Гордон Ньюфелд об утрате культурных ценностей (Часть 1)

Две самые важные вещи, необходимые для развития человека, — это игра и покой, из которого, собственно, и рождается игра. В культуре и религии обычно есть место всему этому, при условии что их развитие шло параллельно с развитием человечества. Если это древние культуры, мудрые культуры. Религия ведь обычно тоже связана с культурой. В них все это есть, и это необычайно важно. Такой, например, является еврейская культура.

Возьмем понятие точки покоя. Современные исследования говорят о ее абсолютной значимости: у нас должны быть периоды покоя; он должен быть неотъемлемой частью нашей жизни. Когда общество становится урбанизированным, когда оно теряет религию, в жизни не остается места покою. В ней также не остается места игре. Нет даже самого побуждения к игре.

Есть даже исследования, которые показывают, что совместное пение самым благоприятным образом влияет на психическое здоровье и самочувствие. Но пение обычно связано с религией, культурой. Есть также движение, танец и всё с ним связанное. Когда мы теряем всё это, то ничто уже не спасает нас от взрослого типа мышления. А взрослый тип мышления — это когда мы думаем так: нам нужен результат, нужно стремиться идти вперед, нужно работать. Ни один ребенок не сможет повзрослеть, стараясь стать более зрелым. Развитие происходит по-другому.

Великий русский психолог Выготский сказал, что игра — ключ к развитию. Именно игра является секретом, инструментом взросления, она всё время движет ребенка вперед. Поэтому, если в нашей жизни не остается места игре, мы теряем в развитии. И если в нашей жизни не остается места покою, мы теряем в развитии. Поэтому сегодня нам так сложно взрослеть — у нас нет условий, этому способствующих.

И что происходит с обществом, где культура сделалась несостоятельной, с обществом, в котором произошли внезапные, революционные изменения, — как, например, в современной Швеции, где когда-то лютеранская церковь была носителем культуры, а потом, буквально за одно десятилетие, всё это исчезло. И началось движение в сторону патерналистского правительства Стокгольма. И сегодня в Стокгольме, точнее в Швеции, самые высокие в мире показатели по подростковым суицидам.

А в городах живут одинокие люди, которые испытывают крайнюю степень разъединенности. И все потому, что в жизни людей не осталось места для вещей, необходимых для развития. То же самое в определенной степени произошло и в Германии, и в России, и во многих других странах, где происходили революции, — когда в один миг исчезало всё то, что несла в себе культура.

Когда мы утрачиваем то, что абсолютно необходимо для раскрытия человеческого потенциала, мы начинаем мыслить так, как это обычно делают взрослые: нам просто нужно выяснить, как делать правильно. Мы думаем, что есть какой-то конкретный способ, какой-то правильный подход. Но это не так.

Дети претерпевают невероятные метаморфозы — и это происходит именно в коконе покоя и игры. И если мы хотим вернуться к истокам, если хотим восстановить утраченное, то именно покой и игра — наше спасение. Но мы меньше всего готовы увидеть эти подсказки. Мы думаем: покой и игра — это слишком несерьезно. Мы стараемся спать как можно меньше, ведь надо как можно больше работать. Но ответ не в работе. Не она является ключом к реализации человеческого потенциала.

 

Гордон Ньюфелд

Запись интервью студии Botafilms

Перевод Алены Федоренчик

Редакция перевода Юлии Твердохлебовой

Русскую версию озвучил Виталий Зорин

Монтаж и сведение звука русской версии Евы Фарбер

 

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *