Польза, которую приносят слёзы

33-1.png

Какую пользу приносят слезы и почему их не стоит избегать? Нужны для слез особые причины? Возможно, взрослым стоит поучиться у детей тому, с какой легкостью они плачут.

Маленькие дети обладают особой мудростью – они совершенно не стыдятся и не испытывают угрызений совести, если им случается разрыдаться.

Возможно, причина в том, что они обладают более точным и менее надменным ощущением своего места в мире: им известно, что они чрезвычайно маленькие создания во враждебной и непредсказуемой реальности, они почти не могут контролировать происходящее вокруг, их способности к пониманию весьма ограничены и у них есть огромное количество поводов, для того чтобы почувствовать страдание, меланхолию или замешательство.

Почему бы тогда и не разражаться время от времени целительными рыданиями, пусть даже совсем ненадолго, по поводу самого этого грустного факта нашего существования?

Интенсив

К сожалению, это благоразумие склонно покидать нас с возрастом. Нас учат любой ценой не быть этим очевидно отталкивающим (а на самом деле весьма мудрым) существом – плаксой. Мы начинаем ассоциировать зрелость с определённой неуязвимостью и уверенностью в своих действиях. Нам кажется, что целесообразно будет производить впечатление, что мы непоколебимы при любых обстоятельствах и контролируем всё происходящее.

Однако это, конечно же, лишь напускная храбрость и довольно опасная позиция. Понимание того, что с обстоятельствами порой невозможно продолжать справляться – это неотъемлемая часть истинной выносливости. По сути своей мы являемся плаксами, и нам стоит стремиться всегда оставаться ими – то есть, такими людьми, которые отлично помнят о своей склонности к ранимости и гореванию. Смелая жизнь включает в себя моменты утраты мужества. Если мы не позволяем себе сгибаться довольно часто, то однажды мы неизбежно рискуем сломаться.

Мы жестоко заблуждаемся, считая, что единственное оправдание для слёз – это какая-то явная и определённая катастрофа.

Из-за этого мы забываем, как много всяких неприятных событий происходят с нами каждый час, как много так называемых «мелочей» могут на нас влиять и насколько невероятно тяжёлыми они могут оказаться в итоге за неожиданно короткое время.

Когда нас охватывает желание плакать, нам стоит быть достаточно взрослыми, чтобы принять решение отдаться ему, так же, как мы умели это благодаря своей мудрости в 4 или 5 лет. Мы можем отправиться в тихую комнату, накрыть голову одеялом и от души выпустить необузданные потоки эмоций по поводу всего этого ужаса.

Мы легко забываем, как много энергии обычно тратится на сражение с отчаянием; теперь же мы, по крайней мере, можем позволить унынию взять своё. Никакая мысль больше не окажется слишком мрачной: очевидно, что мы никуда не годимся. Несомненно, что все вокруг ужасно злые. Естественно, что это всё невозможно вынести. Наша жизнь – бесспорно – бессмысленна и разрушена. Чтобы этот процесс сработал, нам нужно дойти до самого дна и комфортно там устроиться; нам нужно позволить ощущению катастрофы полностью нас охватить.

А затем, если мы как следует постарались, в какой-то момент этого страдания наконец возникнет мимолётная идея, которая осторожно покажет нам выход на другую сторону: мы подумаем, что было бы довольно приятно погрузиться в горячую ванну и мы можем сейчас это сделать, вспомним, как кто-то ласково гладил нас по голове, что у нас есть один с хвостиком хороший друг на этой планете и ещё остались интересные книги, которые стоит прочитать, – и мы поймём, что самая ужасная часть бури уже позади.

Несмотря на нашу взрослую способность к разумным доводам, детские потребности постоянно зудят где-то внутри нас. Желание объятий и поддержки никогда не покидает нас надолго, хотя могли пройти десятилетия с тех пор, как сочувствующий взрослый, чаще всего родитель, давал нам физически почувствовать себя в безопасности, целовал нас в лоб, смотрел на нас с доброжелательностью и нежностью, и, возможно, говорил тихим голосом всего лишь одно слово: «Бывает».

Потребность в мамочке, если можно так сказать, подвергает нас риску стать посмешищем, особенно если в нас уже под два метра роста и мы занимаем ответственное положение.

Дисциплина

Однако понимание и принятие своих детских стремлений, на самом деле, составляет суть подлинной взрослости. Честно говоря, не бывает зрелости без адекватных отношений с инфантильностью, и не бывает по-настоящему взрослых людей, которые довольно часто не испытывают потребности, чтобы их утешали, как малышей.

В домах, где царит понимание, нам стоит завести таблички наподобие тех, что есть в отелях, – чтобы вывешивать их на дверях и информировать проходящих мимо, что мы проведём следующие несколько минут внутри, совершая нечто очень важное для нашей человеческой природы, неотъемлемо связанное с нашей способностью жить как взрослые: рыдаем, как потерявшийся ребёнок.

Ален де Боттон  (Alain de Botton)

Перевод Ирины Маценко
Редактура Надежды Шестаковой

Источник

Фото: canva.com

Дорогие читатели, вот несколько статей для вас в продолжение темы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *