Мальчик, которого не было

Photogenica-PHX184293546-1.jpg

Каждому из нас знакомы дети, которые приносят много беспокойств взрослым и другим детям. Стоит ли за их поведением злой умысел или дело в чем-то другом? Лиз Крокер, педагог, школьный психолог-консультант, преподаватель Института Ньюфелда, делится своим опытом работы с одним проблемным мальчиком.

Я ехала по узкой дорожке, ведущей к загородному дому, и увидела маленького мальчика, который ждал меня. Ферма была огромной, дом – большой и темный, и маленький мальчик как-то не соответствовал этому окружению.

Питера отстранили от занятий в последний день перед рождественскими каникулами. Его тревога и фрустрация выросли до такой степени, что стало невозможным заставить его сделать что-либо. Любая просьба взрослых вызывала явное противодействие. На предложение поговорить слышались сквернословие, обвинения и угрозы.

В школе Питера считали хулиганом. Он разгуливал в поисках наиболее слабых детей, нападая на них физически и оскорбляя. Питер вел себя вызывающе по отношению к учителям и другим взрослым, включая свою маму, и требовал, чтобы его запросы и желания исполнялись. Он угрожал, если его что-то не устраивало.

игра

Я спросила директора, могу ли я поговорить с Питером. Обычно на таких встречах мальчик замыкался в себе, а взрослые уходили, полные фрустрации. Родители пытались перевести сына в другую школу, но ни одна не готова была принять Питера, зная о его поведении. После небольшого обсуждения директор согласилась позвонить родителям, чтобы узнать, позволят ли они ему встретиться со мной. Родители согласились, но сказали, что не повезут Питера в школу; если я хочу поговорить с ним, мне придется забрать его из дома и затем привезти обратно.

Подъезжая по извилистой проселочной дороге, я увидела, что Питер уже ждет меня. Внимательно наблюдая за мной, он сел в машину и неуверенно поздоровался. Мы ехали и болтали, жуя виноград, который я купила по дороге к нему домой. Мы поговорили о каникулах, о цыплятах на его участке и о том, кто их кормит, о его новой собаке по имени Волк (и насколько больше он моего маленького шпица) и его грязном велосипеде. Я делала все, чтобы завладеть вниманием мальчика и помочь ему привязаться ко мне.

Придя в мой кабинет, мы уселись за стол, чтобы нарисовать кое-какие рисунки. Я попросила Питера изобразить, что, на его взгляд, с ним происходит. Мне нужно было понять, есть ли у него способность к интеграции, может ли он видеть две стороны проблемы и рассуждать о предмете «с другой стороны». Я хотела выяснить, может ли Питер чувствовать свою грусть по поводу того, что складывается не так в его жизни.

Я нарисовала на бумаге маленькое сердце и попросила мальчика описать, что он чувствует. Питер взял черный карандаш и раскрасил все сердце в черный. Он посмотрел на меня и сказал: «Меня как будто засасывает в большую черную дыру, за которой ничего нет». Затем мальчик еле слышно прошептал: «Мне кажется, что я не существую».

Противление Питера – которое есть не что иное, как человеческий инстинкт сопротивляться давлению и принуждению, и служит привязанности, защищая детей от чрезмерного влияния тех, к кому они не привязаны, – начало обретать для меня смысл.

Интенсив 1

Мозг мальчика ограждал его от невыносимого чувства уязвимости. Он был защищен от привязанности к кому-либо из взрослых в своей жизни. Защита от уязвимости, согласно теории доктора Ньюфелда, – это механизм, включающий эмоциональные фильтры и фильтры восприятия, которые отсеивают слишком ранящую и болезненную информацию. В жизни этого маленького мальчика было что-то такое, что мешало ему чувствовать уязвимые эмоции.

Я поняла, что моя задача – найти способ смягчить сердца взрослых по отношению к Питеру. Было очень важно перестать видеть в нем плохого мальчишку, который не выполняет наши требования, а вместо этого увидеть маленького мальчика, нуждающегося в том, чтобы мы пригласили его существовать в нашей жизни и взяли на себя заботу о нем. Взрослым нужно было увидеть, насколько сильно Питер уязвим и защищен. Необходимо было проникнуться сочувствием и стремиться к правильным отношениям с ним, чтобы он мог положиться на нас.

Вчера вечером моя коллега-преподаватель зашла в магазин за продуктами после работы. Она выбирала яблоки, когда услышала тихий голос, зовущий ее по имени. Оглянувшись, учительница узнала Питера, который бежал к ней с широкой улыбкой на лице. «Завтра я возвращаюсь в школу! – объявил он. – Не могу дождаться, когда снова буду со всеми вами!»

Я очень хочу, чтобы сердца взрослых оставались мягкими по отношению к этому маленькому мальчику, поскольку наша задача – создать для всех детей в школе безопасное и принимающее пространство.

Лиз Крокер

Перевод Виктории Кузнецовой

Редактура Татьяны Безбородовой


Источник

курс Дисциплина

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, предлагаем вам небольшую подборку статей о том, как смягчить сердце ребенка, поведение которого проблемное.

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *