Перекрывая разделение на сон: неизведанные возможности

baby-1151346_640.jpg

Она опять плачет. Скорее истошно вопит. Я так вымотана! Неужели она нет? Кажется, она уже вне себя – в полном исступлении. И всё, о чём я могу думать – это бумага, которую мне тем не менее необходимо написать до утра. Я планировала, что в 8 вечера всё, спать пора! И потом наступит моё время. Но сейчас 10, и уровень нашей фрустрации и тревоги зашкаливает. 

Не знаю, как укладываете спать своих детей вы, но для нас это был обычный сценарий. По крайней мере, так было, пока я не открыла в своём голосе волшебную силу.

Эту случилось однажды, в очень похожую на описанную выше ночь: я сидела с дочкой в кресле-качалке, держала её, пока она извивалась между рыданиями, перебирала в голове варианты. И, совершенно отчаявшись, решила позвонить подруге. Через какое-то время нашего разговора я заметила, что произошло чудо… Моя дочь крепко спала! Миссия выполнена! Но как? Благодаря какому магическому ингредиенту? Волшебная пыль? Неужели утечка природного газа? А, может, это был звук моего же голоса в мирной беседе? (Надо заметить, что разговаривала я намного спокойнее, чем в предыдущие часы, когда мой голос был переполнен фрустрацией: «Всё! Я закрываю дверь. Больше никакой воды! Никаких сказок! НЕМЕДЛЕННО СПАТЬ!!!»)

Точно, это так! Волшебство было в моём голосе! В этом действительно был смысл. Не знаю, почему я никогда не замечала этого раньше. Я могла бы петь песни, чтобы успокоить её. Нежно шептать «дыши», когда чрезмерная тревога перехватывала её дыхание. Теперь у меня появилось то, с чем я могла  работать, — способ помочь ей почувствовать близость при столкновении с невыносимым разделением во время ночного сна.

Так появился ритуал, который на долгие годы стал драгоценной традицией: я читала своим девочкам перед сном. Начав с «Хроник Нарнии», мы завели обычай читать классику, это длилось десятилетие и продолжается по сей день. И хотя чаще всего чтения книги было достаточно, чтобы она успокоилась, иногда мне приходилось петь. На самом деле, пение оказалось еще более сильным эликсиром. Для этого не требовалось попадать в ноты.

Я нашла своё волшебное средство, которое позволило мне понять, в чём же так нуждалась моя дочь: в способе сохранении близости и возможности держаться за меня, когда мир вокруг неё устрашающе погружается во тьму, оставляя её в одиночестве перед лицом разделения с любимыми людьми.

Я задаюсь вопросом, как много родителей не используют эту волшебную силу, заключённую в каждом из них? Это может быть голос, улыбка, запах — любая невидимая нить, позволяющая детям держаться за взрослых при засыпании. По сути, волшебство — это то, что напоминает малышам, что они не одни; то, что проложит мост через ночь и обратит внимание на следующую встречу, перекрывая разделение.

Теперь я понимаю, что никакого волшебства и не было. В действительности ответ всё время был во мне, я просто не видела его за завесой своего истощения. Волшебный выход из ситуации заключался в том, чтобы увидеть, в чём нуждается мой ребёнок, и сделать шаг навстречу, став ответом на её потребность.

Тамара Страйджек (Tamara Strijack)

Перевод Елены Зариповой

Редактура Златы Волковой

Источник

Фото: pixabay.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *