Перекрывание разлуки: строим спасательные мостики

Вынужденная разлука. Иногда это происходит и не всегда входит в наши планы.

Когда моему сыну было 2 года и 2 месяца, я неожиданно попала в больницу. Почти на две недели. Забрала меня скорая помощь, так что подготовиться заранее времени у меня не было. Я представить себе не могла, как мой ребёнок будет без меня. Я была очень встревожена и понимала, что нужно что-то придумать и организовать так, чтобы он эту разлуку переносил как можно легче.

Во время разлуки с сыном 24 часа в сутки был его папа, с которым связь у него очень сильная, так как муж всегда много времени проводил с сыном как физически, так и эмоционально. Я же звонила по телефону и разговаривала с сыном три-четыре раза в день. Старалась делать это в те моменты, когда он особенно сильно ощущал моё отсутствие: как только проснулся – утром или днём, и когда приходило время ложиться спать вечером. Он ещё не разговаривал, мог только сказать “угу”, если правильно сформулировать вопрос. Поэтому я здоровалась с ним, говорила, что люблю, что я знаю, что он скучает, что я тоже скучаю, что мне жаль, но я сейчас не могу быть рядом, НО… Я попросила мужа купить разных конфет с интересными обёртками, и в течение дня он прятал их дома в разные места. Сообщал мне, где он спрятал очередную конфету, и вот это было то самое НО, тот самый маленький мостик. “Но зато”, – говорила я сыну, – “я кое-что спрятала для тебя дома, давай поищем вместе”. И мы вместе по телефону искали конфету. Когда находили, я каждый раз слышала восторженный возглас, успевала сказать, чтобы он не выбрасывал фантик, что, как только я вернусь домой, мы вместе посмотрим все картинки. “Пока-пока” я говорила уже на фоне шелеста разворачиваемой конфеты и разговоров папы о том, что же там на фантике. Съедал сын конфету не всегда, иногда заворачивал обратно и клал на место, а в течение дня ещё раз сам находил её, когда хотел.

Кроме звонков с конфетами я нарисовала для сына несколько картинок. Как могла, так и нарисовала… Нарисовала наш дом и его с папой внутри, нарисовала скорую помощь, больницу и себя в окошке и соединила их дорогой. Ещё нарисовала несколько моментов из обычной жизни, которые мы обычно делаем вместе: купаемся в ванной, едим апельсин, плаваем в бассейне и т.д. Когда они приехали ко мне через четыре дня с букетом цветов, собранным по дороге для меня, мы вместе рассматривали и обсуждали эти картинки. И потом, дома, сын смотрел их с папой.

До того как они приехали ко мне в больницу, я часто наблюдала, как сильно плачут дети в момент расставания с мамой. Особенно если, дотянув до самого конца времени визитов, детки видят закрывающуюся калитку, за которой остается мама. Когда пришло время сыну с папой уходить, я увидела, как напряглось маленькое личико, и сказала: “Я сейчас поднимусь по лестнице и скину тебе из окошка самое большое красное яблоко, как думаешь, сможешь словить?” Они с папой поймали яблоко, всю дорогу домой ели его, а дома ждала конфета, в новом укромном месте, которое “знает только мама”.

Когда я вернулась домой, меня ждала выставка из конфетных фантиков. Они с папой наклеили их на картонки и расставили для удобного просмотра.

Я очень боялась, что во время визитов в больницу или по возвращении домой увижу тревожные признаки нашего разделения. Что ребёнок будет цепляться за меня, не будет отходить ни на шаг или, ещё хуже, наоборот, защитится и не будет замечать меня, будет вести себя, будто меня и нет, будто ему всё равно. Но я ничего этого не увидела… Во время визитов в больницу я хватала сына в охапку, целовала и говорила, как он для меня важен и дорог, что скоро я буду дома и какие они с папой молодцы. Сын смеялся, обнимался, какое-то время в этом купался, а потом… убегал поиграть рядом, ведь вокруг много интересного.

Исходя из собственного опыта могу теперь утверждать – это работает. Перекрывание работает. Когда мы смещаем акцент с расставания на следующую встречу – реальную, звонок по телефону, подарок, свидание во сне – всё, что угодно. Нашим детям очень важно представлять эту следующую встречу. Так даже долгую разлуку можно представить в виде маленьких отрезков ожидания встречи, в виде последовательных, равномерно распределённых во времени мостиков. Когда нас нет рядом физически, то это наша ответственность, ответственность взрослых помочь им чувствовать связь с нами на расстоянии, не допустить утраты доверия к нам, не дать почувствовать себя брошенными.

Ну и, конечно, нельзя забывать про то, что они имеют полное право расстраиваться, грустить и плакать, а нам остаётся уважать эти эмоции, утешать и принимать.

За два дня до выписки мы пошли посмотреть на поезда, которые проезжали недалеко. Пришли, а поезда всё нет и нет… И сын стал плакать. Сначала ничего необычного: поезд-то не едет. Но потом проехал поезд, потом ещё один и ещё… а он всё плакал и плакал у меня на руках. Сначала громко, очень громко, потом потише, потом снова громко, потом снова тише, а я всё твердила: да, я знаю, тебе очень хочется, чтобы я была рядом, тебе хочется быть вместе, скоро так и будет, но пока я не могу. И так около получаса. Потом плач стал тише, потом остались лишь жалобные всхлипывания, потом и они затихли. А потом он съел помидор и пошёл играть дальше. Это были очень нужные ему слёзы, очень исцеляющие и примиряющие слёзы, слёзы под стук колёс проносящихся мимо поездов.

Екатерина Серикова,

специально для сайта alpha-parenting.ru

Рисунок из архива автора

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

7 thoughts on “Перекрывание разлуки: строим спасательные мостики

  1. Юлия

    Спасибо за замечательные и волшебные приемы, хотя казалось бы простые, которые помогают преодолеть разлуку с ребенком. Нужно только включать воображение!

    Reply
  2. Екатерина

    Спасибо за статью. Моя дочка не хотела отпускать меня на работу, я не могла её успокоить, хотя я очень подробно объясняла, чем она будет без меня заниматься, когда я приду, что я ей принесу в подарок и т.п. А потом я взяла карандаш, нарисовала ей как она гуляет с бабушкой, как я еду на работу и работаю, как я и папа приходят за ней и дочка успокоилась! Она отпустила меня и помахала ручкой. Это действительно работает.
    Еще я дала ей свою маленькую фотографию и теперь на прогулке она очень часто достает её и смотрит.

    Reply
  3. Екатерина

    Уважаемая Екатерина!

    Я уже 1,5 недели нахожусь в больнице,  попала ургентно на сохранение второй беременности. Старшему сыну (2,5 года) мне пришлось объяснять все на лету, что маме внезапно стало плохо и мне надо побыть в больнице.
    У нас с ним очень хорошие отношения, взаимопонимание. Но первые 6-дней разлуки (телефонные звонки были, но без визуального контакта с сыном, даже по Интернету) оказали свое отрицательное влияние. Оговорюсь, что изначально мне пришлось прислушаться к мнению мужа и не беспокоить сына по Skype, потому что, как он рассказывал: “Сын сразу начинает плакать за тобой, как только увидит где-либо на фото или услышит звонок по телефону”. Я была в растерянности – я была уверена, что должна поддерживать некие ритуалы, напоминающие сыну обо мне, но напоминания о маме причиняли ему боль.
    На 7-й день муж и сын пришли меня навестить в больнице, и сын постоянно не слазил ему с рук, перестал смотреть мне в глаза. От меня дистанциировался, давал себя поцеловать только по моей просьбе, сам не лез, хотя обычно ласки у нас по обоюдному желанию, и в конце визита поторопил папу, чтоб поскорее уйти гулять. Я, конечно, взяла себя в руки, чтоб не “раскиснуть”, понимаю, им обоим сейчас нелегко, а у ребенка это защитная реакция, более того – он наконец-то “дорвался” до папы (муж обычно очень занят на работе, а тут стал больше уделять сыну времени, ведь я в больнице, и ничьей сторонней помощи нет).
    И в этот трудный для нас момент я написала Ольге Писарик письмо, где поделилась своей проблемой. И ответ пришел незамедлительно, в нем Ольга напомнила мне о приеме перекрывания. Тогда я зашла на сайт сообщества “Заботливая альфа”, чтобы найти побольше примеров, которые бы подошли в нашей конкретной ситуации. И именно Ваша история, Екатерина, имела 100% попадание с обстоятельствами, которые сложились у нас.
    Я сразу же воспользовалась советами, нарисовала сыну рисунок с больницей, где я и малыш в животике, и дом, где он с папой. Когда в следующий раз они с папой навестил меня, я прокомментировала сыну этот рисунок, он и сам начал о ляле в животике говорить, потом подарила ему небольшой конструктор, и мы все время потратили с ним и папой на игру.
    А еще использовали Вашу идею с конфетами, и теперь сын регулярно получает в подарок от мамы киндер-сюрпризы.
    И я чувствую, что это снова тот ребетенок, который был раньше, нежный и скучающий, но уже понимающий, почему мамы нет рядом.
    Я очень благодарна Ольге Писарик за ее “скорую помощь” и ключевую подсказку, а Вам – за опыт, которым Вы любезно поделились на сайте, и который помог буквально пошагово улучшить мои отношения с сыном.
    С уважением
    Екатерина

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *