого человека, недостаток чувства принадлежности или ощущение, что нас не понимают. Как правило, мы не отдаём себе отчета в привязанности, а потому мы часто не прослеживаем связи между фрустрацией и неработающими отношениями.

Я чётко осознал, насколько тесно связаны разочарование в привязанности и агрессия, когда ехал домой со своим сыном Шеем, которому тогда было три года. Шей был ко мне очень привязан, и мы почти не расставались надолго, пока однажды я не поехал на противоположную часть континента, куда меня пригласили провести пятидневный курс для учителей. Когда я вернулся, Шей стал агрессивнее. Вспышки гнева участились у него с двух-трёх раз в день, что нормально для его возраста, до двадцати-тридцати раз. Мне не нужно было спрашивать, отчего он в плохом настроении, почему кусается, дерётся и швыряет вещи – так вышло, что семинар, на который я уезжал, был посвящен причинам агрессии и насилия.

Впрочем, сын и не смог бы мне объяснить. Глубоко в его душе вскипала чистая фрустрация привязанности. Мама Хелен, девочки, о которой я упомянул в начале этой главы, страдала от серьёзной депрессии, когда Хелен было три года. И она, и её муж стали уделять меньше внимания дочери в долгие «тёмные» месяцы, пока мама боролась с аффективным расстройством. И вдруг, без какой-либо видимой причины, Хелен начала нападать на детей на игровой площадке, с которыми даже не была знакома. Её фрустрация привязанности рвалась наружу в виде агрессивного поведения.

Когда ровесники заменяют родителей, источник фрустрации также меняется, и, в большинстве случаев, она только усиливается.

Ровесники, чьи первичные привязанности направлены друг на друга, испытывают фрустрацию, потому что им не удаётся быть всегда рядом. Они не живут вместе, а потому постоянно страдают в разлуке. Они никогда не могут быть уверены в том, что сверстники будут благосклонны к ним: если тебя выбрали сегодня, это не значит, что завтра тебя выберут снова. Если популярность в кругу ровесников для ребёнка важнее всего на свете, фрустрация будет поджидать его на каждом шагу: друзья могут не перезвонить, не обратить внимания или проигнорировать, заменить его кем-то другим, обойти вниманием или обидеть. Ребёнок никогда не сможет успокоиться и быть уверенным в том, что другие дети принимают и ценят его. Более того, отношения ровесников редко могут выдержать истинный психологический вес ребёнка. Он вынужден постоянно контролировать и одергивать сам себя, быть осторожным и не показывать, что он отличается, не выражать слишком явно свое несогласие. Гнев и возмущение придётся проглотить, чтобы сохранить близость. В отношениях ровесников нет безопасного аэродрома, нет щита от стресса, нет всепрощающей любви, нет обязательств, на которые можно положиться, нет ощущения, что тебя хорошо знают и понимают. В такой среде фрустрация интенсивна, даже если всё идет относительно гладко. Добавьте сюда отвержение или полное исключение из группы, и фрустрация польётся через край.

Неудивительно, что язык детей, ориентированных на ровесников, загрязняется бранью, а их любимая музыка и развлечения насыщены aгpecсией. Неудивительно также и то, что многие из этих детей причиняют вред самим себе, уродуют своё тело, задумываются о самоубийстве. Ещё одно следствие фрустрации, менее очевидное, но встречающееся всё чаще – недовольство детей собой. Осознанно или подсознательно, они слишком критичны к своим качествам. И это тоже одна из форм агрессии против себя. Дети, которые не могут освободиться от фрустрации, ищут поводы атаковать, им очень нравятся темы насилия в музыке, литературе, развлечениях.

Мой соавтор вспоминает, как один из сыновей шокировал его, увлекшись на заре юности просмотром жестоких видов борьбы по телевизору и начав одеваться на манер киногероя-убийцы Фредди Крюгера. Мальчику в тот период не хватало надёжной привязанности к родителям, и он пытался компенсировать это отношениями с ровесниками, которые приносили ему только разочарование.

На собственном печальном опыте многие родители убедились, что, как только мозг привязанности ребёнка фиксируется на ровесниках, попытки повернуть этот сценарий вспять могут вызывать действительно сильную фрустрацию. Запреты и ограничения, устанавливаемые родителями, высвобождают поток вербальных и физических нападений, которые могут причинять сильную боль. Именно так стал вести себя одиннадцатилетний Мэттью. Он заменил родителей единственным приятелем, Джейсоном. Эти двое были неразлучны. Однажды Мэттью попросил отпустить его на вечеринку по случаю Хэллоуина в гости к Джейсону на всю ночь.

Когда родители отказали, Мэттью ответил такой эмоциональной враждебностью и вербальной агрессией, что родители испугались. Именно тогда они обратились ко мне и обнаружили, что причиной всему была ориентация на ровесников. Часть его разочарования и агрессии запечатлелась в полной отчаяния записке, которую Мэттью написал родителям: “Нет, вы только подумайте минутку, что происходит. Когда Джейсон хочет с кем-то пообщаться, он обычно зовет меня. А теперь он на это забьёт, потому что вы меня не пускаете. Так что он начнёт знакомиться с другими людьми, что, в общем-то, нормально, но со мной он дружить уже не будет. Это, блин, меня бесит!!! Это так бесит, что мне хочется кого-нибудь покалечить, серьёзно покалечить… Клянусь, ваш мальчик, которого вы так любите, больше не появится. Да если надо, я убью себя, на хрен! Может, вены вскрою…”

Гордон Ньюфелд, отрывок из книги “Не упускайте своих детей”

***Специально для родителей и специалистов, работающих с детьми, Гордон Ньюфелд подгтовил курс  об агрессии, её причинах и способах взаимодействия с ней. Сейчас этот курс доступен онлайн на русском языке и Вы можете принять в нём участие. Узнать подробности и записаться на курс ДЕТСКАЯ АГРЕССИЯ: ПОНЯТЬ, ПРИНЯТЬ И УМЕНЬШИТЬ***

Фото Юлии Колбаскиной

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

6 thoughts on “Движущая сила агрессии

  1. Татьяна Лёлимузен

    Не могли бы вы прокомментировать, почему в названии открывка движущей силой называется агрессия, а не фрустрация? Возможно в русскоязычном издании книги Ньюфелда неточный перевод?

    Reply
  2. Юлия Твердохлебова

    Татьяна, где это вы увидели? Название статьи – “Движущая сила агрессии”, которая и есть фрустрация, как поясняется дальше в статье.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *