Уроки с нашей фермы. Всё дело в инстинктах.

Пиппин обожает кого-нибудь пасти. Он любит пасти альпака, и это хорошо. Ведь это и есть его работа на ферме. Еще он пасёт индюков, что не является его работой. Иногда он пытается пасти людей, что обычно бывает забавно и безобидно. Он даже пасёт кошек, хотя это практически невозможно.

Но кроме того, он пытается пасти автомобили, которые весьма опасны для маленького щенка.

Пиппин – это помесь миниатюрной австралийской овчарки и шелти. Пасти кого-нибудь является для него инстинктом. Это часть его сущности. Мы не можем и не хотим запретить ему делать это. Однако, когда он бросается на автомобили, мы бы предпочли, чтобы его пастуший инстинкт отключался. Поскольку сам он не может этого сделать, забота о его безопасности становится нашей задачей: мы предупреждаем наших гостей, чтобы они снижали скорость при подъезде к дому; пытаемся закрывать щенка внутри, когда ждём кого-нибудь; подзываем его к себе, чтобы уберечь от опасности.

К тому же, поскольку Пиппин ещё щенок, он обожает что-нибудь грызть! Точнее сказать, ему необходимо что-нибудь грызть! Больше всего на вкус ему нравятся носки и обувь. Особенно он неравнодушен к босоножкам и резиновым шлёпкам. Возможно, из-за запаха морской воды. Теперь, возвращаясь домой даже после недолгого отсутствия, мы ожидаем, что что-то может быть испорчено. Главный вопрос: что на этот раз? Это становится своего рода игрой, хотя и не очень веселой. Окажутся ли это любимые шлёпанцы моей дочери? Или шерстяные носки моего мужа? Или мои дорогие босоножки? С другой стороны, для Пиппина это инстинкт. И он движим им.   

Полагаю, сейчас он знает, что это нехорошо. Когда мы подносим к его мордочке растерзанный ботинок, он отшатывается и принимает «виноватую» позу. Однако в тот самый момент, когда щенок движим инстинктом, он не испытывает никаких сомнений и не задумывается об уместности выбранной им закуски. Ему просто необходимо что-то грызть! И он грызёт. Поскольку он не может не делать этого, нашей задачей становится сохранить наши сокровища в безопасности. Мы кладем вещи повыше, убираем обувь в коробки, закрываем двери. Он иногда всё ещё находит, что погрызть, вроде карточной игры «Уно» в необыкновенно вкусной картонной коробке. Но мы можем свести этот ущерб к минимуму.

У наших детей тоже есть инстинкты. Эмоции захлестывают их, ими нередко движет фрустрация, тревога или стремление к близости. Когда что-то не получается, они зачастую ведут себя импульсивно, под влиянием своих инстинктов.  

В своей фрустрации они забывают, что драться нехорошо или что они любят свою маленькую сестренку. Они могут помнить об этом до или после, но не в самом моменте! Следовательно, это становится нашей задачей – оградить наших детей и их братьев и сестёр от опасности. Можем ли мы понять, что у них не получается? Можем ли предложить им что-то другое, что можно безопасно поколотить, можем ли придумать другой способ выплеснуть фрустрацию?

Если они постоянно попадают в неприятности на переменах, если их импульсы берут верх над ними, наша задача как взрослых встать на их сторону и уберечь их. Может быть, совершить совместную пробежку, или посетить вместе библиотеку, или предложить им заняться каким-то интересным проектом – лишь бы уберечь их от опасности.

Бывает так, что, когда маленькие дети должны скоро идти в школу, стремление к контакту и близости усиливается, и тогда они цепляются за маму и отказываются идти туда. В этот момент они забывают, что мама всегда будет с ними или что отчасти они любят школу. Всё, что они чувствуют в этот момент, – это тревога, и их тянет сохранить контакт.

Это инстинкты. По своей природе инстинкты импульсивны. По мере взросления дети становятся способны уравновешивать свои инстинкты, добавляя мысли и чувства «а с другой стороны». Но этого не может случиться, пока ребенку не исполнится по крайней мере пять лет. Но и после достижения этого возраста могут понадобиться годы, чтобы научиться смешивать чувства, особенно когда они сильны. Бог свидетель, будучи взрослыми, мы всё ещё испытываем трудности с уравновешиванием наших собственных инстинктов и эмоций! И я не знаю, когда это происходит у щенков…

И пока мы ждём, что дети подрастут и станут более зрелыми, нам поможет понимание того, что инстинкты являются естественной частью детства. И пока я жду, что Пиппин будет помнить в тот самый момент (а не после того, как всё свершилось), что нехорошо грызть хозяйское имущество, с моей стороны требуется терпение и творческий подход. Терпение помнить, что Пиппин пока ещё только щенок, и творческий подход в нахождении способов сохранить всех и вся в безопасности.

Мы можем предвидеть проявление инстинктов, обостренных эмоций и попытаться изменить обстоятельства. Или мы можем помочь нашим детям выплеснуть фрустрацию, накопившуюся по поводу всего, что у них не получается, – с помощью слов, с помощью бросания палок в воду, с помощью воплей (только, пожалуй, не в гастрономе и не у вашей свекрови!) или с помощью слёз разочарования.

И нам, без сомнения, придётся вносить свои коррективы и компенсировать импульсивное поведение наших детей. В случае с Пиппином это означало найти подходящую игрушку (что-то, что он мог бы грызть без последствий) или еще какой-нибудь выход для его пастушьих инстинктов (и не подпускать его к соседским овцам и уткам). Например, брать его на прогулки, позволять ему носиться на свежем воздухе, чтобы выплеснуть энергию. Как только мы понимаем, что требуется, мы можем найти наш собственный способ быть на стороне ребёнка, веря, что у природы есть свой план.

Тамара Страйджек (Tamara Strijack)

Перевод Нины Полищук

Редакция Надежды Шестаковой

Источник

Фото взято с источника

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *