Закон о детях/The Children Act, 2017

The-Children-Act-2017.jpg

Иногда рассуждения подростков, их мысли и решения кажутся нам очень взрослыми, обдуманными и уверенными. Но, если копнуть глубже, за всем этим мы можем увидеть обычный детский страх и невероятное стремление к близости.

Фильм «Закон о детях» является яркой иллюстрацией того, что очень часто стоит за «личными убеждениями» подростков, лишенных поддержки и понимания взрослых, которые о них заботятся. 

Судья Фиона Мэй, специализирующаяся на семейных делах, сталкивается с непростой задачей. Она должна принять решение по делу подростка Адама Генри, которому до совершеннолетия осталось всего несколько месяцев. Мальчик смертельно болен лейкемией, однако переливание крови его может спасти. Родители парня – глубоко религиозные люди, и они отказываются от переливания, объясняя это Божьим запретом, даже осознавая угрозу потерять единственного сына. В суде родители говорят, что они никак не влияют на решение Адама. Он все понимает и сам готов умереть, но не нарушить табу религиозной конфессии, к которой принадлежит его семья. Согласно закону судья может легко принять решение в пользу принудительного переливания крови, чтобы спасти ребенка, которым юридически Адам все еще является. Однако Фиона решает посетить мальчика в больнице и самой убедиться в осознанности его суждений.

Цифровой мир

Как судья и предполагала, за уверенными словами об убеждениях Адама стоит обычное желание: чтобы тебя поняли, услышали, приняли. Чтобы тебя любили! В одном из разговоров парень признается Фионе: «Я чувствовал свою важность, прогоняя докторов. Никто не понимал глубину моих мыслей. По ночам я думал, что сниму на телефон видео, которое делают смертники. Его бы показали по новостям. Все меня любят, оплакивают меня: «Какую жертву он принес!». Бог был за всем остальным. Я следовал его слову. Но смысл был не в нем. Мое потрясающее приключение, красивая смерть». 

судья Фиона и подросток

Мы видим очередное подтверждение тому, что привязанность, контакт и близость — основные потребности человеческого существа. Удовлетворение этих потребностей важнее самой жизни.

Своим посещением больницы, попыткой услышать Адама, понять его, Фиона пробуждает мальчика к жизни не только в физическом плане. Подросток открывает для себя новый путь, огромное количество дорог. Его переполняют противоречивые чувства и эмоции, он столько хочет понять, переоценить и переосмыслить! «Моя голова взорвется», — признается Адам Фионе. Здесь мы отчетливо можем наблюдать, какой невероятный старт может дать подростку поддержка взрослого, которому не все равно.

подросток, смешанные чувства

Наряду с историей Адама мы видим в фильме еще одну трагичную сюжетную линию – жизнь самой Фионы, ее взаимоотношения с мужем. Какую цену ей приходится платить за свою работу, за нелегкие решения, которые она принимает, чтобы спасать жизни и вытаскивать людей из проблем, в которые они часто сами себя заводят.

Хватит ли Фионе сил на то, чтобы поддержать Адама в его становлении и новой жизни? И должна ли она это делать: брать на себя ответственность и дальше? Как реагируют родители Адама на его выздоровление? Готовы ли они вести и принимать его по жизни, вынесли ли они свой урок из болезни ребенка? Способны ли мать и отец Адама принять шанс, который дала им судья Мэй или сам Бог? На эти вопросы я предлагаю зрителям найти ответ, посмотрев картину.

Интенсив 1

Возрастной ценз 16+. Фильм достаточно ровный. Насилие и постельные сцены отсутствуют. Однако тяжелый психологический фон фильма и эмоции героев могут быть не до конца поняты детьми до 14 лет. На мой взгляд, картину можно смотреть с детьми подросткового возраста, но, оценив вначале их психологическую зрелость и готовность к подобным переживаниям.

Анна Горулько

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *