Причины трудностей современного родительства

Photogenica-PHX266977198-1.jpg

Современные родители озабочены благополучием детей намного больше, чем раньше. Книг о воспитании ребенка уже не перечесть. Но создается впечатление, что справляться с детьми стало только сложнее. Более счастливыми дети не становятся, а родители стали еще более тревожными. Чем можно объяснить такое положение вещей? Об этом в интервью рассказывает Ольга Писарик.

Как общество становится детоцентрированным

Мы живем в детоцентрированном обществе. В какой-то степени это имеет исторические предпосылки, потому что поколению современных родителей не хватало внимания их родителей. В то же время этого внимания оказалось достаточно, чтобы отследить эту нехватку. Т.е. современным родителям понятно, что обеспечение каких-то бытовых нужд – едой, питьем, крышей над головой, образованием, кружками – недостаточно. Всем ясно, что ребенок не может расти как трава.

Времени и ресурсов у современных родителей больше, а детей меньше. Один ребёнок в семье во многих странах – это скорее норма, чем исключение. Сейчас это все более заметно. Жилье дорогое, поэтому позволить себе ребенка современная семья не всегда может. Ребенок – это дорого, если смотреть экономически: под ребенка покупается большая квартира, машина, мама уходит в декрет, значит, доход семьи уменьшается почти на половину – не заметить появления ребенка невозможно.

Можно сказать, что ценность ребенка от поколения к поколению повышается. Как следствие, возникает эта центрированность, ведь, когда детей в семье четверо или шестеро, особенно не поцентрируешься. А когда один ребенок и двое взрослых, няня, бабушки-дедушки, то ребенок оказывается в центре волей-неволей. Однако той интуиции, которая передавалась бы из поколения в поколение, для взращивания детей в таких условиях нет.

Противление

Тем не менее есть распространённые верования относительно вопроса воспитания: например, самое главное, чтобы мы ребёнка любили. Фокус идет на любовь родителей к ребенку, хотя на самом деле важно то, как ребенок ощущает себя в этих отношениях, чувствует ли он себя любимым. Каждый по-своему выражает любовь. Для кого-то любить – это дать мультики посмотреть в неограниченном количестве, выполнить капризы.

Хотя дети и оказались в центре внимания в современном мире, это не сделало их самих легкими для заботы и воспитания. Что же препятствует этому? Можно выделить несколько проблем, которые мешают родителям жить.

Отношение к слезам

Во-первых, стоит сказать об отношении родителей к слезам детей. Это то, что делает детей более сложными для воспитания и самих детей более несчастными. Какое повсеместное отношение к слезам? Если ребенок плачет – значит, он несчастен, мы этого допустить не можем, соответственно, нам нужно слезы убирать. Это один момент – чисто теоретическое непонимание важности слез.

Второй момент: если родителям, бабушкам-дедушкам самим запрещали в детстве плакать, сейчас, когда они видят слезы ребёнка, это вводит их в очень сильный эмоциональный стресс, потому что «плакать нельзя», это то, что мы называем совестью привязанности. Если наши привязанности нам запрещали в детстве плакать и давали сигнал вроде: «Если ты будешь плакать, то мы тебя любить не будем, ты не получишь контакта и близости, мы заберем у тебя контакт и близость», это впитывается, регистрируется мозгом.

А теперь, когда взрослый видит слезы ребенка, подсознательно он получает укол, эмоциональный стресс, потому что для него слезы равны потере контакта и близости, а значит, этого допустить нельзя. Сейчас это рационально не осознается, поскольку сидит очень глубоко. Но ощущения эти крайне неприятные, они испытываются как очень стрессовое состояние каждый раз, когда мы видим слезы ребенка или взрослого. Нам очень некомфортно, гормональный фон меняется, кортизол и адреналин поднимаются, и нам плохо. Мы чувствуем себя так, будто бы на нас накричали, сделали плохо. И наш порыв – просто сделать что угодно, лишь бы этого не было.

Интенсив 1
слезы, истерики

Вот эти два момента относительно слез, которые могут не понимать родители, а народная традиция не дает этого знания, поскольку раньше были другие условия выращивания детей. Не понимая важности слез, мы лишаем детей возможности адаптироваться к трудностям. Не давая им сталкиваться с тщетностью, мы делаем их избалованными.

Отношение к иерархии

Помимо отношения к слезам, родителям мешает отношение к иерархии. Это происходит, во-первых, по незнанию, поскольку до Гордона Ньюфелда эта концепция не была озвучена и систематизированно описана. В отношениях должна быть иерархия, так как любые отношения заботы предполагают иерархию: один дает заботу, другой принимает, один делится ресурсом – другой берет.

В отношениях родителей с детьми ребенок должен быть в принимающей позиции: родитель делится ресурсом и обеспечивает безопасное пространство, в котором ребенок может проявлять себя. Ребенок должен чувствовать себя безопасно в плане того, что контакт и близость никуда не денутся, ему не нужно над ними работать, можно расслабиться и исследовать новое и интересное. Это связно с тем, что мозг либо стремится достичь контакта и близости и удержать его, либо, если эта базовая потребность выполнена, он может отвлечься на исследование мира вокруг себя или внутри себя самого.

В основном отношение к иерархии, как и к слезам, тоже негативное. Часто это связано с проблемой, которая идет из детства самого родителя, который испытывал боль и стыд в зависимых отношениях со своими взрослыми, когда его положением злоупотребляли, ставили ультиматумы (если ты не будешь хорошо себя вести, если не будешь правильным, то лишишься контакта и близости). Ведь ребенок не может без контакта и близости, это угроза выживанию.

курс Покой. Игра. Учеба

Получается, что если родители сами испытали на себе насилие – моральное, психологическое, физическое – в зависимых отношениях, и они любят своего ребенка, то, естественно они не хотят переносить это на него. Вот почему зависимость ребёнка от себя может рассматриваться как плохое качество, как дефект в отношениях, как то, что будет вредить ребенку, что будет для него болезненно.

Так начинаются попытки равноправных отношений: родители стараются все время давать выбор детям, выслушивать все их доводы, договариваться, делать все мягко. В год это может работать, в два тоже, а в три вдруг оказывается, что ребенок просто неуправляем, что никакие аргументы он не воспринимает. В итоге мы видим ребенка, застрявшего в альфе. С ним уже невозможно договариваться. Конечно, здесь вопрос не в том, чтобы прийти и стукнуть по столу, сказав: «Я здесь ремень повешу, и теперь ты будешь меня слушать». Ведь иерархия и авторитет достигаются не насилием, а через заботу. Это как раз тот момент, который многие не понимают.

Что такое забота о ребенке

Дальше вопрос в том, что такое забота. Это очень актуальный вопрос, который часто видим в нашей группе поддержки: «Я с ребенком 24 часа в сутки, как же мне еще больше о нем заботиться?» Про привязанность и заботу мы все слышали. Но важно понимать, что забота – это не потакание. Забота – это не выполнение всех «хотелок» ребенка. Т.е. родителям нужно удовлетворять потребности ребенка, а не его сиюминутные желания и капризы.

Потребности ребенка – это не его желания. Очень часто мы путаем желания ребенка и его потребности. Здесь важно разделить, что нам подсказывает интуиция и что нам дает знание. У ребенка есть потребность в том, чтобы ощущать контакт и близость неразрывными, но это не значит, что надо быть с ребёнком круглосуточно – об этом мы подробно говорим на Интенсиве. Мы даем знания про уровни привязанности, про иерархию, про то, как поддерживать контекст привязанности – про завладевание, про перекрывание, про сватовство. Вот эти все знания помогают нам, дают ответ на то, каковы потребности ребенка, какая забота будет настоящей заботой для ребенка.

Если делать все, что хочет ребенок, то вред будет нанесен и ребенку, и родителю. Это как с едой. Даже если ребёнок хочет есть только мороженое, счастлив он от этого не будет. В плане еды у нас нет вопросов. А что касается заботы и привязанности, таких знаний у родителей может не быть.

Хотя это знание интуитивно присутствовало всегда и везде во всех культурах, оно никогда не обозначалось словами. Во всех культурах есть ритуалы и традиции. В целом практики выращивания детей более-менее традиционны, одинаковы во всех культурах. Если структура семьи одна и та же, то и практики будут схожими.

Но у нас сейчас совершенно другая жизнь, совершенно другое общество, и народная мудрость не успевает за социальными и демографическими изменениями, которые происходят в обществе. Мы не можем ориентироваться на то, как выращивали детей наши бабушки или даже наши родители, потому что все поменялось даже за одно поколение.

Сейчас у нас уже накоплены знания и про важность эмоций, и о том, что нужно для успешного обучения, для успешной интеграции в обществе – это и исследования, и опыт. Уже стало ясно, что нужно не какое-то особое образование, не набор кружков, не владение умениями или навыками. Можно очень хорошо играть на скрипке, знать три языка и быть мастером спорта по шахматам. Но это не гарантирует счастья.

Эти знания мы как раз и даем родителям на коротких курсах в институте Ньюфелда и на интенсивах. Сегодня вроде бы и литературы о детях достаточно, и энергии взрослой много, времени и денег тратится на детей больше, и детей в семьях мало, и часто любой каприз ребенка выполняется, но при этом трудно и детям, и родителям.

Трудно от непонимания того, что действительно делает ребенка легким для заботы о нем, что нужно, чтобы он шел за нами, смотрел на нас снизу вверх, чтобы видел нас лидером, авторитетом, чтобы принимал нашу заботу. Когда мы заботимся, а ребенок не принимает нашу заботу, это тоже очень тяжело.

Мы часто не знаем, что нужно, чтобы ребенок слушал нас, чтобы он шел за нами как гусёнок за гусыней. Самое естественное расположение сил – когда родитель является авторитетом для детей. Но что для этого надо?

Интуитивно родители понимают, что я должен быть естественным авторитетом для ребенка, но часто просто не хватает знаний, как это достигается. Я смотрю по нашим слушателям на Интенсиве и вижу, как у них меняется картина мира, как появляется представление о том, что нужно делать в отношении детей, что приведет к правильному результату. Им намного легче принимать решения в отношении проблемного поведения детей, они уже даже не задумываются об этом буквально через несколько месяцев обучения. Потому что ты обладаешь знаниями того, что нужно тебе, чтобы твое родительство было в удовольствие, что нужно ребенку, чтобы его детство тоже ему было в радость и на пользу, чтобы оно было счастливым и помогло бы ему стать счастливым взрослым.

Ольга Писарик

Редакция Елены Фурдак

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, предлагаем вам еще несколько статей о том, что нужно для понимания детей.

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *