А что, если никаких детских истерик не существует?

Дети закатывают истерики. Этот факт не вызывает сомнений, не так ли? А что, если нет?

Наверняка такое случалось с вашим ребенком, или вы просто видели детскую истерику, или, по крайне мере, я уверена, вы о них слышали. Двухлетки славятся своими «ужасными» истериками. А что, если на самом деле нет такого понятия, как «детская истерика»? Как нам тогда рассматривать такое поведение детей? Я предполагаю, что дело совсем в другом: у детей нет истерик…

…у детей есть чувства. По каким таким причинам мы должны объединять все эти чувства в категорию «истерики»? Такой подход слишком ограничивает наше понимание проблемы.

В каких других обстоятельствах мы описываем чувства человека как истерику? Ведь про взрослых мы говорим так с оттенком неприязни и насмешки, однако именно этот термин используем для описания эмоционального состояния детей. Это много говорит о том, что мы думаем о чувствах детей. Общее мнение обычно таково – чувства детей менее важны, чем чувства взрослых, они «простенькие», иногда даже забавные. И это неуважение. Чувства детей – важны.

У людей есть чувства – и это нормально. Но дети такие же люди! Только лишь из-за того, что чувства детей могут казаться кому-то «простенькими» с высоты его жизненного опыта, это не делает их менее значимыми для человека, который их испытывает. Упрощая, игнорируя, отрицая их эмоции ради нашего комфорта и спокойствия, мы проявляем неуважение и раним.

Дети заслуживают того, чтобы к их чувствам относились с тем же уважением, что и к чувствам взрослых, несмотря на то, что у детей гораздо меньше механизмов справляться с ними и контролировать свое поведение. Наша работа как родителей – помочь нашим детям научиться регулировать свои эмоции, но мы не сможем эффективно справиться с этой задачей, если мы вешаем ярлыки «неважных истерик» на чьи-то чувства и обращаем внимание лишь на тех, кого считаем искренними.

Если мы даже не хотим слышать чувства детей, как тогда мы надеемся понять причины, которые стоят за ними? У всех чувств есть причина.

«У истоков каждой истерики стоят неудовлетворенные потребности.» (Marshall Rosenberg)

Чувства не появляются внезапно без каких-либо причин, хотя иногда может казаться именно так. У всех чувств есть причины, и как только мы осознаем эту правду, мы можем начать искать, какие же именно неудовлетворенные потребности стоят за ними.

Каждый раз, когда вы демонстрируете понимание, эмпатию и желание помочь ребенку с его чувствами и потребностями, – вы создаете близость с ребенком. Поддержка ребенка подобным образом, когда он переполнен чувствами, – это возможность для связи с ним. Вешать ярлык «истерики» на чувства – это фокусироваться на неправильном направлении.

Навешивая ярлык «истерики» на чувства, мы полностью уводим свое внимание от проблемы. Вместо того чтобы слышать злость, боль, разочарование, зависть, грусть, фрустрацию, страх, тревогу, ярость, стыд, отвращение, дискомфорт, усталость, беспомощность, одиночество или сотни других чувств, мы видим только истерику. Видите, как это ограничивает нашу возможность понимать и проявлять эмпатию?

Потому что вместо того, чтобы сконцентрироваться на понимании чувств ребенка и его неудовлетворенных потребностях, мы озабочены только одним – как остановить истерику. Насколько фрустрирующим это должно ощущаться для ребенка, когда весь твой эмоциональный опыт сводится к истерике. Когда смотрят лишь на твое поведение, без понимания всего того хаоса, который происходит внутри тебя, и без какой-либо поддержки, чтобы тебе через этот хаос пройти. То есть тебя не понимают или игнорируют именно тогда, когда ты ощущаешь себя наиболее уязвимым, потерявшим контроль и переполненным чувствами.

Вокруг столько советов, как справляться с детскими истериками. Идея о том, что существует какой-то универсальный совет, как справляться с чувствами ребенка, не беря во внимание его личность, обстоятельства, возраст, способности, предпочтения, потребности, мысли и так далее, – это очень странная идея. Можете ли вы себе представить некую технику, которую бы вы могли использовать каждый раз, когда ваш партнер загрустил – не важно, в каких обстоятельствах и по какой причине? Это абсурдно и неуважительно. С эмоциями детей нужно обращаться именно с таким же вниманием.

А как же манипуляции?

Я часто слышу, что есть два вида истерик. Первый – это когда ребенок имеет право расстраиваться (по вашему мнению), и второй – когда ребенок пытается вами манипулировать (и вы игнорируете его).

Лично я думаю, что это довольно рискованное дело, судить насколько ценны эмоции другого человека и заслуживают ли они вашей эмпатии. Я предпочитаю подход, предоставляющий эмоциональный комфорт ребенку в любой ситуации, по любой причине. Лучший способ оценить, нуждается ли человек в эмоциональном комфорте, – это наблюдать за его просьбами.

Я также не верю, что дети – врожденные манипуляторы и только того и ждут, как бы от нас получить всё и сразу. Если по каким-то причинам они и манипулируют, то не происходит ли это именно потому, что они отчаялись получить внимание и любовь напрямую? Они имеют полное право хотеть контакта с родителем, даже если каким-то образом пришли к выводу, что получить его они могут лишь через манипуляции.

«Итак, должны ли вы удовлетворять потребность во внимании, когда подозреваете манипуляции? Да. Всегда. Если хотите взрастить доверие в отношениях с ребенком.» (Jitterberry)

Другой взгляд

Итак, что если никаких истерик не существует? Что это тогда значит? Как тогда мы будем смотреть на поведение детей?

Что мы увидим, если не проблему, не вспышку, которую нужно погасить, не проступок, требующий наказания, не беспричинную реакцию, не манипуляцию, которую нужно перехитрить, что же тогда мы увидим?

Может быть, невероятно разнообразные опыт и чувства ребенка?

Может быть, просьбу о помощи?

Может быть, уязвимость и переполненность чувствами, которые нуждаются в нашей спокойной поддержке?

Может быть, человека, который учится?

Может быть, миллион других вещей, уникальных для каждого маленького человечка.

Может быть, вместо того чтобы пытаться справиться с ситуацией, мы проявим эмпатию к чувствам и потребностям человека.

Может быть, наши дети почувствуют себя услышанными, а не осуждаемыми.

Может быть, мы сможем дать детям именно то, о чем они плачут. И может быть, после этого мы создадим более сильную связь, взаимопонимание, уважение и доверие между нами.

Мы можем сделать это уже сегодня. Мы можем отказаться верить в ограниченную концепцию-ловушку истерик и не обесценивать чувства детей, используя это слово. Мы можем выбрать другой взгляд и рассматривать всего человека целиком, с его индивидуальной динамикой чувств и потребностей, не менее значимых, чем чувства и потребности взрослых.

Нет никаких истерик, есть только люди, которые заслуживают понимания.

 

Сара (блог Happiness is here)

Перевод Юлии Лапиной

Источник

Фото: pixabay.com

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

2 thoughts on “А что, если никаких детских истерик не существует?

  1. Нина

    Не “эмоциональный комфорт” а “утешение”, comfort используется здесь в значении утешать
    I need comfort меня нужно утешить

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *