Помогите! Тревога подростка тогда и сейчас

PHX43306791-1.jpg

Тревога переполняет подростков, это часть взросления. Что может быть выходом для этой эмоции? Об этом статья Таймары Страйджек.

Сижу слушаю песню дочери, которую она написала в 15 лет, и её слова уносят меня в давние времена…

Уплываю: мысли, кажется, не хотят оставаться у меня в голове.
Всё как в тумане, призраки поглотили меня, выхода нет… выхода нет.

Я хожу кругами… куда делось привычное «всё в порядке»?
Неуверенно пробираюсь сквозь всё это,
Однажды я приду.

Интенсив

Кругами… неуверенно пробираюсь… выхода нет.

В памяти всплывают мои собственные подростковые тексты, та тревога, которой были полны страницы моего дневника. Вот некоторые отрывки, которые я недавно снова отыскала. Просто чтобы вы поняли, о чём я.

Помогите!
Меня поглотили,
мой разум захвачен …

Это куда сильнее простого непонимания,
Я в пучине отчаяния…

В попытках найти разъяснение,
избавление,
выход.
Выдернуть пробку в ванне,
осушить.
Сделать хоть что-то, чтобы изгнать это непрошенное столпотворение
из моего сознания…

Альфа-дети

Что же это за неприятный промежуток? Уже не ребёнок, но всё ещё стремишься к невинности и простоте детства. Ещё не взрослый, но уже мельком улавливаешь свободы взрослости, до которых пока попросту не дотянуться. Ещё не там. И удержать не можешь.

Помню полное потрясение, когда мой внутренний мир вдруг распахнулся новым идеям и возможностям, а вместе с тем и боли от неосуществлённых мечтаний (впрочем, нереалистичных, но где реализм, а где подростковый возраст?). А ещё волна гормонов и эмоций, которые я не понимала или не принимала как свои собственные – по крайней мере, пока.

Я чувствовала себя слишком большой, слишком «чересчур» – как будто я не влезаю, и поэтому придётся выкинуть некоторые части. Но какие тогда оставить? А какие надо спрятать? Какие из них – действительно я? И где моё место? А ещё: есть ли что-то и кто-то, чему и кому я могу по-настоящему доверять? Столько вопросов и так мало ответов.

Это было слишком. Всё это было слишком.

Психологическая устойчивость

И поэтому моё сердце оставалось «надёжно» защищённым долгие годы, чтобы не чувствовать вообще ничего. Годы прошли, и по иронии я стала работать с подростками, ещё более защищёнными, чем была я сама. Отчасти благодаря этому процессу моё сердце начало смягчаться – за счёт того, что я старалась найти способ оказаться на их стороне.

Прошло ещё несколько лет, и у меня родились дети. В конце концов, пришло время и им отправиться в собственный путь по подростковому возрасту. И как бы отчаянно мне ни хотелось облегчить им эту дорогу хоть чуть-чуть, во мне нашлась более мудрая часть (которая удостаивает меня своим присутствием не так часто, как хотелось бы). И мудрая часть меня знала, что это путешествие необходимо – со всей той тревогой, отчаянием, утратой простоты и невинности. Конечно, существует искушение сбежать, отделаться от всего этого или спрятаться. Я испытывала его. Испытываю и сейчас в воспоминаниях и вижу, что мои дети испытывают его тоже.

Но как бы странно это ни прозвучало, я бы не хотела, чтобы эти чувства исчезли. Потому что теперь я знаю настолько больше, чем тогда! По крайней мере, теперь я понимаю, что избегание НЕ даст прийти ни к чему, и меньше всего – к зрелости и независимости. Не поймите меня неправильно – я не говорю, что моя дочь не нуждается во мне. Но она должна пройти этот путь сама. То есть я не могу уберечь её от разочарований и душевной боли – а если б и могла, это всё равно бы не помогло. И когда я прямо сейчас смотрю на её мир, полный тревоги по своей сути, где столько всего, что невозможно контролировать, даже будучи взрослыми, — я знаю, что нужна ей больше, чем когда-либо.

И поэтому я сажусь рядом и стараюсь сделать так, чтобы ей было как можно безопаснее:

                … чувствовать тревогу и другие уязвимые чувства, которые делают нас людьми;

                … чувствовать, что потрясение нормально, но не оказываться охваченной им, чтобы оно не овладевало ею;

                … пробираться через всё это, чувствуя удары судьбы, но не ожесточаясь из-за них сердцем.

И найти способы выражать всё это, чтобы движение продолжалось, — для неё этими способами были и остаются поэзия, музыка, живопись и прогулки в одиночестве на природе.

Всё это трудно. Неудобно. Неприятно. И иногда совсем-совсем несимпатично.

Но в процессе – если, конечно, мы дадим ему место – может родиться кое-что прекрасное.

Тамара Страйджек

Песни дочери Тамары, Шинейд Оушен (Sinead Ocean), можно послушать на Spotify и Youtube (https://www.youtube.com/channel/UC-UvEFNFAic-HWpZgeg8o4g).

Перевод Надежды Шестаковой

Источник:https://neufeldinstitute.org/help-adolescent-angst-then-and-now/

Фото: photogenica.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *