О природе агрессии

Mnogolikaya-agressiya.jpg

Агрессия это феномен, с которым мы сталкиваемся повсеместно, и в родительстве тоже. Причем по обе стороны родительства. Какая агрессия по своей сути? Каковы ее проявления и в что ее питает? Об этом заметка Юлии Колбаскиной.

Тема агрессии меня всегда живо интересовала, но этой осенью она интересует меня особенно. По этой причине мне в голову пришла идея встать в середину этого феномена на неопределенное время, внимательно оглядеться по сторонам, вчитаться в тексты ученых, изучающих агрессию, заметить мельчайшие нюансы этого явления, а также изучить и отметить все связи и развилки.

Безусловно, тема агрессии и насилия неисчерпаема в своей сути. Кроваво-красной нитью она пронизывает насквозь всю человеческую историю, время от времени врываясь в нашу жизнь волнами двух видов:

• волной ужаса (когда мы невольно выступаем в роли свидетеля агрессии или насилия)…
или же
• волной неподконтрольного (и это хорошее слово здесь, проливающее свет на природу этого явления) гнева/злости, беспощадной, сметающей все и всех на своем пути агрессии (тогда, когда мы выступаем в роли того, кого эта волна захватила и несет).

Интенсив

Каждый, я уверена, хоть раз да ощущал на себе действие этой мощной разрушительной волны второго вида, ибо:
• когда отношения с дорогим человеком не складываются,
• когда нужно успеть на поезд, а такси запаздывает,
• когда новая обувь натирает пятку, а впереди целый рабочий день, и ты мало что можешь с этим сделать,
• когда друг неудачно пошутил над тем, что тебе дорого,
• когда ты озвучиваешь ребенку свою просьбу, а он делает вид, что не слышит тебя,
• когда мир не работает для тебя так, как тебе этого бы хотелось,
в любом из нас может зародиться и начать расти (буквально на глазах), распирать нас изнутри (как вулкан распирает раскаленная лава) мощнейшее желание что-нибудь швырнуть, смять, жестко пошутить в ответ, огрызнуться, грозно пригрозить расправой, закричать или даже ударить. В каждом из нас в такие моменты (не всегда, но довольно часто) приходит в движение энергия особого разлива, та самая агрессия, которую не так-то просто обуздать.

Начать исследование этой энергии я хочу с телесного аспекта, в котором для меня лично есть несколько интересных мест, важных нюансов.

Агрессия, брызжущая из глаз

Несмотря на то что по факту агрессивная энергия может вовне и вовсе никак не быть выражена (ни удара, ни угрожающего жеста, ни даже обидного, злого слова), она при этом оказывается проявленной, “видимой” в теле. И особенно особенно в глазах.

Неслучайно в русском языке столь мощное эмоциональное состояние нашло отражение в таких устойчивых выражениях, как: “сверкать глазами от гнева”, “испепелять взглядом”, “метать молнии из глаз” и т.д.

Верю, что литература, слово, способны не только тронуть, но и продвинуть в понимании, то есть привнести чуть больше ясности и порядка в конструкт. Поэтому привожу три примера из классики об агрессии, брызжущей из глаз.

эмоции

Он вдруг присмирел: перед ним не кроткая Ольга, а оскорбленная богиня гордости и гнева, с сжатыми губами, с молнией в глазах.
И. А. Гончаров, “Обломов”.

Сначала она изумилась, испугалась и побледнела страшно… потом испуг в ней сменился негодованием, она вдруг покраснела вся, до самых волос — и ее глаза, прямо устремленные на оскорбителя, в одно и то же время потемнели и вспыхнули, наполнились мраком, загорелись огнем неудержимого гнева.
И.С. Тургенев, “Вешние воды”.

Лицо Раисы Павловны горело огнем, глаза метали молнии, и в уютной столовой с дубовой мебелью и суровыми драпировками долго царило самое принужденное молчание.
Д.М. Мамин-Сибиряк, “Горное гнездо”.

Огненная природа агрессии

Природа агрессии/гнева пламенна и горяча, она носит огненный характер. Чтобы заметить это, достаточно осмотреться вокруг, присмотреться к себе или же вслушаться в то, как описывает гнев, агрессию, нетерпимость, злость, недовольство, а также людей, которые оказались захвачены этими эмоциональными волнами, сам язык.

Суть моего второго наблюдения коротко можно сформулировать так: агрессия – это взрыв, это мощный, молниеносный выброс жгучих, острых, злых слов, угрожающих, уничижающих жестов и действий, сопровождающийся тепловыми изменениями в теле.

Неслучайно в качестве образа, отражающего суть агрессии, Гордон Ньюфелд выбрал вулкан (поток слов и действий, стремительно изливающихся из нас в тот момент, когда мы захвачены агрессивными импульсами, действительно напоминает извержение вулкана).

Несколько фактов и наблюдений об огненной природе агрессии:

агрессия

• Человека, который легко выходит из себя, взрывается атакой того или иного вида, иногда называют огненным или просто человеком, в котором много огня (иногда, в качестве оправдания, родственники человека так и говорят: “ну, что поделать, он у нас – огонь!”).

• Цвет агрессии – алый, красный, кроваво-красный. Это цвет крови, которая может пролиться тогда, когда агрессия переходит в насилие, и это же цвет раскаленной лавы. Он же цвет лица человека, охваченного пламенным гневом: “… испуг в ней сменился негодованием, она вдруг покраснела вся, до самых волос…”, “… Лицо Раисы Павловны горело огнем….”, “… глаза его сверкнули гневом, а щеки покрылись румянцем раздражения…”.

• Когда человек переживает агрессию, его в буквальном смысле начинает распирать от желания действовать, его тянет излиться/взорваться атакой (поранить острым клинком сарказма или просто злого, обидного слова, активно действовать, “распустив кулаки” (дать по шее, попе или прямо в глаз), швырнуть в другого то, что попалось под руку, продемонстрировать угрожающий жест и т.д.).

В такие моменты на физиологическом уровне наше тело претерпевает стремительные изменения:
⁃ лицо покрывается пятнами или румянцем раздражения,
⁃ верхние конечности сжимаются в кулаки, к ним приливает кровь,
⁃ сердцебиение учащается, мощно вздымающаяся грудная клетка свидетельствует о возбужденном дыхании,
⁃ мышцы челюсти сжимаются,
⁃ брови сдвигаются к переносице, глаза сужаются, губы поджимаются, ноздри расширяются.

• “Я вскипел!” – одно из любимых выражений моего сына Левы наравне с “… все, я сейчас взорвусь!”

• Несколько тезисов о горячей природе агрессии от ученых из университета Аалто (Хельсинки, Финляндия):
⁃ Ученые из Аалто поставили перед собой задачу составить карту эмоций. В ходе серии экспериментов (в исследовании приняло участие 700 человек) ученые с помощью различных стимулов вызывали у испытуемых разные эмоции, а затем с помощью датчиков фиксировали неврологические и физиологические изменения.

агрессия

Кроме этого испытуемым было предложено самостоятельно описать и отразить свои телесные ощущения графически, раскрасив соответствующим цветом области на бумажных силуэтах-заготовках (учащенное сердцебиение, жар, пылание (например, щек, как в случае стыда) – обозначить красным или желтым цветами (в зависимости от интенсивности), онемение конечностей (холодные руки, ноги), субъективно ощущаемый отток крови – синим или голубым цветами).

На основании результатов этих экспериментов-замеров ученые создали карту эмоций, которая отражает взаимосвязь между человеческими эмоциями и физиологическими реакциями в разных частях тела по шкале «горячо-холодно».
(Ссылка на исследование https://www.pnas.org/content/pnas/111/2/646.full.pdf)

И напоследок хочется привести в пример отрывок из романа Мадлен Миллер «Цирцея», в котором Гелиос (бог Солнца) выходит из себя, мгновенно раскаляется до белого каления и обрушивает всю мощь своего испепеляющего гнева на родную дочь Цирцею.

“– Дочь моя, ты становишься смешной. – Слова отца рассекли воздух. – Существуй в мире сила, о которой ты заявляешь, думаешь, обнаружить ее выпало бы тебе подобной?

Тихий смех за моей спиной, нескрываемая радость на лицах дядьев. Но главное – голос отца, швырявшего слова словно мусор. Тебе подобной. В любой другой день всякого года жизни я сжалась бы в комок и заплакала. Но в тот день его презрение стало искрой, упавшей на сухой трут. Я открыла рот:
– Ты неправ.
Отец уже склонился к деду, хотел ему что-то сказать. Но теперь вновь метнул в меня взгляд. Лицо его заалело.
– Что ты сказала?
– Я говорю, в этих растениях есть сила.

Цирцея

Он накалился добела. Как сердцевина огня, как чистейшие, раскаленные угли. Он встал, но продолжал подниматься, будто хотел пробить дыру в потолке, в земной коре и расти дальше, под самые звезды. А потом пришел жар, он накатывал ревущими волнами, вздувал пузырями кожу, выдавливал дыхание из груди. Я хватала ртом воздух, но воздуха не было. Отец его отнял.

– Ты смеешь перечить мне? Ты, неспособная и огонька зажечь, и капли воды вызвать? Худшая из моих детей, блеклая, ни к чему не годная, на которой и за плату жениться не хотят. Я с самого рождения жалел тебя и многое тебе позволял, а ты выросла самодовольной и строптивой. Хочешь, чтобы я еще больше тебя ненавидел?

Минута – и даже камень бы, наверное, расплавился, а все мои водянистые сестрицы иссохли до костей. Плоть моя пузырилась и лопалась, как жарящийся плод, голос скукожился в горле и выгорел дотла. Я и вообразить не могла, что существует такая боль, такая жгучая мука, истребляющая всякую мысль.

Упав к ногам отца, я прохрипела:
– Прости, отец. Зря я в это поверила.

Жар понемногу сошел на нет. Я осталась лежать, где упала, на мозаичном полу с изображениями рыб и пурпурных фруктов. Глаза мои наполовину ослепли. Руки превратились в оплавленные клешни. Речные боги покачивали головами, издавая звук плещущей о камни воды. До чего странные дети у тебя, Гелиос.
Отец вздохнул:
– Это Персеида виновата. От других хорошие были дети”.

Юлия Колбаскина

Редакция Елены Фурдак

Источник: https://t.me/El_Pajaro_voice/52 и https://t.me/El_Pajaro_voice/56

Дорогие читатели, продолжая тему агрессии, предлагаем вам еще несколько статей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *