От «Подземелья» к школе мечты: невероятная история о том, как круто изменилась судьба одной школы

books-1655783_960_720.jpg

Шесть лет назад преподаватель института Ньюфелда Марти́н Демерс поставила перед собой амбициозную задачу: вывести из кризиса начальную школу, от которой все отвернулись. 

За 20 лет работы в управлении образования Квебека в качестве консультанта по проблемам поведения Мартин приходилось решать немало сложных задач. Да и как иначе, если в ее ведении 17 школ и, работала она с учениками, учителями, воспитателями, директорами, преподавателями групп продленного дня и родителями.

За той школой на 270 учеников уже давно закрепилась плохая репутация. Школа и в самом деле переживала не лучшие времена. Из-за общего снижения численности детей школьного возраста соседняя начальная школа закрылась, и большинство учеников и учителей перевели сюда. Мало кому понравилась идея закрытия с последующим переводом в эту школу, что вызвало эмоции самого широкого спектра. Помимо прочего, в начале учебного года сменился  директор – ей стала Элизабет Гиллис-Пойтрас, и вместе с Мартин им пришлось разбираться с немалым количеством проблем.  

Школа расположена в районе с доходами населения от низких до средних, и у части учеников нет достаточного количества канцтоваров, еды и зимней одежды – последнее особенно актуально для Квебека, известного своими лютыми морозами. Некоторые дети находятся в трудной жизненной ситуации – растут в неполных семьях, их родители не справляются со своими обязанностями, либо присутствует угроза жизни и здоровью.

И среди таких детей – с их жизненными ситуациями и потребностями – встречается немало ребят с повышенной чувствительностью. «Все дети очень разные и в учебе, и в поведении», – комментирует Мартин. У ряда учеников начальных классов диагностируется расстройство аутистического спектра, а у некоторых – психиатрические диагнозы, такие как синдром гиперактивности и дефицита внимания (СДВГ), оппозиционно-вызывающее расстройство (ОВР), реактивное расстройство привязанности (РРП), посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). У некоторых учащихся – проблемы с тревожностью и тревогой.     

При этом родители почти не были включены в учебный процесс. Многим из них и самим пришлось в школе несладко, и, чтобы оградить свои сердца от болезненных воспоминаний, они прятались в панцирь защит, общаясь (а скорее, не общаясь) с учителями или отводя детей в школу.

школа, учеба, дети

До появления Мартин и Элизабет в школе были строгие правила по реагированию на истерики, конфликты на переменах и нарушение дисциплины в классе – обычно с помощью наказаний. Из-за общей атмосферы школу стали называть «Подземелье», и тому были причины. Проблемы решались по принципу «с глаз долой – из сердца вон, – рассказывала Мартин. – Когда у взрослых кончалось терпение, или они не знали, что делать, нарушителей дисциплины отводили к директору, чтобы их отстранили от занятий и отправили домой».

Никто не учитывал особенности возраста и развития детей, и малышей из подготовительного класса наказывали почти так же, как и будущих выпускников. По словам Мартин, «в школе применялся принцип «всех грести под одну гребенку»». В итоге и у детей, и у взрослых накопилось очень много фрустрации. И без того фрустрированные ученики фрустрировались еще больше и вели себя еще хуже, а у взрослых фрустрация росла оттого, что проблемы не решались, а иногда и усугублялись.  

Перед Мартин и Элизабет стояла весьма амбициозная цель – принять разнообразие особенностей развития и создать сообщество, в котором каждому будет комфортно. Жизненное кредо Элизабет – «Место найдется всем. У каждого человека с его сильными и слабыми сторонами есть свое место в жизни. Наша задача – совместными усилиями сделать его комфортным».

На пути к этому масштабному изменению Мартин и Элизабет поставили четыре ключевые задачи.

1. Сотрудничать с учителями и другими взрослыми через активную вовлеченность.

Несмотря на то, что по должности Мартин была консультантом, свою роль она видела в практическом участии в процессах. Особенно плотно она работала с коррекционным классом, где учились дети с серьезными поведенческими и эмоциональными проблемами. Мартин сотрудничала с учителями и много времени проводила в школе, полностью включившись в дела класса. Она хорошо узнала учеников. Элизабет, Мартин и другие сотрудники работали как единая команда, чтобы постепенно изменить способ реагирования на кризисные и проблемные ситуации и отношение к ним.    

Элизабет тоже не оставалась в стороне. «Я не давала таких заданий, которые не готова была бы выполнить сама… Я была полностью вовлечена а работу», – рассказывала Элизабет. Ей нужно было «рассчитывать на каждого, и чтобы каждый мог рассчитывать на меня». Она надеялась, что это поможет создать сильное чувство общности.  

Мартин понимала, что не стоит указывать сотрудникам, что делать – это лишь вызовет сопротивление и недовольство. Напротив, свою роль она видела в том, чтобы быть на одной стороне с педагогами, выражать сочувствие и поддержку:

  • Да, как это утомительно, как изматывает и раздражает!
  • Это действительно трудно, и кажется, что ты один на один с этой проблемой.
  • Эти трудности – наш общий груз.
  • В школе никто не должен бороться с проблемами в одиночку.
команда, сотрудничество

Создав уникальную атмосферу сотрудничества, «чувства локтя», Мартин старалась поддерживать персонал школы, чтобы создать широкую деревню привязанностей для детей. Она часто говорила сотрудникам: «Мы вместе будем обсуждать проблемы, собираться с силами, смеяться и, может быть, даже плакать. Но мы обязательно добьемся изменения к лучшему».

Одновременно с этим Элизабет стремилась донести до коллектива, что следует «принимать учеников такими, какие они есть в настоящем моменте, их индивидуальность», а также «признавать старания и улучшения, радоваться положительным изменениям и поддерживать хорошее».  В терминах психолога-девелопменталиста Д-ра Гордона Ньюфелда, Элизабет запускала процесс установления связи и учила персонал взращивать добрые намерения у детей.

2. Делиться открытиями и постепенно сватать детей взрослым

Помимо прочего, Мартин помогала взрослым взглянуть на ситуацию под другим углом, делая акцент на незрелости и уязвимости детей. К примеру, учителя с трудом выносили истерики, которые нередко случались после перемены. Мартин помогла им увидеть, что перемена – это тревожное для детей время. Они не чувствуют себя в безопасности, и когда перемена заканчивается, все сдержанные эмоции прорываются наружу. Истерики можно предотвратить, если взрослые будут стараться создать для детей безопасную атмосферу во время перемены.

Мартин также помогла учителям понять важность ритуалов и установления связи. «Некоторые учителя начинали уроки, даже не поздоровавшись с учениками», – рассказывала она, имея в виду то, что Г.Ньюфелд называет «танцем завладевания». – «Вместо этого они говорили: «Все, начинаем урок! У нас сегодня много дел, не будем терять времени!». Но как же дети смогут настроиться на учебу и слушать указания, когда с ними даже никто не поздоровался?»

Снова и снова Мартин повторяла: «Мы можем бесконечно стараться привлечь к себе внимание, но лишь тогда, когда дети настроены на нас, они будут с нами и сделают то, чего мы от них просим».

3. Изменить способы вмешательства

Правила изменились: вместо того, чтобы отстранять школьников от занятий, тех, кто не мог справиться с эмоциями, отправляют в «Комнату чувств», признавая изложенную Г.Ньюфелдом мысль о том, что важнейший ключ к эмоциональному здоровью – дать эмоциям выражение. Школьники посещают комнату в сопровождении взрослого – коррекционного ассистента или тьютора. Комната оборудована гимнастическими матами, огромными мячами, большими подушками и креслами-мешками – все это можно бросать, пинать, бить и даже складывать в кучу и бросаться на нее всем телом. Помимо этого, в комнате можно топать по пузырчатой пленке, рвать картон, прыгать через скакалку, бросать кубики и выполнять написанные на них задания. «Мы наблюдаем, к чему ребенок проявляет интерес, и добавляем нужные предметы в комнату, чтобы можно было достать их и использовать при необходимости», – комментирует Мартин.

В «Комнате чувств» детям дается щедрое приглашение выразить самые сильные эмоции безопасным способом. Вот что им говорят:    

  • Здесь тебя никто не обидит
  • Иногда нас переполняют сильные эмоции, и их нужно выпустить
  • В этих словах нет ничего страшного, но для них у нас есть специальное место

Сотрудникам напоминают снова и снова, что не стоит принимать эмоциональные всплески на свой счет (хотя это порой не так-то просто). «Все, что происходит в «Комнате чувств», в ней же и остается», – объясняет Мартин. 

Комната дает место эмоциям детей, и никому от этого не больно – ни самому ребенку, ни другим ученикам. «Это безопасное место, в котором ребенок может выплеснуть эмоции и при этом сохранить свое достоинство. Здесь ребенка не увидят другие дети и не будут над ним смеяться или дразнить его».

Когда буря утихает, взрослый помогает ребенку назвать эмоции и почувствовать изменения в теле – двигаясь к рефлексии, которая, по словам Г.Ньюфелда, является важнейшим ключом к эмоциональному здоровью и зрелости. Теперь ребенку говорят:

  • Откуда пришла твоя эмоция? Что пошло не так?
  • Ты не один.
  • С тобой все в порядке.
  • Я могу тебе помочь с этим справиться.
  • Понятно, что ты не сдержался! Эмоции просто не уместились в твоем теле.  
  • Иногда грусти так много, что она льется через край.

4. Сотрудничать с родителями

В качестве одного из компонентов работы с коррекционным классом, где учатся дети с серьезными поведенческими и эмоциональными проблемами, Мартин организовала родительские группы. На этих группах поддержки Мартин рассказывала об особенностях развития детей и объясняла, почему у них случаются эмоциональные взрывы. И, что самое важное, Мартин поддерживала родителей, помогая им встать на одну сторону со своими детьми. Для большинства родителей это означало дать место эмоциям детей, предоставить щедрое приглашение детям присутствовать в их жизни, а также заложить основу для роста за счет изменения воспитательных методов (а именно, за счет отказа от разделяющей дисциплины, которая лишь усиливает защиты и застревание).

Родительские группы поддержки проходят прямо в классе – родители сидят на детских стульчиках, ужинают вместе (а того, что остается, с запасом хватает детям на следующий день). Родители узнают о школьных правилах и о подходе развития Г.Ньюфелда на основе привязанности, на котором эти правила базируются.

родители в школе

Главная тема обсуждения – как родителям и учителям работать в одной команде. «Совершенно нормально, когда родители спорят с учителями, – объясняет Мартин, – но детям этого видеть не стоит». Мартин просит родителей обсуждать не все темы в присутствии детей. Когда требуется пригласить учеников на встречу группы, учителя предварительно встречаются с родителями и обсуждают, что именно они будут говорить детям, чтобы дети видели: родители и учителя – заодно. «Это очень важно, просто необходимо для родителей – чувствовать, что их ребенок получает поддержку, что мы понимаем их и не осуждаем», – комментирует Элизабет.    

Большие перемены!

С тех пор как шесть лет назад школьный персонал стал работать более согласованно и началось внедрение подхода, предложенного Мартин и Элизабет, в школе произошло много позитивных изменений.

1. Более мягкая атмосфера

Если раньше от школы было ощущение, как от «подземелья», то теперь в ней царит более спокойная и мягкая атмосфера. Есть чувство общности и поддержки. Например, утром учителя первым делом здороваются с учениками. Сотрудники приносят в школу одежду для малоимущих семей, стараясь соблюдать хрупкий баланс: помочь и при этом сохранить достоинство. Все сотрудники работают как единая команда – больше никакой разобщенности и чувства брошенности.

Учителя по-прежнему используют наказания – для поддержания социальной справедливости – но и они преподносятся в более мягкой форме, например: «Мне очень жаль, но так нельзя». Кроме того, все принимаемые меры учитывают возраст и уровень развития ребенка.

2. Безопасное пространство для учеников с заботливыми взрослыми

Ученики знают, что могут рассчитывать на взрослых в своей школе, и уверены, что взрослые на их стороне. Частота и интенсивность кризисов снизилась, когда появилось место, где можно свободно выражать чувства. Многие дети начали называть свои эмоции.

В июне, когда заканчивается учебный год и школьники сталкиваются с разделением со своими учителями и этим безопасным и предсказуемым местом, усиливается защитное отчуждение и тревога. И хотя вытекающее отсюда увеличение истерик неприятно, оно свидетельствует о том, что в школе для детей была создана атмосфера предсказуемости и стабильности. Дети выражают свое расстройство и негодование тем, что учебный год закончился.

 3. Родители, которых приглашали в школу и тепло принимали в ней, стали более вовлеченными

Теперь родители с неохотой покидают родительские собрания – они тоже хотят подольше остаться там, где их слышат и поддерживают. Самый частый отзыв, которым делятся родители – это благодарность за то, что их не осуждают, что они снова учатся доверять своей интуиции, которая часто подвергалась сомнению или была вовсе заглушена другими подходами. Родители начинают вновь занимать ведущую позицию по отношению к ребенку, становясь ответом на его нужды и потребности.

«Родители видят, что находятся в кругу единомышленников, – комментирует Мартин, – видят, что они не одиноки и не сошли с ума, хотя все вокруг и говорят, что следует посадить ребенка на медикаменты, чтобы убрать истерики». Некоторым детям действительно нужна дополнительная помощь, но в этом случае семью сопровождает кто-то из сотрудников школы.

4. Когда-то в эту школу никто не хотел идти, а теперь многие стремятся в нее попасть

В школу регулярно стали приходить родители, которые хотят перевести сюда своих детей.

«Родители слышат, что у нас дружное сообщество, что хорошо налажена помощь детям с особыми потребностями, – рассказывает Мартин. – Школа переполнена. Мы принимаем детей, которые никогда бы раньше сюда не пришли».

вовлеченность в обучении

Школа с гордостью демонстрирует вовлеченность и улучшения во всех сферах. Организовано наставничество, когда старшие ребята помогают младшим. «Вот какие чудеса в развитии могут произойти благодаря гармонично выстроенным отношениям!» – радуется Мартин.

«Я вижу отличные результаты… но впереди еще много работы, – добавляет она. – И это нормально, потому что изменения и трудности будут всегда. Каждый учебный год привносит свои задачи и возможности, которые только укрепляют нашу убежденность в том, что подход развития на основе привязанности – наилучший способ поддерживать детей в их взрослении».

Рекомендации школам

Обращаясь к школам, которые планируют внедрять аналогичный подход, Мартин предупреждает: «Это не всегда просто, а иногда очень утомительно. Но вместе с тем, его результаты просто невероятны».

Вот какие рекомендации дает Мартин школам, желающим создать условия для взросления:

  • Взращивайте привязанность между персоналом и учениками.
  • Верьте в важность установления связи. 
  • Действуйте постепенно.
  • Работайте над объединением команды. Постоянно поддерживайте персонал, решайте проблемы по мере поступления, не давая им накопиться и переполнить чашу терпения сотрудников.
  • Разделяйте груз проблем с сотрудниками. Применяйте творческий подход, ищите нестандартные способы поддержки учеников и учителей.
  • Помните, что вы не одни.
  • Вовлекайте в свою работу родителей. Когда они на вашей стороне, им будет гораздо проще укреплять привязанность со своими детьми.  

Наберитесь терпения. Истинное взросление требует времени!

Сара Истерли

Перевод Татьяны Безбородовой

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *