Как быть хорошим родителем в цифровую эру

Представляем вам, дорогие наши читатели, выступление Деборы Макнамары на конференции ООН “Важность Отцовства и Материнства для полноценного развития” 1 июля 2016г.

Большое вам спасибо за возможность находиться здесь. Для меня большая честь быть приглашенной сюда и участвовать в праздновании Международного дня родителей под эгидой ООН.

Справедливо отметить, что мы, сегодняшние родители, являемся свидетелями того, как изменились обстоятельства родительства с внедрением цифровых технологий. Под их влиянием видоизменяется сам контекст родительства, то, как мы воспитываем наших детей и соответственно их детство. Да, у нас появились новые замечательные устройства. С их помощью сегодня мы можем делать то, о чём раньше только мечтали. И мы любим наши новые приспособления. Но проблема в том, как они влияют на наше родительство и на развитие наших детей. Как меняется их детство под воздействием всего, что несут с собой эти новые устройства – вот на какой вопрос нам нужно ответить, если мы хотим решить эту задачу. Суть в том, что сегодня перед нами, родителями, стоит дилемма – как растить наших детей в цифровом мире, в котором они являются коренными жителями, а мы в нём всего лишь иммигранты. Тем не менее, именно мы должны вести детей за собой в эту новую эру.

Из психологии развития, теории привязанности и нейробиологии мы знаем – для того, чтобы дети могли вырасти психологически устойчивыми, находчивыми, социально и эмоционально здоровыми людьми, их родители должны создать определенные условия. Современный цифровой мир постоянно ставит перед родителями новые сложные задачи о том, как контролировать использование цифровых технологий детьми в домашних условиях. Цифровой мир несет с собой беспрецедентно неограниченный доступ к информации. Но это ли нужно нашим детям? Цифровые технологии предоставляют им доселе неведомый доступ к развлечениям. Но, опять же, это ли нужно нашим детям для полноценного развития? Никогда раньше у детей не было столько возможностей постоянно быть на связи со своими ровесниками, таких огромных игровых площадок. Но вопрос в том: помогает ли это нашим детям реализовать их полный человеческий потенциал? Ответ на все эти вопросы – нет. И именно поэтому родители в цифровом мире должны понимать, что новые приспособления и технологии способны пустить под откос развитие их детей. Это не значит, что мы не можем любить эти новые устройства, что они не должны присутствовать в жизни наших детей. Но родители в цифровом мире должны повернуться лицом к этой проблеме и вести детей за собой в новых условиях.

Я изучала все эти вопросы несколько десятилетий совместно с доктором Гордоном Ньюфелдом, клиническим психологом и психологом-девелопменталистом, ученым с мировым именем, главой Института Ньюфелда. Мы вместе работали над пониманием того, что происходит с детьми и подростками. Как психолог, я работала частным консультантом, ко мне приходили многие родители, которых особенно беспокоило наступление цифровой эры и использовании их детьми новых технологий. Как преподаватель, я обучала работников системы образования, помогая им понять, как технологии влияют на их взаимоотношения с учениками и на детей в целом. Недавно я написала книгу “Rest, play, grow” (Покой, игра, рост), в которой затрагивала вопрос о том, как технологии влияют на игру в раннем детском возрасте.

Но, на самом деле, эти вопросы касаются в первую очередь и меня лично, как матери. У меня двое детей, 10 и 12 лет, и я сама являюсь родителем в цифровую эпоху. Когда моей старшей дочери было 7 лет, я дала ей планшет и показала, как с ним обращаться. Она поиграла с разными приложениями, пооткрывала видео и картинки, и я поняла, что это любовь с первого взгляда. Через некоторое время однажды вечером я укладывала дочку спать и как всегда на ночь нежно обнимала её, когда она сказала мне: “Ах, мама, обниматься с тобой намного приятнее, чем сидеть за планшетом”. И тогда я поняла: о, это здорово, что я на первом месте. Но как же так произошло, что мы в принципе стали сравнимы для неё по значимости: я, заботившаяся о ней больше 7 лет, и планшет, с которым она знакома пару недель?

Перевод слайда с текстом:

Что НЕОБХОДИМО детям, чтобы реализовать свой человеческий потенциал?

Им НУЖНО быть свободными от голода по привязанности, НУЖНО, чтобы взрослые взяли на себя ответственность за них.

И именно в таком положении находимся сегодня все мы, родители. У нас нет никаких культурных традиций, которыми мы могли бы руководствоваться в этом новом мире цифровых устройств и технологий. Дэвид Сузуки, известный канадский специалист в науке об охране окружающей среды, сказал, что всякому обществу при внедрении любых новых приспособлений и методик требуется от 100 до 200 лет, чтобы выработать правила и ритуалы разумного и здорового их использования. Но у меня нет этих 100-200 лет, чтобы во всём разобраться. Нет этого времени и у моих детей. Что же нам делать?

А делать следующее: обратиться к лучшим на сегодняшний день достижениям науки, которые изучают, как растут, развиваются и “расцветают” наши дети.

Именно это я и хочу сделать: рассказать вам о знаниях, которые мы получили в результате многих десятилетий исследований о том, как дети “расцветают”, как они растут и реализуют свой человеческий потенциал.

И мы возвращаемся к вопросу привязанности.

Наш самый сильный голод, как человеческих существ – это голод по отношениям, мы нуждаемся в любви и заботе. Мы знаем, что каждому ребёнку для того, чтобы реализовать свой человеческий потенциал, необходим хотя бы один, а лучше много взрослых, которые смогут создать с ним глубокие и заботливые отношения. Именно наша любовь к детям должна утолить их голод по привязанности, должна дать им ощущение контакта и близости, ответить на их желание быть с нами, быть такими же как мы, быть значимыми для нас, делиться с нами своими секретами, любить нас и быть любимыми в ответ.

Современные исследования подтвердили, что траектория развития ребёнка может кардинальным образом измениться в зависимости от того, находится ли этот ребёнок в отношениях привязанности со взрослым. Речь идёт о любви, этой вечной теме, но мы должны помнить, что не столько любовь взрослого к ребёнку, сколько любовь ребёнка ко взрослому даёт последнему необходимые возможности стать для него настоящим родителем. Дети не следуют за взрослыми, к которым они не привязаны. Они не учатся от преподавателей, которых они не любят. Получается, что дети должны отдать нам свои сердца. Точнее, мы должны завоевать их сердца своей заботой о них.

Современная наука также подтверждает, что одним из самых главных факторов в человеческом развитии является забота об эмоциональном здоровье. Переживает ли ребёнок грусть? Чувствует ли он радость? Переживает ли он чувства разочарования, стыда? Испытывает ли он миллиарды человеческих эмоций? Тех эмоций, которые делают нас людьми и наделяют человечностью. Именно привязанность призвана заботиться об эмоциональном здоровье детей. Именно это, по большому счету, является главным назначением привязанности. Сердца наших детей слишком уязвимы, чтобы оставить их наедине с миром, который будет причинять им боль. И поэтому в первую очередь мы должны защищать и охранять их.

Но сложность здесь в том, что это невозможно сделать из-за экрана планшета или с помощью каких-либо цифровых устройств. Это реализуется только при личном взаимодействии.

Много лет назад, когда я как психолог и как родитель искала ответы на эти вопросы, я наткнулась на лекцию одного учёного в области информатики. Он вырос в Италии и рассказывал о том, как однажды, будучи подростком, пришёл к отцу и спросил: “Почему ты не купишь мне плеер? У всех моих друзей уже есть плееры, я тоже хочу!” Вы помните, что такое плеер? Это такое старое громоздкое и неуклюжее цифровое устройство для прослушивания музыки. И его отец ответил: “Нет, я не буду покупать тебе плеер”. И тогда мальчик продолжил: “Но почему, скажи мне, почему? Из всех моих друзей только у меня нет плеера!” И отец сказал: “Ничего страшного. Сожалею”. Спустя примерно полгода мальчик снова пришел к отцу со словами: “Ладно, давай договоримся так: моему другу подарили на день рождения новый плеер, и он сказал, что может отдать свой старый мне. Теперь ты разрешишь мне его взять?” И его отец-итальянец, этот мудрый человек, много лет назад ответил ему: “Нет, ты не можешь взять его плеер”. И мальчик воскликнул: “Но почему, папа? Просто объясни мне, почему нет?!” И отец ответил ему: “Потому что я не хочу, чтобы здесь, в этом доме, у тебя было какое-то устройство, которое позволит тебе вставить наушники в уши и не слышать меня, твою мать, твою сестру или кого-либо ещё. Никаких плееров!”

Что же знал этот отец сорок лет назад? Он знал: самое важное, что может дать его семья его сыну – это взаимоотношения. Он знал, что его (отца) нельзя отстранить, что его нельзя заменить, и что он может дать своему сыну нечто такое, что невозможно свести к нулям и единицам, или программам, или алгоритмам. И для его сына это должно быть именно так.

Сегодня мы знаем, что в эту цифровую эру мы не должны упускать своих детей. Но у меня нет для вас хороших новостей. В Центре цифрового будущего (Center for the Digital Future) при Университете Южной Калифорнии проводили исследование моделей поведения в семьях, изучая такие показатели, как контакт и близость. Учёные обнаружили, что за несколько десятилетий на фоне цифровой революции время, проводимое членами семьи вместе, уменьшилось на треть. И эта статистика остается неизменной на протяжении многих лет. Данное исследование проводились в 30 странах по всему миру. И мы видим, что мы упускаем наших детей. Мы не оберегаем семейное время.

Также мы знаем из книги Гордона Ньюфелда и Габора Матэ “Не упускайте своих детей”, что наши дети всё больше и больше привязываются к своим ровесникам, чего не было никогда раньше. Они пользуются современными устройствами и технологиями, чтобы быть в контакте друг с другом. Мы проигрываем наших детей их ровесникам.

Мы также знаем, что именно наша привязанность и забота о детях пробуждают в них желание позаботиться об окружающих. Чувство заботы инстинктивно, но оно вызывается к жизни благодаря участию, которое проявляется к нам со стороны окружающих. В другом колоссальном исследовании, посвященном эмпатии, ученые сравнивали сегодняшние показатели с данными 30-летней давности. Оказалось, что дети и подростки в Северной Америке выказывают на сегодняшний день на 48% меньше эмпатии, чем 30 лет назад. Эмпатия, сострадание, внимание – это то, что привязанность даёт нашим детям. Без этих эмоций мы не можем полностью реализовать свой человеческий потенциал. Эти исследования также показывают, что сегодняшние подростки на 30% менее способны принять точку зрения другого человека, чем 30 лет назад. Это критично, если мы хотим, чтобы мы и наши дети становились подлинными гражданами мира.

Другой аспект привязанности касается психологической устойчивости. Опять же из долговременных исследований мы знаем, что в основе эмоционального здоровья и социального успеха ребёнка лежит привязанность. Большего успеха в социальной сфере достигают те, у кого есть заботливые близкие отношения в семье или в сообществе, к которому они принадлежат. Деревня привязанностей, в которую родители вводят ребёнка, также является естественным буфером, оберегающим ребёнка во времена неприятностей. Но к сожалению, на сегодняшний день идея о важности отношений, поддерживающих и оберегающих уязвимость детей, очень слабо реализована в практике воспитания.

Привязанность также освобождает детей от голода по отношениям, чтобы они могли обратиться к игре. Дети, главным образом, развиваются в игре. Привязанность ко взрослым обеспечивает детям покой, из которого они могут играть, открывать, выражать, исследовать, становиться капитанами кораблей своих собственных жизней и двигаться вперёд.

Также именно привязанность вводит в жизнь детей необходимые в обществе границы и рамки; помогает им отдыхать от стремления к тому что не может, не должно и никогда не произойдёт. Именно привязанность защищает их от превратностей жизни.

Поэтому нам нельзя упускать своих детей. И нам нужно стараться больше.

Моя племянница, когда ей было 14 лет, стала сильно зависима от своих сверстников. Ее телефон был средством постоянной связи с друзьями. Она больше не держалась за нас, своих дядей и тетей, бабушек и дедушек. И мы решили взять её с собой в поход. Там, куда мы отправлялись, не было сотовой связи, но она об этом не знала. Когда мы добрались до лагеря, она огляделась кругом, обвела глазами всех нас (мы собирались оставаться там 4 дня) и вздохнула: “Какая скукотища! Чем же я буду здесь заниматься?..” При этом она смотрела на всех нас, своих дядей и тетей. Итак, в начале нашего лагеря мы были самым скучным сборищем людей на планете. На третий день я наткнулась на мою племянницу, когда она разговаривала со своей матерью, моей сестрой. Девочка плакала и была в отчаянии. И когда я подошла к ним, сестра сказала мне: “Хорошо, что ты пришла. Моя дочка рассказывала мне, какой потерянной, встревоженной и депрессивной она чувствует себя в последнее время. Быть подростком сегодня – непростое занятие”. И я ответила: “Да, я хорошо помню, каково быть подростком”. И я села рядом с племянницей, обняла её за плечи и спросила: “Ты знаешь, каково первое правило, если ты чувствуешь себя потерянной и запутавшейся?” Она взглянула на меня и ответила: “Нет.” И тогда я вновь спросила: “А твои друзья – они тоже чувствуют себя потерянными и запутавшимися?” И она ответила: “О да, совсем как я”. Я продолжала: “А твой парень?” – “Да, и он тоже”. И тогда я спросила: “Ну а кто не растерян и не запутан? Кто точно знает, кто ты и что ты?” И тогда она посмотрела на меня так, как будто увидела меня в первый раз, и сказала: “Ты!” И я ответила ей: “Да! А кто ещё точно знает, кто ты?” И она огляделась и увидела свою мать тоже как будто в первый раз. После этого я оставила их наедине друг с другом. Я знала, что им нужно о многом поговорить. Позже моя сестра рассказала мне, что после пары часов разговора моя племянница сказала ей следующее: “Мама, я никогда бы не подумала, что ты меня поймёшь, поймёшь, что со мной происходит. Я даже не представляла, что с тобой было то же самое, когда ты была подростком”.

Как видите, мы можем не упускать своих детей. Даже когда они держатся за свои устройства, которые помогают им не упускать их ровесников. Нам просто нужно найти свой способ достучаться до них.

Одна из наших главных родительских задач в цифровую эпоху – быть буфером между нашими детьми и внешним миром. Нам нужно давать им устройства только тогда, когда они станут готовы и созреют для всего, что получат вместе с техникой; когда они смогут контролировать свои импульсы, когда у них полностью сформируется личность, способная справиться со всем, что несут с собой цифровые приспособления. И мы также должны научить их пользоваться этими устройствами должным образом, а не оставлять их разбираться самостоятельно: а что же это для меня значит.

Если говорить о стратегиях, которые я посоветовала бы родителям, то самое важное – верить в то, что мы и есть главный ответ на нужды наших детей. Это старинная мудрость, просто пересказанная в цифровую эпоху: мы – лучшее, что есть у наших детей.

Мы также должны поощрять зависимость наших детей от нас самыми разными способами. Что мы можем делать такого, что невозможно заменить? Как мы можем создать личные отношения, делиться нашей культурой, историей, праздниками, обычаями, нашим уникальным опытом? Что из того, что мы делаем, невозможно заменить?

Нам нужно создавать правила и ритуалы, чтобы сохранить надежную привязанность между нами и нашими детьми и защитить их от преждевременной встречи с гипертрофированной сексуализацией, с которой они сталкиваются сегодня. В этом мы должны быть абсолютными лидерами для наших детей.

Мы должны облегчать им возможность привязываться к нам глубоко и полностью. Что это означает? Это означает, что нам нужно обращаться к ним, глядя им прямо в глаза, дружелюбно, с улыбкой, говорить им “привет”, ловить их взгляд. Чтобы они видели в нашем взгляде теплоту, радость и удовольствие от взаимодействия с ними и наше желание общаться. Как говорит доктор Гордон Ньюфелд: “Если своего кота кормите не вы, а ваш сосед, то вы наверняка останетесь без кота”.

За нами также ведущая роль в том, чтобы научить детей пользоваться технологиями, задействующими привязанность. Именно мы первые должны объяснить детям новые правила и создать культуру пользования технологиями. Мы любим наши новые устройства и в этом нет ничего плохого. Но мы не можем позволить технике ослепить нас настолько, чтобы забыть главные потребности наших детей.

Рассматривая этот вопрос со всех сторон, на сегодняшний день я вижу самую главную проблему в том, что в цифровую эпоху мы не ведем наших детей за собой, а они ведут нас. Мы не можем позволить себе такой роскоши. Не могут её позволить себе и наши дети. От нас требуется большее, чем просто отслеживать их пользование устройствами, мониторить, что они делают. Это означает стать больше, чем полицейскими дома или в школе. И это означает, что, когда у нас возникает борьба за технологии, мы должны оберегать наши отношения любыми способами.

Я думаю, что главная задача, которая стоит перед нами в цифровую эру, на самом деле очень мало связана с самими технологиями, но главным образом с тем, как мы будем управлять нашей эмоциональной и социальной жизнью в этом новом мире.

Я хочу завершить выступление следующей мыслью: мы не можем отправлять наших детей в цифровую эпоху невооруженными, держащимися лишь за технологии и устройства. Зрелость – обязательное условие для подлинного гражданства в цифровой век. И лучшими “устройствами” по-прежнему остаются родители.

Большое спасибо.

Перевод Алёны Федоренчик

Редактура Златы Волковой

Озвучивание  русской версии Евы Фарбер

Титрование русской версии Валентины Ячичуровой

Источник

Фото взято с ресурса macnamara.ca

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *