Мама в нас тоже рождается

Photogenica-PHX182156964.jpg

Мне всегда казалось, что мама во мне родилась, когда у меня появился первый ребёнок.

Первой мыслью, когда я проснулась после родов, было: «Я теперь мама». Следующая мысль была: «Где мой ребёнок?!» Когда мы берём на себя ответственность за воспитание ребёнка, появление таких сильных эмоций, как тревога, радость, ожидание и опасение, говорит о том, что происходит нечто очень важное. Наше внимание становится занято, если не сказать захвачено, множеством вопросов, связанных с заботой о ребёнке.

Несмотря на чувства заботы и ответственности, глубоко коренящиеся в нас, матерью нас делает вовсе не появление ребенка на свет.

Интенсив 1

Можно подумать, что отправная точка для зарождения материнства – обнаружение беременности или принятие решения об усыновлении. И хотя мы полны решимости завести ребенка, впервые мы обнаруживаем материнскую заботу не в этот момент. И материнские инстинкты тех, кто потерял детей из-за выкидыша или болезни, также не исчезают с этими потерями.

Материнские качества заботиться, защищать, напитывать, направлять, лелеять впервые проявлялись в то время, которое мы проводили за игрой, будучи детьми.

Именно здесь мы учились защищать своих малышей, животных, младших братьев и сестёр, насекомых и даже неодушевлённые предметы. В игре мы тренировались нести ответственность, брать на себя роль опекающего. Именно тогда, в выдуманном мире, сотканном из нашего воображения и эмоций, мы делали первые шаги по раскрытию в себе матери.

Неважно, как нас при этом воспитывали, – именно в игре наши инстинкты и эмоции заботы о другом сохранялись и развивались. В игре мы были свободны совершать ошибки, испытывать фрустрацию и уходить прочь от всего.

Игра была тренировочной площадкой, где никто по-настоящему не пострадал и никогда не волновался, всё ли мы правильно поняли.

Никто особо не осуждал наши действия, и мы не считали, что для того, чтобы о чем-либо заботиться, нужны знания.

В игре наша забота была врожденной, инстинктивной, лишённой слов или понимания – она просто была внутри нас.

В игре мы искренне были мамами, но, когда нам вручили «живого», «настоящего» ребенка, эта игра прекратилась, и началась работа матерью. Цена ошибки стала слишком велика, как и собственная бескомпромиссная позиция. Когда мы переключились на работу матерью, мы каким-то образом оторвались от инстинктов и эмоций, которые раньше так свободно направляли нас в игре.

игра, эмоции

Возможно, это происходит потому, что отдача себя материнству способна вселить страх в наши сердца и пробудить чувства, что мы недостаточно хороши, или что мы недостаточно знаем, или не готовы ко всему этому, или чувствуем, что не можем найти ответы.

Возможно, это потому, что материнство иногда ощущается как нечто слишком реальное. Просто расспросите мать, которая беспокоится о том, что над ее ребенком издеваются в школе, или мать больного ребенка, нуждающегося в уходе, или мать, которая наблюдает за тем, как ее взрослый ребенок уходит из дома в самостоятельную жизнь.

Порой вы доходите до крайности, когда не высыпаетесь, или балансируете между рабочими обязанностями и домом, или когда у вашего ребенка случается истерика, в то время как вы сами уже на грани.

Когда мы играли в материнство, было нормально исполнять эту роль и принимать как должное, что все получится.

В игре нам никогда не приходилось брать на себя обязательства, она никогда не воспринималась взаправду, по-настоящему. Материнство требует, чтобы мы занимали свое законное место в жизни ребенка с гордостью, уверенностью и уязвимостью.

Хорошая новость заключается в том, что мать внутри нас родилась давно, а инстинктами и эмоциями, которыми мы были движимы в игре, мы можем руководствоваться и по сей день.

То, в чём нуждаются наши дети, уже заложено в нас. Именно переход от «материнской игры» к «материнской реальности» позволяет сформировать нашу заботливую позицию. И когда мы принимаем эмоции, идущие рука об руку с заботой о ком-либо, наша позиция укрепляется, и вместе с этим меняется и наша личность.

Быть матерью – это не то, какую роль мы исполняем, а то, что должно исходить глубоко изнутри нас. Мы не можем обнаружить мать в себе, следуя чьим-либо указаниям, мантрам или делая вид, что мы находимся в ведущей позиции. Пока мы ждем инструкций от внешнего мира, мы не обнаружим того, что уже есть внутри. И хотя мать в нас родилась в игре, именно с нашими детьми мы становимся тем заботливым взрослым, в котором они нуждаются.

Интенсив 1

Материнство должно само пробудиться в нас, а не быть написанным за нас по сценарию.

Мы становимся мамами, когда с уязвимостью принимаем эмоции и чувства, которые приходят с этой ролью. От раздражения до радости, от тревоги до восторга. Именно эти чувства пройдут сквозь нас, перевернут нас с ног на голову, вывернут наизнанку, и они по своей природе – часть той силы, что превращает нас в матерей, которых могут сделать из нас только наши дети.

Все матери чувствуют груз действительности, который приходит с этой ролью, это не ошибка в вас, и это не означает, что вы делаете что-то неправильно. Когда материнство – это не маска или спектакль, который вы устраиваете, вы можете чувствовать себя очень плохо, как будто всё идёт наперекосяк. Но именно от этих инстинктов и эмоций ваши дети будут напитываться как из самых глубоких колодцев.

Да, вы будете уставать, да, иногда будет казаться, что силы на исходе. Но вот что я очень хорошо знаю о материнстве: каким-то образом вы все равно найдете способ глубже заглянуть в себя.

Дебора Макнамара

Перевод Екатерины Красюк

Редактура Татьяны Безбородовой

Источник

Интенсив 1

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, о пути становления в родительстве предлагаем вам почитать и другие материалы по этой теме.

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *