Эпидемия альфа-детей

Epidemiya-alfa-detej.jpg

Что происходит с ребенком, который командует и не слушается своих взрослых, хочет все контролировать, стремится оставить за собой последнее слово? Гордон Ньюфелд дал этому феномену название «альфа-ребенок». Предлагаем вашему внимание интервью с Гордоном Ньюфелдом об эпидемии альфа-детей.

Гордон Ньюфелд родился в Ванкувере в 1947 году, у него 5 детей и 6 внуков. Работая психологом, Ньюфелд открыл исцеляющую силу привязанности. Его бестселлер «Не упускайте своих детей» написан в 2006 году и переведен на десятки языков.

По словам Гордона Ньюфелда, современным родителям не хватает уверенности в себе. «Осмельтесь вернуть себе авторитет, — советует он, — но при этом никогда не забывайте о любви к ребенку».

Ваша книга «Не упускайте своих детей!» стала бестселлером, но ваш тезис о важнейшей связи между детьми и родителями в настоящее время снова вызывает жаркие споры. Как же так?

внимание

Гордон Ньюфелд: Современным родителям не хватает веры в себя и в свою интуицию. Они охотнее верят многочисленным советчикам и готовым инструкциям, как правильно вести себя в той или иной ситуации. При этом важен же вопрос не «Как вести себя с ребенком?», а «Что значит быть родителем?»

Речь идет о качестве отношений между ребенком и родителем; образовательные аксиомы и педагогические схемы не имеют к этому никакого отношения. Тканевый подгузник или памперсы? Семейная кровать или собственная комната? Такие вопросы не имеют значения. Я хотел бы вернуть родителям утраченное — истинное родительство — то, в чем они так нуждаются.

Немного напоминает метафизику. Почему была утрачена «интуитивная привязанность»?

Ньюфелд: Большую роль сыграла промышленная революция. Она вытеснила многих родителей из своего привычного окружения в города. Их оставили наедине с бременем воспитания детей — и постепенно в центре внимания оказались школы. Родители должны были работать, а школы — подготовить молодежь к общественным и рыночным отношениям.

Сейчас, в постиндустриальном обществе, роль определяет отношения с ребёнком. Терапевт, тренер, учитель, воспитатель, родитель: для всех этих позиций существуют ролевые ожидания и фиксированные модели поведения. Люди упустили из виду тот факт, что раньше роль поддерживалась привязанностью ребёнка — более того, роль возникала в первую очередь именно из привязанности.

Как только отношения стали терять свою значимость в обществе, роль отделилась от привязанности. Таким образом, идея родительства превратилась в концепцию воспитания, родительского действия. «Быть» стало равнозначно «делать».

Что не так с воспитанием?

Ньюфелд: Я считаю — и новые исследования подтверждают это — что, когда дело доходит до воспитания детей, самым важным фактором являются их отношения со взрослыми, которые несут за них ответственность. Привязанность облегчает заботу о ребёнке и его обучении, она наделяет взрослых мощным рычагом воздействия.

Успешные детско-родительские отношения — это психологическое лоно, в котором может произойти настоящее взросление. Одна из проблем урбанизации заключается в том, что природными ритмами взросления пренебрегают в пользу линейного мышления: обучение стало во главе всех процессов.

Детей призывают к учебе и самостоятельности. Однако исследования в области психологии развития показывают, что поощрение зависимости и удовлетворение потребностей ребенка являются важным этапом, который необходимо пройти, а не побыстрее отучить от этого. Только тот, кто может позволить себе упасть, идёт впоследствии самостоятельно и уверенно вперед.

Если ребенок упал, его должна поймать сильная рука — так говорится в книге терапевта Еспера Юуля о «любящем лидерстве» — «Быть лидером стаи». А психиатр Майкл Винтерхофф призывает к «возвращению к интуиции» в своей книге «Дайте детям быть детьми!» Почему все сходится к авторитету и интуиции?

Ньюфелд: Именно в нашей западной культуре с ее стремлением к демократии, независимости и равенству у многих людей, к сожалению, возникают проблемы с иерархической природой отношений. Но у всех млекопитающих, у которых детеныши выживают только благодаря заботе матери, связь носит иерархический характер: это облегчает воспитание и обеспечивает выживание.

Мы, люди, научились игнорировать инстинкты и простые иерархические модели.

Ньюфелд: Но и человеческие родители должны взять на себя роль альфы. Будьте источником для утоления жажды отношений ваших детей! Потому что дети в неправильной роли, альфа-дети, находятся в постоянном состоянии эмоциональной тревоги и неуверенности. К сожалению, сегодня у нас эпидемия альфа-детей: они кажутся сильными и независимыми, но на самом деле они в растерянности. Им необходимо чувствовать заботу и любовь.

Автономия и независимость являются результатом надежных, приносящих удовлетворение привязанностей, а не «работы над взаимоотношениями» или «тренировки самостоятельности». Мы должны быть здоровой базой для отношений, благодаря которым происходит естественный рост в своем собственном темпе и развитие любопытства к миру. В состоянии тревоги не может созреть ни мужество, ни любопытство.

Разве нет необходимости в привязанности к друзьям, сверстникам?

Ньюфелд: Бихевиористы какое-то время думали, что дети усваивают ценности равноправия прежде всего находясь рядом с другими детьми. Это абсолютно не так! Как было замечено, привязанность к сверстникам приводит к случаям травли: равноправных отношений можно достигнуть только пройдя через развитие здоровой привязанности.

Дружбу – отношения с другими людьми, животными, местами – да, это следует поощрять. Но привязанность к значимому взрослому никогда не должна быть подорвана или узурпирована. Сегодняшняя ориентация на ровесников вызывает во мне тревогу. Это стало нормой и имеет ужасные последствия для эмоционального благополучия детей, которые в будущем становятся неуверенными в себе и агрессивными взрослыми.

Означает ли это, что вы не сторонник внешней помощи ухода за ребёнком? Или даже против всей школьной системы? Должна ли мать вернуться домой к плите?

Ньюфелд: Вовсе нет. Однако посторонняя забота не должна нарушать отношения с родителями. Многие учреждения еще не в полной мере осознают важность сохранения этой привязанности. Все вопросы о качестве школы — размеры комнат, учебные программы — и вполовину не так важны, как поддержание привязанности к взрослому, который заботится о ребенке. Следует признать, что помочь детям установить неконкурирующие с основной привязанностью отношения с учителями и одноклассниками непросто.

Но основной принцип заключается в том, что чтобы полностью раскрыть свой потенциал, дети должны расти в окружении своих самых важных опекунов. Вот почему бабушки и дедушки обычно являются лучшим решением для ухода за детьми.

А по мере взросления?

Ньюфелд: Домашнее обучение значительно упрощает жизнь. Ребенок не испытывает разделения и фрустрации, имеющих долгосрочные последствия. Раньше считалось, что домашнее обучение порождает неудачников и неуспевающих в учебе. Сегодня и в университетах знают: все наоборот! Там, откуда я родом, нет особых разногласий по этому поводу, и вы можете легко использовать любую систему. Я испытал это на своих собственных внуках — это работает.

Какой вы видите культуру воспитания детей в Западной Европе?

Ньюфелд: Мне кажется, что дети в Германии и Швейцарии не так ориентированы на сверстников, как в США. Не следуйте их примеру. Держитесь за своих детей, займите достойное место в их жизни! Родители остаются лучшим ответом на потребности детей в отношениях.

Не опасны ли слишком близкие отношения? Расстройства пищевого поведения, например, часто объясняют сильной связью с матерью.

Ньюфелд: Еда и отношения — у млекопитающих это взаимосвязано. Но в сотнях случаев, которые я наблюдал на протяжении десятилетий, расстройство пищевого поведения никогда не было вызвано привязанностью к матери. При этом я заметил, что ребенок был в альфе — не позволял себя кормить и воспитывать. Между прочим, новое канадское исследование буквально на днях доказало, что свободный выбор еды с детства в конечном итоге вызывает больше расстройств пищевого поведения.

Терапия привязанности также является одним, если не самым успешным подходом к несовершеннолетним правонарушителям.

Ньюфелд: Самое главное — восстановить привязанность беспокойного подростка к любящему и заботливому взрослому. Тем самым снижается целый букет негативных ощущений, агрессия, что приводит к возможному исцелению. Конечно, такие отношения не могут быть сформированы по щелчку пальца.

Можно ли восстановить разорванную связь?

Ньюфелд: Хорошая новость заключается в следующем: никогда не поздно хотя бы попытаться. Ребенок должен чувствовать себя приглашенным в нашу жизнь — теплотой нашего голоса, светом в наших глазах, ощутимой радостью от его присутствия. Радость просто есть, всегда и безоговорочно.

Мы должны взять на себя ответственность за то, чтобы всегда удовлетворять потребность ребенка быть любимым, понятым, желанным, принадлежать и иметь первостепенное значение. Это скорее отношение, чем набор действий. За исключением особых обстоятельств, вам не нужно менять мир, чтобы спасти ребенка. Скорее, мы сохраняем его, будучи на его стороне, обладая его сердцем.

Обязательно ли это должны быть биологические родители?

Ньюфелд: Нет. Последние исследования психологической устойчивости доказывают, что именно сильная эмоциональная привязанность к взрослому защищает ребенка, а также сопровождает через травмирующие переживания. Достаточно одних заботливых отношений. Но мы — родители — наилучший вариант! Нам даже не нужно знать, как это делать. Когда мы примем свою роль любящих родителей, все остальное встанет на свои места.

Интервью провела Александра Кедвес

Перевод Ирины Гаран

Источник: https://www.welt.de/wissenschaft/article158685011/Leider-haben-wir-eine-Epidemie-von-Alphakindern.html

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, в продолжение темы подборка статей для вас.

Фестиваль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *