Школа, полная тепла и поддержки

После того как Гейл сделала публикацию о любимой учительнице, я погрузилась в воспоминания о собственной школе. Была пара учителей, которые относились ко мне с симпатией, но я не могу выделить кого-то одного. Значимый наставник у меня появился, лишь когда я сама стала учителем. Я была третьим ребенком из пяти и училась в одной школе со своими старшими сестрами, одна из которых достигла больших успехов в учебе, а другая была невероятно талантлива творчески, и я всегда чувствовала, что уступаю им по всем статьям. В те времена среди учителей еще было принято сравнивать сиблингов между собой, и, как ни горько это вспоминать, меня частенько спрашивали, почему я не могу быть больше похожа на сестер. Кажется, я была беззаботным и расслабленным ребенком: делала ровно столько, сколько было нужно, “чтобы родители не сердились”. Я посещала множество кружков, но никогда не принимала участия в дебатах, как одна моя сестра, и никогда не была спортсменкой, как другая.

Когда пришло время поступать в университет, я понятия не имела, чем хочу заниматься, и оказалась в педагогическом институте в окружении ребят, каждый из которых всю жизнь мечтал стать учителем. В целом мне нравилась идея стать учителем, но не могу сказать, что я была в полном восторге. В итоге я оказалась учительницей 4 класса, где учились по большей части дети индейцев Канады, и, должна сказать, я полюбила свою профессию. Я была очень молода, и мне еще многому предстояло научиться.

Я помню, как в первый год работы семиклассник нецензурно выругался в мой адрес, и я просто вышла из себя. Оскорбленная до глубины души, я отправилась к директору, рассказала обо всем и попросила принять меры. Он очень спокойно и мягко спросил меня, что я такого сделала, чтобы допустить такое развитие событий. Я была поражена. Я думала, он вызовет ученика к себе в кабинет и как минимум отправит его домой. Но вместо этого директор попросил меня подумать, как можно было бы избежать этой ситуации. Поразмыслив, я пришла к выводу, что я загнала ребенка в угол и не оставила ему возможности достойно выйти из ситуации и тем более — сохранить доброе отношение ко мне. Осознание этого стало для меня поворотным моментом и помогло научиться ставить себя на место своих учеников.

Семнадцать лет спустя я начала работать в Виктории, и передо мной стояла задача открыть первую в истории школы службу помощи неуспевающим ученикам. Мне очень нравилась моя должность, потому что я работала один на один с детьми, у которых были трудности в учебе. Я была для них учителем и помощником и, кроме того, оказалась как никогда близка с ужасно обеспокоенными родителям, чьи дети не справлялись с учебой. Еще через несколько лет меня уговорили подать заявление о повышении, и в итоге я стала директором по воспитательной работе, то есть отвечала за дисциплину.

В это время со мной произошли две вещи. Во-первых, я познакомилась с трудами Гордона Ньюфелда по теории привязанности, что позволило мне воскресить собственные забытые инстинкты, благодаря которым я начала основывать работу на межличностных отношениях. Во-вторых, в школе появился новый директор, Дэвид Грэм. Я была его заместителем, что подразумевало тесное сотрудничество. Он никогда не слышал ни о Ньюфелде, ни о парадигме развития, но с самого первого дня в школе его работа была буквально пропитана этими идеями и направлена на формирование здоровых отношений. Он покорил учителей, родителей, а в первую очередь — учеников. Он очень быстро познакомился с каждым из них и никогда не упускал возможности поддержать контакт. Он повсюду носил с собой фотоаппарат, делая сотни снимков, которые потом отправлял родителям, чтобы дать им понять, что он замечает их детей. Он обязательно находил возможность пообщаться с каждым из учителей хотя бы раз в день, заглядывал в класс, чтобы поздороваться. Утром и в конце учебного дня он появлялся на школьной парковке, чтобы поздороваться и попрощаться с учениками и их родителями. Он присутствовал на каждой репетиции, на каждом спортивном соревновании и заходил на дополнительные занятия для неуспевающих после уроков. Он всегда был в хорошем настроении, улыбался от всей души и согревал окружающих своим теплом. С ним я чувствовала себя способным и успешным сотрудником. Он понимал меня, был для меня наставником, научил меня проявлять свои лучшие качества. Дэвид помог мне стать смелее и раскрыть свои лидерские качества. Благодаря ему я поняла, что смогу достичь всего, чего захочу.

Я многому научилась! Я научилась ВСЕГДА смотреть на школьную проблему с позиции детей и принимать решения исходя из того, как будет лучше для них. Я узнала, что взрослым сотрудникам также важно чувствовать хорошее отношение. Я поняла, что когда человек чувствует, что его ценят, он будет стараться сотрудничать с руководителем, чтобы создать школу, полную тепла и поддержки. Я осознала, как важно говорить коллегам, что их работа и они сами важны для меня. Невозможно перечислить все то, чему мне удалось научиться, но благодаря этому потрясающему человеку, а также всему, что я узнала из работ Гордона Ньюфелда, я наконец расслабилась, стала прислушиваться к собственной интуиции и поняла, что с каждым днем все больше наслаждаюсь своей работой.

К сожалению, на третий год работы в школе Дэвид Грэм тяжело заболел и в связи с этим ушел в долгосрочный отпуск. Следующие два года я провела в роли исполняющей обязанности директора. Тем временем здоровье Дэвида все ухудшалось, и, к несчастью, он ушел из жизни. Пока я замещала его, мы часто болтали, и я советовалась с ним по особо сложным вопросам. Он всегда направлял меня в сторону правильного решения, убеждая, что я уже знаю, что делать, и должна прислушаться к своим инстинктам.

Сейчас у меня работа моей мечты — я директор нашей начальной школы. И я считаю, что этим достижением я обязана Гордону Ньюфелду и Дэвиду Грэму. Эти люди вошли в мою жизнь тогда, когда я была наиболее восприимчива к тому, чему они меня учили. Каждый день в своей работе я стараюсь вспоминать все то, чему научил меня Дэвид, и следовать его примеру. И хотя его нет с нами уже три года, я часто думаю о нем, а когда сталкиваюсь с трудностями, спрашиваю себя: “А как бы поступил Дэвид?” — и правильный ответ не заставляет себя ждать! Я уже гожусь в матери многим родителям наших учеников и замечаю, что они часто приходят ко мне за советом по поводу воспитания и образования своих детей. Я усердно работаю над развитием отношений во всем нашем школьном сообществе. Я знаю всех детей лично, знаю их родителей и, конечно, всех учителей. Работа над отношениями занимает значительную часть моего рабочего дня, и это — самая приятная из моих обязанностей. Мне невероятно повезло, что я оказалась здесь, и я каждый день благодарю за это своих наставников.

Джин Бигелоу (Jean Bigelow), директор начальной школы и консультант по воспитанию. За ее плечами богатый опыт работы с детьми всех возрастов, а в последнее время и с учениками младших классов. Кроме того, Джин является мамой и бабушкой и применяет подход Гордона Ньюфелда в повседневной жизни.

Источник

Перевод Елизаветы Котовой

Фото с Pixabay

 

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *