«Мама, уходи!» Что делать, если ребёнок вас отталкивает

dinosaur-1430242_960_720.jpg

«Нет! Уходи!», «Тебе всё равно!», «Замолчи!» или же ужасное: «Ненавижу тебя!» Если ваш ребёнок говорил что-то подобное, будьте уверены, вы не одиноки. Многие родители испытывают неприятие и бессилие в таких ситуациях. Нас естественным образом тянет заботиться о своих детях, поэтому очень ранит, когда кажется, что детям не нужна наша забота в минуты огорчения. Но мы нужны нашим детям, им нужно чувствовать нашу силу и безусловную любовь, и, что важнее всего, им нужно принятие вот этих самых чувств злости!

Когда ваш ребёнок отталкивает вас, не позволяет себя обнять или даже приблизиться, ему всё равно нужно знать, что вы заботитесь о нём и поддерживаете с ним эмоциональную связь. Неважно, насколько холодной стала атмосфера, мы всегда можем вернуть в неё немного теплоты, сочувственно улыбнувшись или предложив ребёнку что-нибудь попить.

Если детям сложно справиться со своими чувствами, они быстро начинают злиться и обвинять тех, кто к ним ближе всего. Родители и близкие часто чувствуют, что их обвиняют несправедливо, поэтому начинают в свою очередь обвинять детей, угрожать, защищаться или взывать к рассудку – с нулевым результатом. Происходит цепная реакция обвинений и отвержения, родители и дети отталкивают друг друга всё дальше. Понятно, почему родители чувствуют себя обиженными, отвергнутыми и порицаемыми, когда их игнорируют и атакуют физически или вербально. Их чувства объяснимы, однако же, если они действуют из этой точки обиды, то, скорее всего, позже об этом пожалеют. В таком случае они с меньшей вероятностью смогут удовлетворить те потребности ребёнка, которые привели его к этому поведению. Разражается битва между двумя обиженными «детьми», один из которых больше другого!

Главной задачей и залогом успеха является способность взрослого позаботиться о собственных чувствах и уровне стресса в такие моменты, а также справиться с ними. Например, если мы будем более осознанно замечать наше стремление поспорить, мы сможем принять решение ответить с эмпатией, даже когда устанавливаем чёткие границы. Как и мы, взрослые, дети сопротивляются указаниям во время острых эмоциональных периодов до тех пор, пока не почувствуют, что их понимают. Детям нужно, чтобы мы были их якорями, чтобы мы не теряли опору, в то время как они утрачивают свою, а если мы всё-таки её потеряем (нам это по-человечески свойственно!), им нужно, чтобы мы починили связь. Это даёт им необходимый образец поведения, по которому они будут постепенно развивать свои способности к саморегуляции, чтобы те поддерживали их на протяжении всей жизни.

курс, игра

Импульсивное поведение детей и взрослых традиционно рассматривается как то, что необходимо контролировать, не учитывая и не принимая во внимание задетые чувства и неудовлетворённые потребности. Однако чтобы наша реакция была по-настоящему конструктивной, она должна опираться на эмпатию к себе и к ребёнку.

Во времена эмоциональных перегрузок дети отчаянно нуждаются в том, чтобы мы могли видеть, что стоит за отвержением и агрессией. Им необходимо, чтобы мы их слышали и отвечали с сочувствием на их страх, растерянность, одиночество и фрустрацию. Когда чувства расстроены, дети не могут задействовать рациональную часть своего мозга, поэтому призывы к рассудку могут привести их в бешенство. Вопросы «Что случилось?» иногда окажутся для них непереносимыми. Но проявление внимательной заботы об их чувствах и снижение напряжения – обычно именно то, что им нужно: «Дорогой, я вижу, что сейчас тебе очень тяжело, давай оба присядем ненадолго и глубоко подышим, чтобы немного сбросить стресс». Мы также можем раскрыть объятья навстречу ребёнку: «Может, обнимашки поднимут тебе настроение», или разрешить ему выпустить всё накопившееся: «Милый, позволь себе поплакать от души».

Если мы сами сможем замедлиться, подышать, сделать паузу, проявить эмпатию к самим себе (мысли типа «это и ПРАВДА тяжело» помогут признать происходящее с нами), а затем задействовать нашу эмпатию к ребёнку, нам будет проще понять, что он на самом деле хочет до нас донести. Когда ребёнок орёт: «Я тебя ненавижу!», иногда для него это единственный способ сказать, что они ненавидят свои чувства. Высказывания вроде «ты тупой» могут означать стыд и унижение, «уходи!» может быть потребностью в большем уважении к его границам и автономии или же выражением одиночества, грусти или отвержения.

девочка, эмоции

Обратите внимание на те чувства, которые ваш ребёнок вызывает в вас в такие моменты, они могут дать вам хорошие подсказки о том, какие свои чувства ребёнок пытается до вас донести. Типичным примером будет родитель, который утром оставляет цепляющегося грустного ребёнка, а вечером его встречает ребёнок, который отказывается на него смотреть. Ребёнку нужно помочь восстановить контакт и разобраться с застрявшими чувствами отвержения. Возможно, здесь придётся кстати игра в прятки, где ребёнок восстановит своё чувство уверенности в том, что он может найти исчезнувшего родителя.

Наше сердце – это внутренний компас, который позволяет нам настроиться на запутанные чувства и потребности ребёнка, а если же оно молчит, мы чувствуем себя будто потерянными в океане во время эмоциональной бури.

В модели дружелюбного воспитания, если ребёнок отталкивает родителя, то последний замечает (чем раньше, тем лучше), что обстановка накаляется, и понимает, что если он не отрегулирует эмоциональную температуру, то это может привести к перегрузке. Если просто остановиться и спросить себя: «Что он может сейчас чувствовать?», «Что ей на самом деле нужно?» и «Как я себя чувствую, что мне нужно?» – это помогает начать путешествие от головы к сердцу, приводя нас к эмпатии. Родитель уходит от расспросов типа: «Почему ты так отвечаешь?», вместо них он рассматривает силу эмоций ребёнка как напрямую зависящую от уровня его стресса, как крик о безопасности и контакте. Родители понимают, что ребёнок может вести себя лишь настолько хорошо, насколько хорошо себя чувствует, что у него есть энергия делиться и сотрудничать только тогда, когда его эмоциональные резервуары заполнены.

Так как дети очень чувствительны к тому, что о них думают родители, у них есть защитный инстинкт отталкивать родителя при возникновении конфликта, когда они боятся его гнева и критики. У ребёнка также есть инстинктивная потребность в поддержке от его любящих, зрелых и заботливых родителей! Дети чувствуют замешательство и испытывают внутренний конфликт, когда эти инстинкты сталкиваются друг с другом. Когда возникает ссора и связь нарушается, это наша ответственность как родителей – найти дорогу к нашему зрелому спокойствию и заверить ребёнка, что его самые болезненные точки и хрупкие чувства находятся с нами в безопасности.

курс, тревожность

«Я хочу ценить тебя без осуждения. Присоединяться к тебе без вторжения. Приглашать тебя без требования. Оставлять тебя без вины».

Вирджиния Сатир

Давайте разберём довольно распространённый пример: ребёнок врывается в комнату, заявляя родителям, что он никогда больше не будет разговаривать со своей подругой. Родитель отвечает: «Конечно, будешь, она же твоя лучшая подруга». Родитель отреагировал на поверхностное поведение, а не настроился на чувства ребёнка и его неудовлетворённые потребности. Нужда ребёнка в том, чтобы его чувства заметили, признали, позвали выговориться, не была удовлетворена, теперь ему ещё больнее, поэтому он огрызается: «Ты НИКОГДА не слушаешь меня!», а родитель раздражённо отвечает: «Как ты СМЕЕШЬ меня в этом обвинять!» Ребёнок убегает с воплем «Не командуй мной!» Если родитель сможет сознательно замедлиться, подышать и заметить в первую очередь свои собственные чувства, он может осознать, что среагировал из чувства беспомощности и гнева. В таких ситуациях фразу «У меня никогда не получится!» стоит более точно перевести как «Мама/папа, я не могу справиться с тем, что вы не справляетесь с моими чувствами. Мне нужно, чтобы вы оставались спокойными, заботились обо мне и увидели, что я и так стараюсь. Мне действительно больно, пожалуйста, покажите мне, что я МОГУ сделать со всей этой яростью, послушайте меня и дайте мне понять, что мои чувства оправданы».

«Когда дети расстроены, до них невозможно достучаться с помощью логики. Когда они злятся, они могут реагировать только на эмоциональную поддержку».

Хаим Гинотт

Урезонивание, чтение моралей, угрозы или попытки вызвать чувство вины контрпродуктивны и скорее усилят, чем смягчат защиты ребёнка. Мы хотим, чтобы ребёнок был с нами открыт, потому что ему кажется, что так безопасно и правильно, а не потому, что он испытывает вину и беспокоится о наших чувствах и потребностях. Естественно призывать ребёнка делиться своими чувствами, если это выражается в виде приглашения, а не требования или стремления найти виноватого.  Если родительское приглашение по-настоящему безусловно, оно обычно помогает ребёнку почувствовать себя лучше вне зависимости от того, готов ли он сейчас открыться или нет. Заверьте ребёнка, что ваша любовь к нему способна выдержать все его огромные чувства боли и злости. Это заверение в эмоциональной безопасности даст ему сигнал, что горизонт чист, можно снова открываться, мы даём ему надёжную и прочную опору, за которую он может держаться.

Когда «уходи» на самом деле значит «уходи»? Когда ребёнок заявляет «уходи», многие родители либо гневно уходят, либо продолжают спорить. При любом варианте ребёнок может чувствовать ещё большее расстройство и смятение. Иногда ребёнку просто нужна поддержка и уважение к его потребности успокоиться в одиночестве (в зависимости от возраста, безопасности и обстоятельств). Однако чаще всего ребёнку всё-таки нужно выразить свой гнев, чтобы он был засвидетельствован, принят и признан. Отталкивание родителя – для ребёнка часто единственный способ показать свои чувства неприятия.

фрустрация, девочка, эмоции

Дети очень хотят освободиться от стресса, который вызывают невыраженные эмоции. Когда мы слушаем про их сложные чувства, принимаем и понимаем их, эти чувства становятся гораздо менее сложными, и это позволяет ребёнку снова почувствовать себя нормальным, снова быть в ладу с собой. Обычно дети могут справляться со своими чувствами в той степени, в которой на это способны их родители. Детям необходимо плакать, кричать, рычать, завывать, а иногда даже визжать, когда поводы для раздражения продолжают накапливаться. Однако родителям бывает сложно справиться с сильными эмоциями, особенно если им самим в детстве не разрешали показывать такие чувства. В эти моменты невыраженные чувства могут снова приходить в движение.

курс, игра

Если родители в состоянии действительно с любовью выслушать плач или ярость своих детей, это может оказать огромное исцеляющее воздействие. Визжание в подушку или рычание в ладони может приглушить звук, но позволит ребёнку это выпустить или воодушевит его порычать, как зверь. Другими выходами для снятия излишнего напряжения в теле могут быть: топанье ногами, прыжки с одновременным рычанием, смех, бои подушками с родителями, массаж, творчество, вода, грязь, песок, пение, прогулки на природе и многое другое. Быть зрелым взрослым иногда совсем не просто! Справляться с нашими эмоциями в рамках близких отношений, особенно отношений с детьми, – это одна из самых сложных задач для большинства родителей. Не легче, чем необходимость просыпаться ночью и недостаток сна. Если мы увеличим свою осознанность в этом вопросе и обретём эмпатическую эмоциональную поддержку, пока учимся обходиться с цунами эмоций, которые вызывает в нас родительство, по моему мнению, это станет одним из самых важных и ценных подарков, которые мы как родители можем себе подарить.

«Выбирайте быть добрым вместо того, чтобы быть правым, и вы будете правым в любом случае».

Ричард Карлсон, писатель и психотерапевт

Дети ценят нашу честность и беспокоятся о наших чувствах, но, когда они сами охвачены сильными необузданными эмоциями, обычно нереально ожидать от них понимания и внимания к нашим чувствам и потребностям. Если вам нужно установить границы, постарайтесь сделать это кратко, например: «Я не позволю тебе задевать меня/бить меня/ругаться на меня, я обеспечиваю безопасность нам обоим, но я рядом, мне не всё равно, я правда-правда о тебе забочусь». Поверьте в то, что ваш ребёнок не стал бы в гневе задевать других, если бы мог справиться со своими невыносимыми чувствами. Прекращение физической атаки самым неагрессивным, насколько возможно, способом и заботливая помощь ребёнку в выражении того, что с ним происходит, способствует развитию замечательных способностей к самоконтролю на всю жизнь! Затишье после бури – это более подходящее время, чтобы поговорить о том, что произошло и что могло пойти лучше. Вы можете спросить: «Ты готов услышать, как я себя при этом чувствовал?» В спокойные минуты также будет полезно обсудить, насколько сложно каждому из нас, когда мы в гневе, даже взрослым, но заботливая поддержка действительно может нам помочь, и хотя обижать нас, себя или других нехорошо, мы всегда «за» выражение их чувств и всего, что накопилось, когда мы на самом деле готовы быть рядом с ними.

«В основе страха и неуверенности может лежать уязвимость, но она же является колыбелью мужества и сострадания – это именно то, что нужно нам, чтобы остановить агрессию и начать взаимодействовать с миром, опираясь на достоинство; из точки, где эмпатия и доброта имеют значение».

Брене Браун, из блога «Обыкновенное мужество»

Верьте в то, что ваш ребёнок желает взаимной любви, доверия, связи и понимания, как и вы. Важно сохранять ощущение перспективы во время эмоциональных бурь и не терять веру в добрые намерения каждого члена семьи. Принимайте за данность то, что все стараются сделать, как лучше, и вы в том числе. Самыми значимыми и заботливыми словами, которые мы можем сказать друг другу, будут: «В чём ты сейчас нуждаешься?» Мы часто говорим их в нашей семье, это помогает каждому прислушаться к своим физическим и эмоциональным потребностям и отдать им должное. Эти слова напоминают нам, что любые чувства и потребности имеют право на существование и на уважение.

Женевьев Симперингем

Перевод Ирины Маценко

Редактура Надежды Шестаковой

Источник

курс, тревожность

Фото: pixabay.com

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *