Что интернет делает с нашим мозгом

BOO_NicholasCarr_2226.jpg

Интернет стремительно вошел в нашу жизнь, привнеся в нее множество возможностей. Однако у любого явления, как у айсберга, есть видимая часть и то, что скрыто от взгляда. Каково же влияние цифрового мира на мозг, на мыслительные и познавательные процессы? Так ли безобидна всемирная сеть, или у этой метафоры в действительности прозрачный подтекст?

Николас Карр, американский писатель, автор книги “Пустышка. Что интернет делает с нашими мозгами”, всегда был активным пользователем интернета. Первый персональный компьютер появился у него еще в 1986 году. И все было прекрасно, пока однажды Николас не поймал себя на том, что ему стало сложно концентрироваться.

Он садился читать книгу, что всегда было для него естественным времяпрепровождением, но спустя пару абзацев или в крайнем случае страниц, в нем нарастало практически непреодолимое желание проверить почту или погуглить что-нибудь. Поначалу он списывал это на издержки среднего возраста, но ему стало совершенно очевидно, что его ум работал и вел себя так, словно он, Николас Карр, находится у компьютера.

Самонаблюдение или, по меткому выражению Фрейда, “ровно парящее внимание”, дающее понимание происходящему, привели Николаса Карра к тому, что он начал видеть обратную зависимость между использованием цифровых устройств и способностью к концентрации: чем больше времени он проводил в сети, тем меньшую способность к концентрации он проявлял, тем реже для него был доступен опыт качественной фокусировки на чем-то одном, тем реже он мог “занырнуть” глубоко в изучаемую тему.

Цифровой мир

Будучи человеком любознательным и любопытным, Николас Карр не оставил этот факт без внимания, но, напротив, попытался разобраться, почему так происходит. Любопытство и интерес привели его к тому, что, с одной стороны, он начал пристально всматриваться в историю технологий, а с другой стороны – обратился к нейронауке.

В результате самостоятельного исследования-расследования он пришел к выводу, что технологии, которые мы активно используем, влияют на наш способ мыслить. Это влияние можно проследить через всю историю человечества.

Изобретение карт местности

Возьмем, к примеру, карты, те самые, которые сегодня мы считаем чем-то самим собой разумеющимся. Много-много лет назад не было никаких карт и единственная возможность понять, где ты находишься, была доступна посредством органов чувств: заметить окружающие тебя деревья и горы, видеть звезды и тени; воспринимать звуки природы – слышать пение птиц, шум моря; чувствовать запахи и что-то понимать о том мире, той местности, где ты оказался.

море, отдых, наблюдение

С появлением карт наше прямое восприятие и переживание окружающего мира оказалось заменено фокусировкой на точной, полезной, удобной абстракции-карте. Это, безусловно, позволило нам делать множество вещей, например, отправляться в места, где мы пока не бывали, будучи более подготовленными, опираясь на опыт тех, кто там уже побывал. И не только побывал, но и “описал” это место с помощью карты.

Однако, если взглянуть глубже, изобретение карт привело всех нас, с одной стороны, к более абстрактному мышлению, а с другой стороны, внедрение и использование этой технологии обернулось для нас меньшей наблюдательностью и меньшим вниманием к окружающей действительности.

Интенсив 1

Похожим образом на мышление повлияло изобретение и повсеместное внедрение механических часов. До их изобретения время воспринималось как цикличный природный поток. Появление механических часов раздробило время-поток на измеряемые отрезки: минуты, секунды, часы. Появление этой технологии позволило, к примеру, координировать работу множества отдельных людей. Вместе с тем наш ум стал менее интуитивным, он стал спонтанно фокусироваться на измеряемых вещах.

Книги vs. Интернет

Сегодня у нас есть книги – технология, которую мы используем для хранения и передачи информации. И у нас есть последняя, самая передовая технология, на данный момент почти повсеместно распространенная. Это интернет.

По мнению Николаса Карра, две эти технологии оказывают различное влияние на нас, несмотря на тот факт, что мы используем их для похожих целей. Книги и интернет по-разному влияют на то, как мы мыслим, как обрабатываем информацию и как храним ее в памяти.

Дети от 2 до 7

Бумажная книга – это технология, которая пришла к людям и широко распространилась благодаря изобретению Иоанна Гутенберга (годом изобретения книгопечатания считается 1445). Суть изобретения состояла в том, что Иоанн Гутенберг предложил использовать для набора текста отдельные металлические буквы – литеры, которые располагали в нужном порядке в специальных ячейках. Литеры вручную покрывали краской, а затем прижимали к листу бумаги. В итоге получался оттиск страницы книги. На станке, созданном Гутенбергом, можно было изготовить 100 оттисков одного листа за час.

Однако Николас Карр утверждает, что еще ДО изобретения книгопечатания, где-то около 1000 лет назад, произошел столь же важный по своему воздействию на наши умы сдвиг, о котором, возможно, вы даже не слышали. Это появление пробела.

Дело в том, что письмо вышло из устной традиции. Это древний способ передачи знаний в истории человечества. И в самом первом своем приближении письмо есть отражение устной речи, то есть представляет собой поток символов без пробелов. Кстати, если посмотреть на то, как поначалу пишут дети, можно обнаружить, что они пишут именно так – потоком, не отделяя слова друг от друга, не используя пробелы.

Появление пробелов между словами привело к тому, что процесс чтения изменился фундаментальным образом, произошел масштабный сдвиг. Все чтение, которое осуществлялось ДО изобретения пробела, осуществлялось голосом: не прочитав вслух потоковое сообщение, не так-то просто понять, где заканчивается одно слово и начинается другое, где заканчивается одно предложение и начинается другое. Процесс чтения был социальным событием – люди собирались вместе, чтобы послушать информацию, которую один человек вслух читал другим. Зачастую это было чтение отрывков из Священного Писания.

С появлением пробелов процесс чтения значительно упростился: читать стало проще. Со временем смысл отдельных слов всплывал в сознании практически автоматически, что высвобождало ресурс для более глубокого погружения в текст. При этом личный опыт взаимодействия с книгой дал возможность не просто прийти к осознанию какой-то истины, высказанной автором, но и гораздо глубже погрузиться в сам текст, в личность автора, его породившего.

Николас Карр утверждает, что изобретение печатного станка привело лишь к тому, что книга оказалась более доступной, дешёвой и, следовательно, широко распространилась среди людей. Однако именно изобретение пробела породило колоссальный сдвиг в наших мыслительных процессах. Книга, текст с пробелами, оказалась технологией, построенной вокруг глубокого фокусирования, предельной внимательности к определенной теме/вещи/идее, что довольно редко, вообще говоря, случалось в человеческой истории.

Цифровой мир

Наши базовые инстинкты направлены на выживание, на то, чтобы распределять внимание на большое количество объектов, успевать замечать все, что может оказаться критическим для выживания. Если представить себя пещерным человеком, то важность такого расфокусированного внимания становится очевидной.

Чтение книги делает с нами ровно обратное: оно развивает нашу сфокусированность, вовлеченность, концентрацию внимания на чем-то одном.

Николас Карр говорит, что уже можно увидеть, какие плоды принес новый тип мышления, появившийся у нас благодаря книгам, какой эффект возымело внедрение и широкое распространение этой технологии. Посмотрите на взрыв литературных экспериментов: мы действительно имеем широкий спектр самых разных литературных жанров, начиная от автобиографического эссе и заканчивая романом. Сюжеты книг стали более сложными, более запутанными как с повествовательной, так и с психологической точки зрения.

Благодаря опыту глубокого погружения, который дает книга, люди получили возможность чуть дольше задерживать внимание на своем внутреннем мире, исследовать его и описывать его в поэтической или любой другой резонирующей человеку форме. Благодаря опыту глубокого погружения, который дает книга, люди могут всматриваться в окружающий мир, могут замечать и формулировать актуальные проблемы человечества и даже могут предлагать решения для этих проблем.

“Мы не видим деревьев, а видим ветки и листья”

Если книга развивает нашу сфокусированность, то интернет делает с нами ровно противоположное – ведет нас прямиком к расфокусировке.

расфокусированное внимание

Если книга защищает нас от деструкции (от лат. ‘destructio’, ‘deconstructio’ – разложение, разрушение), то интернет, напротив, затопляет нас непрерывным потоком стимулов, перегружает наше сознание и ведет к деструкции. Это заложено в самой структуре сети, в том, как она построена.

Интернет – это система гипертекста. Это среда, оснащенная гиперссылками, позволяющая нам быстро переключаться между связанными кусочками информации. Это мультимедийная система, которая не ограничивается только аудио, видео, визуальной картинкой или текстом, она загружает все это в нас одновременно, ежедневно бомбардируя каждого из нас тонной самых разных стимулов. Это также система сообщений, с одной стороны, позволяющая мгновенно обмениваться интересной и полезной информацией с человеком или группой людей, а с другой, являющаяся источником нескончаемых прерываний.

Интенсив 1

“…в ответ на каждое увеличение нашей досягаемости приходится соответствующая ампутация”.
Маршалл Маклюэн

Проблема со всеми этими прерываниями и бесконечным потоком информации в том, что каждодневное переживание такого опыта приводит нас к новому типу мышления, к новому типу восприятия и обработки информации. Этот опыт “переписывает” нейронные пути так, что мы теряем способность к формированию глубоких, концептуальных мыслей.

В том числе полученная нами информация не передается в долговременную память, и мы терпим поражение в создании богатой, разветвленной, связанной с другим нашим опытом нейронной сети, которая в итоге как раз и позволяет нам мыслить разнообразно, глубоко, всесторонне, ясно. Мы скользим по поверхности, никогда не заныривая в глубину. Мы мельком просматриваем тексты, мы жонглируем задачами, мы очень редко выделяем достаточно времени для вглядывания и всестороннего изучения той или иной темы.

Было проведено исследование относительно связи гиперссылок, тех самых, что на первый взгляд кажутся такими безобидными, сущей мелочью, и прерывания внимания. В результате этого исследования было обнаружено, что даже если вы НЕ нажимаете на гиперссылку, мозг все равно осуществляет прерывание.

В еще одном интересном исследовании испытуемым для чтения давали один и тот же кусок текста, варьируя количество гиперссылок в нем. Было выявлено, что с увеличением количества гиперссылок понимание текста снижалось. При этом совершенно не важно, нажимали ли испытуемые на ссылки или нет, простое распознавание текста как гиперссылки оборачивалось прерыванием для мозга.

Когда мы начинаем использовать новые интеллектуальные технологии, мы не мгновенно переключаемся с одного типа мышления на другой. Мозг не тумблер. Для изменений требуется время. Но даже начальные пользователи интернета могут свидетельствовать в себе этот сдвиг в работе их внимания, памяти и мышления.

Безусловно, технологии и дальше будут вплетаться в наш досуг, работу и образование. Однако пока еще мы способны к самосознанию, а значит, и к некоторому самоконтролю. Пока еще можем совершать выбор.

И если мы видим ценность в том, чтобы быть более внимательными/более вдумчивыми, если мы видим ценность в том, чтобы практиковать/формировать/иметь свой, отличный от других способ мыслить, если мы видим ценность в том, чтобы быть более глубокими человеческими существами, тогда нам нужно сделать шаг назад.

Дети от 2 до 7

Нам следует порой отключаться от сети. Нам важно иметь время, когда никто нас не прерывает, время, которое мы проводим в одиночестве, созерцая мир за окном, вслушиваясь в пение птиц в парке, читая длинные научные статьи, книги или даже просто гуляя. Если мы не озаботимся тем, чтобы искать и удерживать этот баланс, это может обернуться более плоской жизнью для нас.

одиночество, созерцание

Самое интересное, что все это влияет не только на каждого из нас в отдельности. Мы все взаимозависимые существа. Если взглянуть на культуру в целом, если посмотреть на те памятники, которые она оставила нам в наследство, то мы увидим, что все они сделаны людьми, способными направлять и удерживать свое внимание, не так важно, речь идет о литературе, науке или о чем-то еще. Вся культура покоится на плечах тех, кто может быть вовлеченным, кому доступна сосредоточенная внимательность, кто может сфокусироваться и занырнуть глубоко. Вся культура покоится на зачастую глубоко личном процессе размышлений и переживаний себя в мире и мира в себе.

Закончить эти размышления хочется словами из энциклопедии культурологии:

“Именно теперь, когда средства коммуникации стали средой обитания человека, необходимо, чтобы человек, хотя бы просто в целях самосохранения, понял их природу. И самое важное для этого – отказаться от иллюзий, что главное – то, КАК ИСПОЛЬЗУЮТСЯ средства коммуникации, а не то ВЛИЯНИЕ, которое они оказывают на человека”.

Послушать Николаса Карра можно по ссылке
О Маршале Маклюэне почитать можно здесь

Юлия Колбаскина

Источник

Фото из архива автора

Если вам интересно узнать больше о процессе созерцания, почитайте нижеприведенные статьи о феномене скуки и о свободной игре

О важности скуки

Ода скуке – фильм “Сфера колдовства”


Гордон Ньюфелд рассказывает о причинах скуки

Геральд Хютер о потребностях детей в истинной, свободной игре

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *