К дисциплине через игру (часть 2)

В первой части данной статьи, посвященной игровому подходу к дисциплине, я говорил о том, насколько сильно мы заблуждаемся, считая, что если бы только мы научились управлять поведением детей, сталкивая их с последствиями, проблемы с дисциплиной были бы решены. То есть мы думаем, что, если бы мы получили практические рекомендации на вопросы “что-делать-если”, то добились бы желаемого поведения.

Но так думать неправильно. Нам определенно не нужно ещё больше бесполезных советов на тему, как добиться послушания. Как уже говорилось в первой части статьи, управление поведением детей при помощи метода последствий не будет работать по двум основным причинам: во-первых, незрелый детский мозг не способен прогнозировать последствия, во-вторых, большинство проблем, лежащих в основе нежелательного поведения, не могут быть решены при помощи дисциплины. Я описал пять самых распространенных, лежащих в корне проблемного поведения причин и объяснил, почему дисциплина ни для одной из них не будет ответом. Теперь я хочу обратиться к игре – прямой противоположности работы – и она явится неожиданным решением для этих проблем.

Игра и незрелость

Первая причина проблемного поведения (как я уже объяснил в первой части) – это незрелость. Для взросления ребёнку нужны время и благоприятные условия. Игра – это естественное занятие детей. Она защищает их от реального мира, полного последствий, пока детский мозг не станет достаточно зрелым, чтобы функционировать в режиме работы. Если бы только мы сами перестали постоянно работать над тем, чтобы каждый раз стараться преподать детям урок, а могли бы играть, словно незрелые дети, нам было бы гораздо легче находить с ними общий язык.

И если бы мы не относились ко всему так серьезно, то и сами могли бы получать удовольствие от процесса. Увлекательная игра – отличный способ провести время, пока Природа занимается взрослением наших детей. Когда мы сталкиваемся с проблемным поведением, нам следует спросить себя: что мы хотели бы видеть взамен? Затем мы можем поразмышлять, как в эту деятельность привнести элемент игры, чтобы она стала увлекательной и в то же время привела к желаемому результату. Когда ребёнок ещё не способен испытывать смешанные чувства, этот способ работает как по волшебству практически во всех сферах жизни, будь то еда, домашние дела, приучение к туалету, отход ко сну, одевание и даже учеба.

Игра и противление

Отсутствие правильных взаимоотношений с ответственным взрослым – это вторая главная причина проблемного поведения, так как такое положение дел ведёт к противлению. Это естественный инстинкт – противиться воле другого, если инстинкты привязанности не задействованы должным образом. Удивительно, но игра является ответом и для противления. Как только деятельность превращается в игру, противление улетучивается. Причина этого кроется в самой природе игры: человек всегда волен решать сам, играть ему или не играть. Таким образом, в игре воля ребёнка естественным образом защищена. Поскольку защита собственного волеизъявления является основной целью противления, игра – идеальное средство устранить напряжение и желание сделать наперекор.

Игра и неумение выражать свои эмоции цивилизованными способами

Сильные эмоциональные импульсы у детей – это третья основная причина проблемного поведения, так как дети ещё не умеют цивилизованно выражать свои эмоции. И здесь игра опять приходит к нам на помощь. На самом деле, у нас есть все основания полагать, что игра появилась у млекопитающих в ходе эволюции как безопасный способ выражать свои примитивные эмоции так, чтобы не напугать ими сородичей. Игра стояла на страже наших отношений в привязанности, давая возможность выражать свои базовые, необходимые для выживания, эмоции, не сталкиваясь при этом с последствиями, как это происходит в реальной жизни. Когда поведением ребёнка движет атакующая энергия, причина которой – фрустрация, или им движет паника, возникшая из-за тревоги, или навязчивое стремление к близости, нам нужно задать себе вопрос: как мы можем помочь этой эмоциональной энергии выйти наружу через игру?

Проще говоря, только игра может помочь существам, движимым инстинктами, вписаться в цивилизованное общество без вреда для них и для общества. Те, кто верит в теорию труда, ошибочно полагаются в этом на дисциплину. Однако, люди, воспитанием которых усиленно занимались, на поверку чаще всего испытывают большие проблемы и доставляют наибольшее количество проблем другим.

Игра и система оповещения об опасности

Четвёртой основной причиной проблемного поведения, о которой я говорил в первой части, является потеря ощущения тревоги, которое естественным образом заставляет ребёнка быть осмотрительным, осторожным и внимательным. Это базовое чувство подавляется, когда тревога в ребёнке зашкаливает. Вот почему система тревоги лучше всего функционирует в игре, где ребёнок чувствует себя в наибольшей безопасности. Кроме того, недавние научные исследования показали, что у маленьких детей игра служит своего рода внешней утробой для незрелой системы тревоги, где она может развиваться, а мыслящий ум – тренироваться определять, что не так. Как уже говорилось ранее, дети с нарушенной системой оповещения об опасности по умолчанию имеют проблемы с дисциплиной. Конечно, игра не является быстрым решением для нарушений в работе системы тревоги и вытекающих из этого дисциплинарных проблем. Но нет сомнений в том, что она – лучшая лечебница для неработающей системы оповещения об опасности и лучшее средство от проблемного поведения, возникшего из-за неосторожности и безрассудства.

Игра и отсутствие слёз

Неспособность чувствовать тщетность при столкновении с ней или отсутствие слёз – пятая и последняя причина проблемного поведения. Игра наилучшим образом помогает вновь обрести способность плакать и грустить, так как выплакивать слёзы всегда легче, не соприкасаясь напрямую с действительностью. Они легче приходят, когда дело касается чего-то не очень значимого. Просто удивительно, а ведь древние греки придумали “пьесу” (Прим. перев. – в англ. play означает и «игра», и «пьеса») для того, чтобы человеку было легче выплакивать слёзы тщетности, особенно когда в своей жизни он сталкивался с трагедиями или большими тщетностями. Мне хорошо понятна её роль.

Основной постулат, лежащий в основе метода последствий, гласит: мы учимся только через опыт. Это не так. Сердце должно испытывать уязвимые эмоции, чтобы мы могли меняться. Другими словами, недостаточно просто знать о последствиях своих действий. Мы должны действительно прочувствовать тщетность того, что выбранная стратегия не работает или что определённые обстоятельства невозможно изменить, только тогда все лишнее уйдет. Сталкиваясь с нежелательным поведением, мы должны задать себе вопрос: не утратил ли ребёнок способность чувствовать грусть? Ведь это очень важно. И если утратил, то сначала нужно её восстановить, а после сможет уйти и проблемное поведение.

И как это ни удивительно (по крайней мере, для тех, кто верит в теорию труда), получается, что игра – вот ответ на проблемы, которые мы ошибочно пытались решить с помощью дисциплины. Но мы застряли и по привычке мыслим последствиями, ослеплены необоснованной верой в работу. А пока это так, мы не сможем воспользоваться тем эффективным решением, которое предлагает сама Природа, в ответ на самую животрепещущую родительскую проблему. Если мы хотим пойти другим путем, потребуется глобальный сдвиг в мышлении – если угодно, удар по существующей парадигме. И перед тем как это произойдет, нам самим, скорее всего, понадобится прочувствовать тщетность своих безрезультатных усилий вернуть детей на путь истинный.

Прежде чем отложить своё перо, я бы хотел добавить несколько заключительных мыслей. Когда речь заходит о дисциплине, нам кажется, что если бы только кто-нибудь дал нам ответы на вопросы “что-делать-если”, с проблемным поведением детей было бы покончено. Ирония  заключается в том, что именно такие рекомендации увековечивают практики, которым можно дать название “проблемная дисциплина” (по аналогии с термином «проблемное поведение»).

Ответы на вопросы «что-делать-если» не нужны, более того, им не стоит доверять, а вопросы лучше переформулировать. Вот какие вопросы действительно могли бы изменить нашу линию поведения: «Что я вижу, когда у ребёнка появляется проблемное поведение?” и «Какой урок я могу извлечь из этого инцидента, чтобы мои взаимоотношения с ребёнком улучшились?» Или, как я уже говорил: «Какое поведение я бы хотел видеть вместо этого и как мне привнести в деятельность элементы игры, чтобы она естественным образом смогла увлечь ребёнка?» Ответы на эти вопросы могут помочь нам стать теми родителями и учителями, в которых наши дети действительно нуждаются.

Некоторые люди прекрасно ладят с детьми, так как они интуитивно знают секрет игры и уверенно действуют, руководствуясь своими природными инстинктами. Моя жена является ярким тому примером. Никто никогда не говорил ей того, что я говорю сейчас вам, потому что она, кажется, всегда это знала.

Я не такой, как она. Мне нужна карта территории и веские доводы, особенно когда я ступаю на зыбкую почву. Моя так называемая профессиональная подготовка повредила связь с моей природной интуицией и поначалу не позволяла мне увидеть роль и силу игры в развитии детей. Из-за этого, а также из-за моей слепой веры в силу работы на результат, я практически полностью перестал применять игру, пока психология развития вновь не привела меня в чувство. Теперь я стараюсь загладить свою вину, а также воздать игре должное, как она того и заслуживает, и предоставить ей пространство, в котором она смогла бы выполнить свою работу. Теперь я знаю секрет своей жены. Я пишу эту статью для таких же, как я, чтобы мы могли противостоять мышлению, запершему нас в ловушке идеи труда и её парализующем образе мыслей, ориентированном на результат.

К сожалению, хотя игра и может стать искомым ответом, в современном обществе её положение незавидно. Причина этого отчасти в нехватке знаний, отчасти в том, что игра сейчас лишена культурной поддержки, а отчасти и в том, что истинная игра быстро заменяется игрой поддельной. Коварство состоит в том, что сегодняшние так называемые “игры” (например, компьютерные игры, игры на переменах и даже игровые образовательные программы) в действительности ориентированы на результат. И всё это по сути та же работа, замаскированная под игру, подобно волку в овечьей шкуре.

Но это уже другая история, об этом – в другой раз.

Гордон Ньюфелд

Перевод Анны Горулько и Юлии Твердохлебовой

Редакция Надежды Шестаковой

Источник

Фото взято с сайта источника статьи

Если вы заметили в тексте ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите Shift + Enter или эту ссылку, чтобы сообщить нам.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

4 thoughts on “К дисциплине через игру (часть 2)

  1. Любовь

    лекция на эту тему была очень интересная, и хорошо что есть статья текстом на сайте в том же ключе

    но проблема многих родителей (судя по мамским сообществам) – и моя, в частности, в том, что мы не умеем играть – в том самом, спонтанном значении, и не понимаем “откуда это взять” и что, собственно, “это” – самая суть игры ускользает

    как этому научиться взрослому человеку? и для игр в семье, и для личной “аутотерапии”?

    буду очень признательна за любые практические рекомендации

    Reply
    • Юлия Твердохлебова

      Любовь, спасибо за теплый отзыв! Вы знаете, я совершенно не умела и не хотела играть, когда у меня был один ребенок, первая дочь. А вот со второй уже начала понемногу учиться:) Как-то это само пришло. Я наблюдала за ней, смотрела и пробовала, что бы сейчас сработало, и понемногу училась играть с ней. Еще мне старшая много раз показывала это своим примером. Когда вторая дочь, например, не хотела уходить с площадки (ей было года 2), я помню, как старшая (7 лет) предлагала ей идти до дома гигантскими шагами, когда младшая не хотела доедать еду, старшая предлагала игру, когда животное (еда на ложке) отправляется в клетку в зоопарке (в рот). Так же я заметила, что намного легче вовлечь их в процесс уборки, если, к примеру, мы будем играть в хозяина и двух собачек. Собачки бегают по комнате и в зубах разносят вещи по местам, куда скажет хозяин. Дети никогда не хотели убирать вещи просто потому что надо, а в такую игру играли с удовольствием.

      Reply
  2. Наталья

    Какие классные эти две статьи! Очень вдохновляют, т.к. я скорее из тех, кто интуитивно понял всю мощь игры и ее альтернативу дисциплине. И тут такое подтверждение!
    Уборку, например, побеждаем тем, что сын зовет мышку-помощницу. Уходит и приходит уже в роли этой мышки. Она, конечно, может устать, ей нужна помощь, но в целом ни от какой работы не отказывается. Иногда сын говорит, что мышка не придет, но это исключительные случаи. Есть даже песенка – мышка- помощница моя, не ворчунья она, не проказница она, это просто – мыыышка – помощница моя. Через дорогу переходит – мудрый еж. Эта роль родилась после того, как мы на обочине случайно увидели сбитого ежика, мертвого. Ребенка это сильно впечатлило, мы по всякому обыгрывали эту ситуацию и потом родилась роль мудрого ежа. И я не кричу теперь – осторожно, дорога, а говорю – превращайся в мудрого ежа.

    Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *