Дать место тревоге

Dat-mesto-trevoge.jpg

Почему дети любят пугалки, страшные места и истории? О том, как такая деятельность связана с эмоцией тревоги, рассказывает Надежда Шестакова, ведущая курса “Понимать тревожность”.

Недавно я перечитывала книгу М.В. Осориной «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых». Раскрывая тему тревоги, хочется привести цитаты из главы, где описывается любовь и тяга детей к страшным местам.

Почитайте только, как в книге описывается поход детей на кладбище! Я даже пересказала эту историю старшему, и после этого он отважился поделиться некоторыми своими летними приключениями, о которых я и не знала.

«В пять-шесть лет мы с подругой подходили к разбитому окошечку подвала. Оттуда исходил специфический запах прелости, там что-то шумело, хлюпало – это было интересно, но очень страшно. Часто мы подолгу высматривали в этой темноте что-нибудь. А потом сочиняли, что видели что-то страшное – вроде крысы, – и с визгом разбегались».

Тревожность

«Летом мы много играли в нашем дворе-колодце на горячем от солнца асфальте. Нам было по пять-шесть лет. Иногда мы собирались кучкой, осторожно заходили в парадную и спускались на три ступени вниз к тяжелой, окованной железом двери подвала. Если она была приоткрыта, то мы стояли несколько секунд у этой темной щели и вслушивались в странное бульканье воды в глубине подвала. Было очень страшно просунуть голову в эту щель. Да никто так и не делал. Казалось, что железная дверь сразу закроется и голова останется в подвале, а тело снаружи. Потом мы поспешно выбегали обратно во двор. Навсегда запомнился контраст между жаром, который источали все предметы на улице, и ледяной пронизывающей сыростью входа в подвал».

«Мы очень боялись небольшой дощатой двери на уровне роста ребенка в углу нашего двора. За ней была странная неглубокая ниша, где дворник хранил песок. Он всегда был влажный, и оттуда через щели чувствовалась сырость. Мы иногда подходили туда все вместе, чтобы это ощутить. Было страшно. Дети говорили, что там лежат мертвецы. В это как-то верилось, хотя мы пару раз подходили, когда дворник брал песок, и видели, что там пространство маленькое и ничего такого нет».

Если вы вспомните своё детство, наверняка, у вас во дворе тоже были такие страшные места, а может быть, вы помните страшилки, которыми, думаю, большинство из нас пугали друг друга: «В чёрном-чёрном городе…»

Зачем дети это делают? В каждой из приведённых цитат они боятся, их очень-очень пугает этот подвал или ниша с песком за дверцей, но они всё равно туда идут, как будто есть в этом что-то притягательное!

Мария Владимировна в своей книге приводит ещё много других примеров, даже рассказывает, как иногда это превращалось в целый организованный поход на кладбище со своими правилами и ритуалами.

Так что это за желание такое – намеренно пощекотать себе нервы? Отчасти оно объясняется тем, что наша система оповещения о тревоге нуждается в тонкой настройке, в «калибровке», а ещё и в тренировке мужества.

Интересно, что М.В. Осорина отмечает: «В моих материалах первые свидетельства о таких посещениях в основном относятся к возрасту пяти лет». А это как раз возраст, когда должна появляться способность к смешанным чувствам, а значит и к возможности бросить себе вызов и отважиться, несмотря на страх. Но думаю, во многом для детей это была игра, то есть тренировка того, как можно «бояться и всё равно подойти», а ещё «бояться, в глубине души зная, что тут безопасно». Потому что на самом-то деле в собственном дворе детям, конечно, безопасно.

Большой вопрос, насколько нынешние дети имеют возможность вот так тренировать свою тревогу, своё мужество. А всё это крайне важно для того, чтобы тревожность снижалась. Пока что в мире она не снижается, а только растёт.

В нашем современном мире есть и другие причины, которые обуславливают рост тревожности, и это даже не говоря об обстановке неуверенности и подвешенности, в которой мы все находимся последние пару лет. Нынешняя ситуация – это лишь частный случай.

Наука об игре: введение

Поисследовать причины тревожности, разобраться в работе системы оповещения о тревоге, ну и, конечно, выработать способы работы с тревогой – для себя, для своих детей, для детей и взрослых, с которыми вы так или иначе взаимодействуете — важно и нужно.

Дадим место нашей эмоции тревоги – она это любит.

Надежда Шестакова

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, вот еще несколько статей для вас в продолжение темы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *