Гордон Ньюфелд: О модели развития на основе привязанности

Каковы основные принципы работы модели развития ребенка на основе привязанности?

Это интересный вопрос. Я думаю, что термин «воспитание ребенка на основе привязанности» уже отчасти говорит сам за себя. Мне как теоретику в области теории привязанности небезразличен этот вопрос, потому что часто здесь подразумевают некие методы воспитания. Но термин «привязанность» на самом деле подразумевает под собой отношения. «Привязанность» — это научный термин, используемый в науке об отношениях, и здесь мы фокусируемся именно на них. И это намного более важный аспект. Потому что вы можете сколько угодно применять различные воспитательные приёмы, но, если ребенок не находится в правильных отношениях с заботящимися о нём взрослыми – родителями и другими взрослыми, — ничего не выйдет.

Поэтому главное здесь — отношения. И даже не столько отношение родителей к ребенку, сколько отношение РЕБЕНКА к родителям. Наиболее значимым открытием современной науки стал тот факт — и с пониманием этого были сопряжены очень большие трудности, — что именно то, как САМ РЕБЕНОК относится к своим родителям, и создает необходимую среду для его воспитания. И это, конечно, касается и учителей в том числе.

Если мы посмотрим на потребности ребенка в сфере отношений, на его потребности в привязанности, то привязанность — это голод по контакту и единению, стремление к контакту и его поддержанию. В научной терминологии мы также называем это близостью. Имеется в виду контакт и близость разного рода.

Ведь самое важное для ребенка — это НАЙТИ то, что он ищет. Чтобы возникло ощущение ПОКОЯ. А для того, чтобы оно возникло, контакт и близость, любовь и чувство принадлежности, ощущение значимости должны восприниматься как данность. В этом-то и состоит вся суть так называемой надежной привязанности: ребенок воспринимает приглашение существовать в жизни родителя как данность. Это, в общем, и есть самое главное.

Еще больше узнать о привязанности можно на курсе “Интенсив 1”, запись открыта сейчас, начало курса в ноябре 2018 года. Все подробности здесь.

Многие думают, что привязанность — это просто быть вместе, ощущать друг друга через органы чувств. На самом деле большинство ранних теорий привязанности, авторы которых Боулби, Конрад Лоренц, возможно, вы также слышали о Харлоу и его обезьянах, — все говорили о привязанности через ощущения. Но если мы посмотрим на это более пристально, то обнаружим, что способность к отношениям развивается постепенно и первые шесть лет являются в этом смысле критическими.

Ко второму году жизни ребенок уже должен воспринимать близость как похожесть. Это то время, когда он овладевает языком и не только: он ходит, как вы, говорит, как вы или как тот человек, к кому он привязан. К третьему году жизни ребёнок начинает понимать близость как «быть частью». Это огромное желание принадлежать своим близким, семье. Затем близость для него начинает заключаться в том, чтобы быть на одной стороне, это концепция преданности — занимать чью-то сторону. К четвертому году жизни открывается целая новая область – значимость. К этому времени ребенок начинает понимать, что мама и папа близки с теми, кто им дорог. Ребенок тоже теперь хочет, чтобы им дорожили, хочет быть значимым, важным для нас. Это очень серьезный момент.

Если связь непрерывна, если ребенок получает то, что ему нужно, то к пятому году жизни лимбическая система, или эмоциональный мозг, отвечающий за формирование привязанности, «отпускает все тормоза» и ребенок отдает вам свое сердце. И это нечто невероятное. Это та самая «эмоциональная близость» (таково ее научное название). Она происходит тогда, когда ребенок влюбляется в того, к кому привязан. И это создает контекст, необходимый нам для того, чтобы растить детей. Мы не можем иметь дело с ребенком, справляться с ребенком, растить ребенка, чье сердце нам не принадлежит.

Есть еще одна ступень, которая очень важна как для родителя, так и для ребенка. Это когда к шестому году жизни — если все разворачивается так, как дОлжно, — ребенок хочет поделиться всем, что у него на сердце, с теми, к кому привязан. Теперь ему не хочется, чтобы между вами стояли какие-то секреты, у него есть потребность поделиться всем, что на душе. И здесь решается проблема с детской хитростью, с которой у нас столько забот. Сложно растить ребёнка, который обманывает нас и втихаря проказничает.

Поэтому здесь весь вопрос в привязанности, и это просто поразительно, как природа все тщательно продумала.

 

Гордон Ньюфелд

перевод Юлии Твердохлебовой

Редакция Надежды Шестаковой

Русскую версию озвучила Ева Фарбер

Монтаж и сведение звука русской версии Евы Фарбер

 

Источник

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *