Конфликты между братьями и сёстрами: думаем не о деталях, а об отношениях

Существует множество ситуаций в моей жизни, когда мое терпение испытывается и мне открывается еще одна возможность приблизиться к зрелости. Это определенно происходит, когда сталкиваешься с ежедневными конфликтами между детьми. Они напоминают мне игривых и неугомонных щенков, всегда готовых прыгать, скакать и нападать! Игривость может быстро обернуться фрустрацией, а затем, иногда в течение нескольких секунд, потасовка с криками и толканиями остается позади, и вот они снова лучшие друзья.

Родители могут увязнуть в неизбежных ссорах между детьми. Кто кому что сделал? Кто это начал? Кто первым ударил? И тогда, бывает, родитель занимает позицию судьи или наказывает, говоря примерно следующее: «Ты не должен был этого делать! Ты обидел свою сестру! Ты никогда не уступаешь брату!» Или, возможно: «Ты наказан! Никакого телевизора сегодня вечером!»

Родители легко могут исчерпать все свои силы, пытаясь призвать детей помириться, сотрудничать, нести ответственность, восстановить справедливость, договориться друг с другом.

И, конечно, каждый ребенок хочет, чтобы его огорчение приняли и признали, поверили ему, особенно если кажется, что родитель предпочитает одну версию событий другой. Ребенок будет отчаянно бороться за то, чтобы родитель встал именно на его сторону, понял именно его позицию, возможно, чувствуя себя ужасно уязвленным и обиженным, если этого не происходит. Во взаимоотношениях между ребенком и родителем могут быть сложные моменты, когда ребенок уходит (или его отсылают), чувствуя себя непонятым и оставленным без внимания.

Я быстро поняла, что разбираться в деталях, пытаясь выяснить, кто что сделал, – далеко не лучший способ расходования моей энергии в такие моменты. И вот здесь я обнаружила, насколько необходимо мне стремиться к собственной зрелости: чтобы понимать, что, когда я сталкиваюсь с конфликтами между детьми, моей задачей является увидеть переживания обоих моих детей, независимо от того, кто что сделал.

Когда мы стремимся признать огорчение каждого ребенка, услышать каждого ребенка, ценить значимость каждого ребенка и ищем способы быть рядом без осуждения и критики, тогда нет нужды проводить расследование или вставать на чью-то сторону. Я уважаю и защищаю свою привязанность к каждому из детей, когда они ужасно злятся друг на друга, и, когда необходимо, вмешиваюсь, завладеваю их вниманием, успокаиваю и переключаю на себя. В эти моменты моей задачей является замедлить ход событий, помочь им справиться с накалом чрезмерной фрустрации и разобраться с тем, что пошло не так.

В зависимости от степени накала и от того, насколько они друг друга взвинтили (и насколько взвинчена я!), я даю им возможность побыть вместе или по отдельности. Моя первоочередная задача – вмешаться в ситуацию, завладеть вниманием и отделить их друг от друга. Это не всегда легко. Когда они были младше, мне зачастую удавалось их отвлечь (Эй, ребята! Посмотрите, какое солнышко за окном! Как насчет баскетбола, чтобы сменить настроение?) Сейчас, когда они старше, я проговариваю  степень напряженности между ними (Эй, вы, двое! Шумите, грубите и, я вижу, даже деретесь. Мне кажется, что вы слишком разозлились и вам необходимо отдохнуть друг от друга.) Такие действия помогают просто разрядить обстановку и переориентировать их.

Хочу ли я на данный момент обсуждать и анализировать в мельчайших подробностях, кто начал и кто кому что сделал? Нет, если только я хочу головной боли от того, что они пытаются утащить меня каждый в свой угол боксерского ринга! Это такое облегчение, что я могу оставить необходимость разбираться в деталях. Вместо этого я поддерживаю их обоих, помогая успокоиться и, в конечном итоге, опять быть вместе, как только страсти поутихнут. Конечно, я буду разговаривать с каждым ребенком, если я вижу, что есть моменты, которые необходимо обсудить, например, удары, пинки или обидные слова. Но чаще всего я делаю это позже, после того как утихнет буря, в более спокойные моменты наедине, и только тогда, когда чувствую, что ребенок мягкий, восприимчивый и слушающий.

Я пришла к пониманию того, что намного важнее, чтобы я сохраняла свое спокойное присутствие, принимала и оказывала поддержку, выступая в роли наблюдателя. Я оставила попытки все разруливать и верю, что детали будут разрешаться сами собой, по мере того как мои дети растут и взрослеют. Самое главное, что я стараюсь понять обоих: и того, кто ударил первым, и того, кто ударил вторым, думая не о деталях, а об отношениях.

Дарлин Дени-Фриск (Darlene Denis-Friske), преподаватель Института Ньюфелда, Канада, детский и подростковый психолог, взрослый психотерапевт, консультант по детско-родительским отношениям, работающий в русле теории развития Гордона Ньюфелда, darlenedenisfriske.weebly.com

Перевод Нины Полищук

Источник

Фото с pixabay

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *