Как возникают зависимости

maritime-1726385_960_720.jpg

Вопрос: Что вы подразумеваете под зависимостью? Какие особенности поведения можно наблюдать в людях с зависимостью?

Г. Ньюфелд: Термин «зависимость» подразумевает под собой рабское положение по отношению к чему-либо, когда мы подчинены чему-то, что уже не в состоянии контролировать. Энергия, которая движет нами, сильнее нашей воли.

Сегодня мы уже знаем, что основная движущая сила, которая управляет человеком, – это стремление чувствовать себя в контакте с другими, ощущать привязанность, испытывать близость.

Привязанность – основная человеческая потребность, стремление к контакту – тот драйв, который сопровождает нас от рождения до самой смерти. Новорожденный, оставшийся в одиночестве, обречён, привязанность равна выживанию, и когда в наш мозг поступает сигнал об отсутствии контакта и близости, мозг реагирует на него очень остро, даже если прямой угрозы для жизни не существует.

Стремление к близости и голод по привязанности являются основным источником энергии для зависимости. Одна из самых удачных метафор для зависимости – пустышка, она успокаивает на время, но не напитывает, а это и есть главное свойство зависимости.

Младенец сосёт пустышку и успокаивается. При сосании образуется слюна, активизируется парасимпатическая нервная система и снижается чувство тревоги.

Сосание – это рефлекс, необходимый новорожденному для выживания, и он непосредственно связан с привязанностью, с ощущением контакта и близости. Его задача – наполнить желудок молоком, напитаться. Но в случае с пустышкой напитывания не происходит.

Получается, что благодаря соске наступает успокоение, но это происходит в результате сосания, а не как следствие наполненного желудка и близости с заботящимся взрослым. Поэтому, как только он перестает сосать, все симптомы тревоги и голода возвращаются.

Ситуация не изменилась. Пустышка не изменила положение вещей. Выделилась слюна, активировались реакции парасимпатической системы, но еда в желудок не поступила и ребенок остался голодным. В мозг поступил сигнал о насыщении, но истинного насыщения не произошло.

Так работает зависимость: когда мы делаем что-то, что отправляет в наш мозг сигнал о насыщении, удовлетворении, ощущении себя в контакте и близости, но на самом деле насыщения и близости не происходит. Любую зависимость можно рассматривать с этой точки зрения: она подает мозгу сигнал/ощущение, или чувство, что все в порядке, но при этом ситуация не меняется, обстоятельства не меняются.

Например, зависимость от секса.  В результате сексуального контакта наступает приятное возбуждение, в кровь выделяются такие гормоны, как окситоцин и допамин, способствующие тому, что мы чувствуем удовлетворение и эйфорию от близости. Секс дает ощущение, что все в порядке, успокаивает, но если наш сексуальный партнер в действительности нас не любит, не выбрал нас, и близость не настоящая, то напитывания от этой близости не происходит, и в результате нам нужно все больше и больше секса. Мы впадаем в зависимость от секса, потому что он успокаивает, но не напитывает.

Получается, что какое-то определенное действие удовлетворяет сиюминутную потребность, приносит облегчение, но не решает саму проблему, не влияет на источник этой потребности, откуда она появилась.

Г. Ньюфелд: Это действие обычно даже не затрагивает истинную потребность. Просто появляется чувство, что ситуация изменилась, но она осталась прежней. Когда ребенок голоден, ему нужна еда. Пустышка не удовлетворяет потребность в еде. У тела создается впечатление, что поступила еда, но это просто впечатление.

Посмотрите, например, на алкогольную зависимость. Когда человек выпивает алкоголь, у него снижается ощущение уязвимости. У нас у всех есть потребность чувствовать себя в безопасности, защищёнными, стрессоустойчивыми. Алкоголь дает это ощущение, благодаря ему человек не чувствует душевных ран, собственной хрупкости и даже физической боли. Это измененное состояние сознания. Никакого изменения не произошло.

Именно поэтому алкоголь вызывает такую сильную зависимость: потому что он успокаивает тревогу, невероятно успешно снижает чувство тревоги. Но он никак не влияет на источники тревоги, на реакции, которыми откликается наше тело на тревожащие обстоятельства, на нашу способность смотреть в глаза тому, что тревожит, и продолжать быть у руля своей жизни. А значит, алкоголь не решает реальную задачу по улучшению нашей способности переживать тревожащие чувства, испытывать тревогу и не разваливаться от этого.

То есть, благодаря алкоголю, вы чувствуете себя лучше, ничего при этом не меняя в своей жизни.

Г. Ньюфелд: Именно. Вы чувствуете себя лучше, ничего при этом не меняя ни внутри себя, ни снаружи. Главное – это то, что, когда эффект, вызванный алкоголем, пройдет, вы по-прежнему будете в том же самом состоянии. У вас по-прежнему будет непереносимый страх перед собственной уязвимостью, у вас будет то же состояние тревоги, что и прежде. Вы будете в том же состоянии, что и до принятия алкоголя, и значит, ваша способность смотреть тревоге в глаза никак не изменилась. Просто вы не чувствовали тревогу, пока вы были под воздействием алкоголя.

Попытки притупить душевное страдание, убежать от уязвимости – одна из основных причин зависимости. Когда какое-то действие или вещество притупляет чувствительность и мы вдруг испытываем облегчение от душевной боли – мы можем легко впасть в зависимость. Да, это могут быть химические вещества, притупляющие наше восприятие или влияющие непосредственно на нашу систему возбуждения: курение, алкоголь, наркотики, но это могут быть и какие-то внешние рядовые действия.

Мы можем впасть в зависимость от чтения, если чтение позволяет нам забыться и не испытывать боли. Мы можем впасть в зависимость от просмотра телевизора, потому что, когда мы смотрим телевизор, мы не чувствуем уязвимости. Это может быть зависимость от занятий спортом  или от шоппинга. Основная мысль здесь – это может быть всё, что угодно, если оно будет способствовать бегству от уязвимости.

В зависимости всегда можно выделить  две основных составляющих: действия, которые подают в мозг сигнал удовлетворения/напитанности, но не напитывают и ничего в реальности не меняют, и человек, избегающий чрезмерной уязвимости.

Родители часто задаются вопросом: «Как узнать, что мой ребенок-подросток зависим?», «Как понять, что мне уже нужно принимать меры?»

Г. Ньюфелд: Говоря о детской зависимости, следует смотреть глубже, чем просто на действия ребенка, от которых возможна зависимость: например, играет ли в компьютерные игры, или курит, или употребляет алкоголь. Признак зависимости – это когда у них не получается отказаться от этой деятельности, когда это сильнее их.

Например, вы договариваетесь с ребёнком, и он добровольно соглашается с необходимостью ограничений, хотя бы временных, допустим, ограничить экранное время до часу в день. И дальше вы наблюдаете, сможет ли он придерживаться своих намерений или же он начнет втихаря пользоваться телефоном или компьютером. Просто понаблюдайте.

Я всегда привожу такой пример. Когда кто-то говорит: «Я курю, но если захочу, то могу и не курить», то можно договориться о том, что человек откажется от сигарет на непродолжительное время:

– Хорошо, давайте посмотрим, сможете ли вы 3 дня не курить.

– Запросто. Если бы я захотел, то смог бы.

– Тогда давайте так и сделаем. Увидимся через 3 дня.

И тогда сразу становится понятно, есть у человека зависимость или нет. Основной момент зависимости — это то, что человек ее уже не контролирует. Поэтому с ребенком мы смотрим именно на это: может ли он себя контролировать? Если нет, то это значит, что он зависим.

Почему подростки более подвержены зависимостям, чем взрослые?

Г. Ньюфелд: Это связано с особенностями развития мозга подростка. Зоны мозга, отвечающие за возникновение эмоций, развиваются быстрее, чем зоны мозга, отвечающие за управление импульсами и поведением, вызываемым эмоциями. Соответственно, у подростков хуже развито интегративное мышление, то есть способность смешивать противоречивые эмоции (например, я чувствую себя одиноко, но знаю, что меня любят), видеть мир не только в чёрно-белых тонах, воспринимать чужую точку зрения. У них отсутствует объективное восприятие. А ведь именно от этого зависит способность к самоконтролю и отсрочка удовольствия, абсолютно необходимые для того, чтобы остановить развитие зависимости.

подростки, самоощущение

Отсутствие интегративного мышления – основной фактор, влияющий на предрасположенность подростка впадать в зависимость.

Что, на ваш взгляд, лежит в эпицентре зависимости?

Г. Ньюфелд:Зависимость всегда развивается там, где есть рана от привязанности. Когда человек начинает бороться с зависимостью, одни и те же вопросы выходят на поверхность и повторяются снова и снова, и все крутится вокруг двух больших тем.

Первая тема – это раны привязанности, голод по привязанности, психологическая незрелость, когда человек очень сильно нуждается в привязанности. Вторая тема – это бегство от уязвимости этих ран. Практически везде, где есть зависимость, присутствуют эти две темы.

Но с одной оговоркой. Существуют некоторые химические вещества, например, кокаин, экстази, которые, попав в организм, предположим, их подсыпали в напиток, или подросток их выпил под давлением друзей, вызывают сильнейшее физиологическое привыкание. Они начинают как бы жить собственной жизнью, и такая зависимость может произойти даже с самым здоровым и уравновешенным человеком.

В этом случае с большей вероятностью удастся победить зависимость тому, у кого развито интегративное мышление, у кого есть поддерживающая привязанность, больше энергии становления, потому что, на самом деле, зависимость произошла на уровне физиологии из-за сильных свойств данных химических веществ, а не из-за невыносимой душевной боли и попыток убежать от этой боли.

Когда присутствует зависимость, всегда можно найти источник в прошлой боли от разделения, в побеге от этой боли, и зависимость дает физиологическое ощущение близости в отсутствие настоящей питающей близости.

Зависимость дает вам ощущение напитывающей близости. Она дает это ощущение, но ощущение – это ложь. Оно находится на уровне физиологии, но на самом деле это не реальность, и напитывания не происходит.

Получается, что зависимость  это более глобальное понятие, гораздо более широкое, чем просто вопрос о привыкании к разным веществам. Зависимость это реальность, касающаяся каждого из нас. В какой-то степени у нас у всех есть зависимое поведение, которое нам сложно контролировать, например, зависимость от чтения, от работы, от завоевывания любви. И признание того, что это существует в нашей жизни, очень важно, чтобы побороть зависимость.

Г. Ньюфелд: Да, именно так. Конечно, существует много нюансов, но в своей основе зависимость является чем-то, что успокаивает, но не напитывает.

Написано на основе интервью Гордона Ньюфелда «Зависимости и дети»

Перевод Марианны Павловой

Источник – учебный кампус Института Ньюфелда

Фото: pixabay.com

One thought on “Как возникают зависимости”

  1. Дарья:

    И что же делать с зависимостью?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *