Про безопасность чувств

heart-1450302_640.jpg

Удивительным образом в моем консультационном дне “сошлись” две стороны – родительская и “детская” – по одному и тому же вопросу: как можно делиться чувствами с ребенком, при этом не перегрузив его ответственностью за контейнирование родительских переживаний?

Я убеждена, что с ребенком можно и нужно делиться чувствами, потому что родитель – живой, несовершенный и может переживать и сомнения, и волнения, и прочие чувства. Так ребенок получает “право” на те же процессы, что, несомненно, облегчит его жизнь, когда он будет переживать нечто похожее.

Однако я также убеждена, что ребенка нельзя делать ответственным за родительские переживания, полагаться на него, как на взрослого, ибо ему это не по силам. И если на его поддержку рассчитывают как на поддержку взрослого человека – это всегда будет происходить за счет тех его ресурсов, которые предназначены для его роста, сепарации, адаптации к миру.

подростки, курс Института Ньюфелда

…Семья переезжает в другой город, и мама младшего школьника, моя клиентка, испытывает и тревогу неопределенности, и страх – как пройдет адаптация и все ли будет хорошо. Ее сын тоже переживает, и мама стойко прячет свои чувства от сына.

– Почему ты не поделишься с ним, что тебе это тоже страшно и нелегко дается? – спрашиваю я. В конце концов, вы в одних чувствах и можете помочь друг другу, прожить совместную теплоту и близость…
– Я боюсь перегрузить его, ему и так нелегко, а тут еще я со своими страхами.

…Моя взрослая клиентка рассказывает, как часто в детстве выслушивала маму, которая была очень несчастлива с миром, очень ее жалела и хотела быть полезной. Она так тщательно подавляла раздражение, что перестала чувствовать его.
А также она перестала чувствовать утомление, усталость, отвращение и тяжкий груз, который на нее взвалила мама, назначив ее своей подружкой, раскрывая все свои тайны, вплоть до интимных подробностей.
Страх быть для мамы плохой был сильнее собственных нужд.

Кажется, и родительница мальчика, и мама моей взрослой клиентки не смогли найти ту самую грань, когда необходимое становится опасным.
Чувства родителя ребенку необходимы – как способ быть с живым родителем, как возможность переживать совместность, сочувствие, как разрешение на собственные чувства.

Однако ответственность за них для него опасна.

курс Сила быть родителем

Вероятно, родителю нужно опираться на свою ответственность за чувства и процессы: “Я тоже, как и ты, волнуюсь за наш переезд, и думаю – как мы устроимся… Как запомним, где магазины, где метро… Найдем ли хорошую школу…
Однако уверена, что мы с папой справимся. И тебя поддержим, если будет необходимо – например, нам важно, как ты устроишься в новой школе”.

Вот эта малюсенькая, а не деле – грандиозная разница и определяет, насколько безопасно будет ребенку с родительскими чувствами.

Безопасность зависит от того, кому принадлежит ответственность за них – родителю или ребенку. И еще у ребенка должно быть право сказать “Стоп, мне хватит”, если он получает больше того, что может вынести.

Безопасность снова определяется ответственностью и границами. Ничего нового.

Вероника Хлебова

подростки, курс Института Ньюфелда

Источник

Фото взято с Pixabay

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *