Возможна ли дисциплина без нарушения отношений?

parents-and-children-1794951_960_720.jpg

Как бы хотелось многим родителям (и я не исключение), чтобы дети слушались, не ссорились друг с другом, не выводили нас из себя, не делали многое наоборот, не кричали, видели бы в нас авторитетов, но при этом не теряли бы своего «Я» и оставались бы самими собой. Но в жизни часто все оказывается совсем по-другому. Они не хотят одеваться или есть то, что родители им заботливо приготовили. Они отвлекаются, начинают спорить или сопротивляться именно тогда, когда так важно выйти из дома вовремя. Они кричат, плачут и даже иногда… падают на пол, яростно стуча по нему ногами. 

Конечно, все дети ведут себя по-разному, но наверняка можно сказать одно – они рождаются незрелыми и очень долго ведут себя незрело, эмоционально и импульсивно. А мы, взрослые, конечно, хотим, чтобы наши дети выросли уравновешенными и цивилизованными. Это хорошее и здоровое желание. Но иногда оно может увести нас по неверной тропинке, на которой легко заблудиться в поисках лучших решений о том, как дать понять ребенку, что он должен вести себя по-другому.

Общество щедро предлагает нам дисциплинарные методы, которые дают быстрые результаты:

  • Повышение голоса, предостережения и угрозы, запугивание ребенка, ультиматумы
  • Подкрепление нежелательного или желательного поведения, метод последствий («Я предупреждала тебя,  что если будешь шуметь – сладкого не получишь», «Ты снова ударил сестру – в кино мы не идем»).
  • Тайм-ауты, когда ребенок отправляется в угол или просто посидеть подумать на стульчик, угроза разделением («Мама уходит, пока-пока» или «Если будешь так себя вести – я сейчас уеду и никогда не приеду!»), лишение любви, игнорирование, бойкоты («Не буду с тобой разговаривать, пока не извинишься»).
Онлайн-курс Дисциплина без нарушения отношений

Гордон Ньюфелд в курсе «Дисциплина без нарушения отношений» говорит о том, что родитель обычно думает: «Нам нужно успокоиться, пусть посидит один, остынет, может, наконец поймет, что сделал не так». Ребенок же переживает в этот момент вынужденное разделение с родителем. Он думает буквально: «Мама и папа не любят меня, не хотят, чтобы я был рядом, пока я не стану хорошим, не буду вести себя хорошо, не заработаю наград и хороших оценок».

Коварность таких дисциплинарных методов состоит еще и в том, что некоторые из них работают быстро и сразу дают ощутимый результат. Когда мы говорим ребенку о том, что если он будет себя плохо вести, то мы отправим его в его комнату, он сталкивается с ощущением разделения со своим близким взрослым. А ребенку очень важно иметь возможность держаться за нас, и он обещает, что будет себя хорошо вести. Мы получаем быстрый результат и хотим его закрепить, делая в следующий раз тоже самое.

Все эти дисциплинарные методы должны были бы помочь нам вырастить эмоционально и психологически зрелых людей. Но почему же часто случается наоборот? 

В своей книге «Покой. Игра. Развитие» Дебора Макнамара пишет о том, что часть проблем с сегодняшними методами дисциплины заключается в том, что в основном они направлены на искоренение плохого поведения, а не на понимание его причин. За хорошее поведение вознаграждают или хвалят, за плохое – наказывают. Выражение эмоций cамо по себе считается проблемой, и задача по решению этой проблемы для ребенка остается непонятой. Сопротивление рассматривают как что-то, что необходимо подавить, а не как результат инстинкта противления, сохраняющего индивидуальность. К истерикам относятся как к пламени, которое нужно потушить, но при этом постоянно подбрасывают дрова к фрустрации, которая является их причиной. Проблемы с вниманием считают недостатком ребенка, а не свойством незрелой системы, которая может концентрироваться только на чем-то одном в каждый момент времени. Словом, о поведении судят по внешнему виду, не видя лежащие в его основе эмоции и инстинкты. Дисциплина близоруко сфокусировалась на правильных последствиях для придания поведению зрелой формы. Такие методы упускают из виду общую картину развития, где дисциплинаэто то, что мы делаем в ожидании развития зрелости.

А Гордон Ньюфелд говорит об еще одной важной стороне детско-родительских отношений в вопросах дисциплины: Мы хотим, чтобы наши дети нас слушались. А хотят ли наши дети слушаться нас?
Как выглядит ребенок, который способен вести себя хорошо, хочет быть послушным и следовать за взрослым? Это ребенок, который обладает определенными чертами.

Шесть черт ребенка, который способен вести себя хорошо.

Так какая же она хорошая и правильная дисциплина? Это наши отношения и способы нашего взаимодействия с ребенком, которые поддерживают раскрытие этих шести качеств в ребенке. Хорошая дисциплина одновременно защищает отношения ребенка со своим взрослым и сохраняет его сердце мягким. Она случается до того, как возникают проблемы, потому что взрослые стараются предвидеть их и предупреждать. Дисциплина будет хорошей, когда взрослый стремится понять чувства ребенка и думает, как лучше всего отреагировать на его эмоциональные потребности. Для хорошей дисциплины не нужно быть совершенным родителем, наоборот, часто помогает родительская вина и намерение поступить в следующий раз иначе. Хорошая дисциплина – это не позволять поведению ребенка стать важнее отношений.

И это совсем не значит, что мы никогда не должны говорить ребенку «нет» или исполнять все его желания. Это значит, что мы не только решаем текущие сложности, но и учитываем перспективу, помогая раскрыться самым лучшим качествам ребенка.
Мы приглашаем вас на онлайн-курс «Дисциплина без нарушения отношений», на котором мы на протяжении пяти встреч будем подробно разбирать, что стоит за плохим поведением ребенка, почему он не может вести себя иначе, а самое главное – как сделать дисциплину своим союзником и решать конфликтные ситуации без вреда для отношений и процессов развития ребенка.

Записаться на курс можно здесь


Варлакова Юлия, по материалам курса Института Ньюфелда “Дисциплина без нарушения отношений” и книги Д. Макнамары “Покой. Игра. Развитие”

Фото: pixabay.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *