Возвращение альфа-мамы 2

Vovzrashhenie-alfa-mamy.jpg

Что делать в момент фрустрации ребенка, как самому не выходить из себя, не быть увлекаемым своей собственной фрустрацией и разочарованием? Можно знать ответы на эти вопросы, но затрудняться воплотить теорию в жизнь. Приходится по маленьким шажкам учиться, проживать, настраивать себя, применять свою интуицию. Своим опытом делится с нами Рая Вайнштейн, студентка Института Ньюфелда.

Какой же это долгий и сложный процесс — научиться быть заботливой альфой и освободить от этого бремени своего ребенка… Продолжаю нашу историю. (Начало тут.)

Как бы хотелось написать, что с момента обучения и осознания все идёт отлично, и я справляюсь и горжусь собой. Ан нет. До этого, видимо, ещё далеко… Фрустрация — и моя, и дочери — накрывает обычно без предупреждения, и я чувствую, как борюсь, барахтаюсь, захлебываюсь и тщетно пытаюсь выбраться.

Спасает всё же появившееся семечко осознания, с чем же я все-таки борюсь. Осознание, что борюсь не со своим ребенком, не с демонами, захватившими её, не с моей поехавшей крышей (а она периодически едет), а с фрустрацией. И это все же меняет дело…

ВНИМАНИЕ

Три курса института и постоянное чтение статей не проходят даром, но я понимаю, что это нужно постоянно поддерживать и напоминать себе о новом пути. Сегодня опять двадцать пять: «Мне нечего надеть, у меня нет штанов». А вслед крики, хлопанье дверями, мое закатывание глаз, бормотание «ну естественно, пять минут тихо было» и так далее…

На всякий случай, чтобы было понятно — штаны есть. Но из всего, что есть, она может носить только одну или две пары штанов, причем очень быстро они становятся короткими, неудобными, в них появляются дырки, и всё! Фрустрация во всей своей красе. Причем не только её, но и моя!

Ещё проблема, что я, при появлении её агрессии, «опускаю занавес». Это своего рода защита. Видимо, из детства. Это происходит на автомате, инстинкт самосохранения. Я это уже отследила. В этот момент моя дочь для меня как бы становится источником опасности. И я реагирую, защищаясь. Особенно вечерами, когда ресурсы уже истощены. И тогда я срываюсь, а потом виню себя, почему же столько зная и осознавая, я скатываюсь в одну и ту же яму?

И сегодня это снова случилось. Она раскричалась, я тоже, она убежала в комнату и хлопнула дверью. Я осталась одна с бушующими эмоциями. Крики и дверь разбудили малыша. Что усилило мою фрустрацию: «Ну сколько можно?! Ну почему это каждый раз происходит?! Ничего не работает!!!»

Вдруг пробежала спасительная мысль: Стоп! Кто здесь мама?! А кто ребенок? Она мой ребенок, моя маленькая девочка, и это её фрустрация бушует. Ей плохо, и ей надо помочь.

Немного подышав и успокоившись, я пошла исправлять отношения. Элиана лежала на кровати и плакала. Нет, это не были слезы тщетности, к сожалению. С ними у нас все ещё проблема. Это были слёзы злости. Я села рядом. «Котик, ты злишься потому, что ты не хотела в лес? Ты думала, что мы едем в гости, да?» «Дааа, я ненавижу лес! Я не хочу в лес! Там скучно. Не поеду я никуда!»

Я выдохнула. Хотя бы попала в точку. Фрустрация разбушевалась потому, что изменились планы. Для моей чувствительной девочки это всегда причина для «извержения вулкана». Я ее немного погладила. Предложила несколько вариантов штанов и вышла.

Через несколько минут она вышла и кинула мне штаны. «Эти! Но в них дырка! Нужно зашить!» Это было всё ещё злым голосом, но уже помягче. Сдержалась, чтобы не начать причитать, что с мамой так не разговаривают. Уже знаю, что это не помогает, и в такие моменты она этого даже не слышит . Отметила для себя, что поговорю с ней об этом вечером перед сном. Штаны зашила, все вроде утихомирилось, и она уехала с папой в лес.

Мы с малышом и старшей дочерью приехали чуть позже. И что интересно, в какой-то момент она подошла, сказала, что ей скучно. Я предложила попускать пузыри, а она будет их ловить. «Это для маленьких», — пробормотала, — «ну лаааадно, давай». Через 5 минут она уже бегала, смеялась, ловила пузыри, и счастью не было предела. Я смотрела на нее и думала: «Какая же она все ещё малышка!»

Дети от 2 до 7

Как же важно не скатываться в яму токсичной фрустрации. Как важно отделять фрустрацию от ребенка. Как важно ловить себя на своей фрустрации и разбираться с ней отдельно от ребенка. И сколько же ещё работы над собой и над своими реакциями…

И ещё я стараюсь напоминать себе свою же любимую метафору — тропинка в лесу. Я использую её часто в своей работе. Есть протоптанная тропинка. Та, по которой мы ходили годами. Она такая удобная, знакомая и безопасная. Но… в конечном итоге приводит нас не туда, куда нам нужно. И вот мы начинаем протаптывать новую тропинку. Это сложно. Там кусты, деревья, камни. И автоматически нас отбрасывает на старую и знакомую. Ведь там удобно. Но нам нужно создавать новую. По маленькому шажку. Идти вперёд. Просто альтернатива никудышная. Я вижу, как поведенческие методы отбрасывают нас с ней назад. Как угрозы или даже мой злой голос или взгляд включают ее защиты, и все только ухудшается. А такие отношения для меня не вариант.

Но все же я вижу улучшение. Оно пока ещё еле заметное. Я быстрее узнаю фрустрацию, даю ей имя и стараюсь поймать это все до появления своих автоматически защит. Продвижение микроскопическими шагами, но оно есть. И это моя маленькая победа. В такие моменты я ощущаю себя чуть ближе к званию «альфа-мама».

Рая Вайнштейн

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, предлагаем вам еще несколько статей в продолжение темы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *