Красивый мальчик/Beautiful boy, 2018

maxresdefault.jpg

«Красивый мальчик» – фильм об истории одной семьи, в которой любимый и дорогой родителям талантливый мальчик становится наркозависимым. В сюжете раскрываются эмоциональные детали того, как проходит свой путь подросток, и как проходит свой путь отец подростка-наркомана.

Фильм снят по автобиографической книге Дэвида Шеффа «Красивый мальчик: путешествие одного отца через дебри наркозависимости его сына». Причем на прилавках магазинов оказалось одновременно две книги. Одна от отца, вторая – от Ника Шеффа, где он описывал свою историю.

Родители мальчика в разводе, Дэвид женится снова, и у них в семье появляются еще двое детей. А старший сын Ник остался как бы между двух стульев. Семья вроде как и существует, но той, что была у Ника, уже нет. Он подвис, не смог адаптироваться к тому, что приготовила для него жизнь. И открыл для себя метод бегства от реального мира, который уже не отпускал его, как он ни пытался. Ник наркозависим, постепенно с легких наркотиков он перешел на метамфетамин. А от отрицания проблемы – к лечению.

Интенсив 1
опора, поддержка, уязвимость, наркозависимость

Его отец остается в контакте с сыном, он проживает страшные открытия о том, что происходит с их ребенком, но Ник не меняется для него. Ник для него – это его красивый мальчик навсегда.

Дэвид изучает нейрохимию зависимости, консультируется и старается найти помощь для сына. При этом он всегда готов встретить своего ребенка, быть с ним, отвечать на его потребности. Дэвид остается отцом для Ника и, даже переживая тяжелые эмоции из-за разного, что происходит в их жизни, Дэвид несет ответственность за отношения с сыном. Он не перекладывает на ребенка часть своей ноши и не обвиняет его в своих переживаниях. Видно, как ему больно, и как его боль остается его взрослой отцовской проблемой.

В то же время Ник получает все самое важное, в чем действительно нуждается. Это теплое приглашение существовать в жизни родителей. Дэвид не отчуждается от него, он не видит в нем монстра, отделяет его от его ужасных поступков. В фильме есть сцены, где Дэвид не брезгует позаботиться о сыне, даже когда он в самом неприглядном состоянии.

Он всегда держит в уме тот образ ребенка, каким Ник был, это часть его восприятия Ника. Он не делает над собой усилие. И эта его способность быть отцом при любых обстоятельствах сохраняет те отношения, которые необходимы любому подростку, любому зависимому ребенку, чтобы побороться за свою жизнь.

Валентина Ячичурова

подписка на дайджест

7 thoughts on “Красивый мальчик/Beautiful boy, 2018”

  1. Vlada:

    Скажите, пожалуйста, можно ли смотреть с детьми? Каковы возрастные ограничения? Спасибо!

    1. Юлия Твердохлебова:

      Думаю, этот вопрос решает каждый родитель для себя, готов ли он показать фильм с таким содержанием своему ребенку. Все дети разные, ситуации в семьях тоже разные.

    2. Валентина Ячичурова:

      Влада, это не детский фильм, я не знаю, зачем его детям показывать. Тут есть чему поучиться родителям.

  2. Надя:

    Я когда смотрела фильм почувствовала сильную схожесть с отцом мальчика, я так же все время сканирую своих детей, много думаю о них, чувствую их. Часто замечаю, что мало родителей вокруг, которые также сильно погружены в своих детей как я. Но с другой стороны, мне иногда кажется что такое мое состояние – это нехорошо, как будто я не даю ребёнку повзрослеть. И когда в фильме был момент, что отец мальчика сказал, что он больше не может спасать его, я подумала, что вот, это наверное тот правильный шаг, который и мне когда-то прийдется совершить. Отпустить проблемы своих детей… Но следующая мысль которая пришла, что а вдруг теперь этот мальчик потерял последнюю опору, и фильм закончится тем, что он покончил с собой… Короче, у меня как будто внутренний конфликт, с одной стороны мне импонирует отец мальчика, так как я сама такая же, но с другой стороны мне кажется, что это гиперопека, что если бы папа постоянно его не спасал, то мальчик бы взял ответственность за свою жизнь.

    1. Валентина Ячичурова:

      Надя, заметьте, что когда папа перестал мальчика спасать, то все стало еще хуже, и хорошо, что они нашли друг друга и Ник интуитивно получил поддержку. Так как требовалось не спасение, требовались человеческая привязанность и принятие. Которого мальчик автоматически лишился, когда у папы кончились силы. Но, родительский инстинкт этого отца так просто было не сломить. Он снова включил сына в свою жизнь. И посмотрите, что стало.

  3. Татьяна:

    У меня возник вопрос. В тот момент когда сын позвонил отцу и просил о помощи, я готова бы была к нему рвануть со всех ног, но отец этого не сделал. У нас возник спор с мужем. Что возможно это такая терапия и нужно сыну самому сделать выбор и остановиться. Но во мне все протестует. Как он может остановиться если даже ученые ему говорили что мозг меняется. Он не может помочь себе просто так из силы воли. А в этот момент когда отец отказал ему, мне показалось что сын упал в еще большую яму. Как раз та самая дыра о которой сын говорил. Которая от того то и есть что он себя чувствует одиноким и не нужным. Может я не права. Как это в теории привязанности? Как поступить в такой момент? По мне, так мы не должны никогда отступаться от ребёнка.

    А фильм потрясающий, красивый и тонкий. Спасибо)

    1. Валентина Ячичурова:

      Татьяна, спасибо за ваши размышления.
      Думаю, что вы правы. Именно это я и хотела показать в рецензии. Все началось с дыры, с его сугубо внутреннего ощущения разрыва связи, не хватило надежности и стабильности отношений. И отчуждение отца никакая не терапия в этом контексте, это срыв отца, который можно понять.
      Однако, ребенку этот срыв ничем не помог, а только лишил мостика, который всегда маячил на горизонте, благодаря родительской работе отца, который не бросал, нес ответственность за отношения, перекрывал и перекрывал любые проблемы в поведении мальчика.
      В фильме это ясно видно.
      Да, необычный и тонкий фильм, согласна с вами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *