История о снежной собачке

48372377_1003987716461093_4971113367365222400_n.jpg

Снег – это отличная возможность напитывающе и весело провести время с детьми. Даже думать особо не нужно – к нашим услугам снежные битвы, катание на санках, «снежные ангелы», различные скульптуры и просто валяние в доступной толщине снежного покрова. Однако с детьми, особенно с чувствительными, никогда не знаешь, куда заведут нас даже, казалось бы, безобидные забавы.

Сегодня, пользуясь редкой возможностью наших не очень снежных зим, мы с моей младшей дочерью слепили милую снежную собачку. Мы сделали ей лапки, хвостик, висящие ушки, нашли подходящие камешки для глаз и даже красный листочек для язычка. Собачка получилась замечательная, просто как живая! Настолько милая собачка, что мысль о том, что эту собачку придется оставить здесь одну на произвол судьбы, наполнила сердце моего чувствительного ребенка неописуемым горем и страданиями. Кира начала плакать и говорить о том, что не хочет оставлять собачку одну, так как кто-то может на нее наступить. Не помог даже заборчик, который мы воздвигли вокруг снежного животного, и надпись на снегу, взывающая ко всеобщей осторожности.

Вначале мне очень хотелось отвлечь и переключить внимание Киры. Как-то успокоить ее, уверить, что собачка без нас прекрасно проведет время в компании нами же слепленных снежных мамы и дочки. Но потом я поняла, что это не тот случай, когда нужно отвлекать и переключать. Снежная собачка – это материальное воплощение неумолимой тщетности в чистом виде. Ситуация, в которой ничем нельзя помочь, кроме как смириться и отгрустить. Если проходящие мимо взрослые, дети и не посягнут на целостность животного, то на милость солнца надежды нет: собачка все равно растает. Поэтому Кире больше ничего не остается, как плакать, а мне ее жалеть.

Добрый высокочувствительный ребенок горько рыдал навзрыд и причитал всю дорогу домой, вызывая удивлённые и сочувствующие взгляды сердобольных прохожих. Дома Кира плакала, как пришла, прямо в куртке, лежа на кровати. Плакала у меня на руках. Плакала, обнимая нашу живую и такую похожую на ту снежную собачку. Я же просто жалела, гладила ее и проговаривала, как мне тоже жалко оставленную снежную собачку.

Плакала Кира долго, то уже успокаиваясь, то снова разгораясь. Это было похоже на использование крема или зубной пасты в пластиковом тюбике. Сначала вы выдавливаете много, потом становится мало, и вы начинаете давить с конца тюбика, и снова становится много. Затем тюбик сворачивается, давится сбоку и еще как-то, крем выходит кусочками, затем выстреливает маленькими частями, пока не останется ничего. Вот так и эта грусть по собачке лилась неудержимой рекой, пока не вышла вся до маленькой капли.

После этого Кира уже решилась выразить свои чувства в рисунках, в мессенджере прошлась по всем доступным стикерам, из всех выбрала плачущих персонажей и послала их папе. Думаю, что, будь он дома, словами ей назвать свои переживания или просто показать было бы очень уязвимо. Поэтому такой графический способ как раз нашел свое полезное применение.

Насколько я знаю свою дочь, история со снежной собачкой еще не окончена. Кира будет часто ее вспоминать, возможно, захочет пойти и проведать, расстроится и поплачет, когда так и не обнаружит животное на месте. Но одна большая тщетность уже прожита, уже есть опыт, что «мы это прошли и не рассыпались; нам было больно, но мы выжили». Маленький, но очень важный кирпичик в фундамент адаптации ребенка был заложен.

Ситуации тщетности бесспорно необходимы в жизни ребенка. Интуиция каждого родителя обязательно подскажет, в каком случае нужно идти к этой тщетности, а когда ты видишь, что для ребенка это слишком тяжело и можно как-то изменить ситуацию, заставить ее работать. Объективно, при всем желании, даже спрятать собачку в кусты было невозможно. Снег крошился, даже когда мы делали ей глаза.

Поэтому в этом случае стратегия проживания грусти по снежной собачке была выбрана верно. Видя мою готовность поддержать, имея пространство для выражения эмоций, прожив эту грусть до конца, ребенок менялся прямо на глазах. На смену печали пришла энергия дерзновения, появилась креативность и идеи, как жить дальше. Кира предложила слепить из снега новогоднюю елку и сказала, что, несмотря ни на что, мы сделали лучшую собачку в мире и навсегда запомним ее такой.

Анна Горулько

Источник

Фото автора

2 thoughts on “История о снежной собачке”

  1. Екатерина К.:

    Спасибо за статью! Как Вам повезло, что муж разделяет Ваши убеждения в отношении слез. Мне же приходится тяжело. Хоть у нас вокруг дома никого другого нет (живем в сельской местности), и можно не переживать за судьбу слепленных снеговиков, но есть папа, который убежден, что сыну, тем более 9-летнему, категорически нельзя плакать. Вот и “лезет из тюбика” детская агрессия, и не кончается. Как-будто на том конце тюбика завод, поставляющий пасту в несчетном количестве.

    1. Анна Горулько:

      Екатерина, очень жаль, что такая ситуация с папой. На самом деле наш папа не с самого начала разделял мои взгляды и сейчас в чем-то может проявить замашки бихевиаризма. Если вы когда-то пойдете на любой курс Института Ньюфелда, то вам будет предоставлен доступ к записям всех лекций наших фестивалей. Среди них замечательная лекция Юлии Твердохлебовой о том, что делать, когда взгляды мамы и папы на воспитание отличаются.
      В кратце я бы сказала, что с папами здесь нужно, как с незрелыми детьми. Доносить до них что-то только в контексте теплых отношений. Делать акцент на том, что у них получилось в отношении детей, а не на том, где промахи. Верить в их добрые намерения.
      Удачи вам и спасибо большое за обратную связь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *