Сиблинги, или Почему 1+1≠2

Siblingi.jpg

Что стоит за проблемным поведением старшего ребенка после появления младшего брата или сестры? Об этом статья Анны Искусных, студентки Института Ньюфелда.

Сиблинги, или Почему 1+1≠2

Что проиcходит с поведением старшего ребенка после рождения младшего, особенно если старший высокочувствительный (ВЧ)? (Кстати, очень часто именно в таких обстоятельствах и выясняется чувствительность ребенка, потому что даже если ребенок очень чувствительный, но один — еще как-то можно с этим жить, а вот когда рождается младший — не заметить невозможно.) Понимают ли сами родители, с чем приходится иметь дело старшему, или объясняют проблемное поведение ревностью и проявлением характера?

Рождение младшего ребенка для старшего всегда является событием, переворачивающим всю его маленькую, но при этом целую жизнь (без иного опыта в ней). И неважно, сколько ему лет, 1.5 или 10. 

Появление сиблинга всегда сталкивает ребенка с огромным количеством разделения с его основными привязанностями (что эволюционно воспринимается эмоциональной системой мозга как угроза для жизни), которое провоцирует три мощные базовые эмоции — стремление к контакту и близости, тревоге и фрустрации, каждая из которых стремится выполнить свою работу, а именно восстановить близость, вернуть безопасность. В парадигме Г. Ньюфелда такая всеобъемлющая реакция на разделение называется сепарационным комплексом.

Альфа-дети

Получается ли у эмоций выполнить эту работу? Далеко не всегда. Часто происходит застревание, ребенок становится тревожным, агрессивным, прилипчивым и постоянно требующим внимания. Может произойти регресс в навыках и поведении, ухудшается поведение в саду/школе, либо вообще случается отказ от их посещения. 

Родители стараются, объясняют, уделяют дополнительное время старшему, особенно если младенец позволяет, но все утекает, как вода в песок, а проблемы либо остаются на месте, либо идут по нарастающей. Тяжелее приходится с детьми, которые уже (такие!) взрослые (3, 4, 5, 6 и далее лет), а все равно никак не привыкнут. 

Основная ловушка здесь, на мой взгляд, — пытаться воздействовать через когнитивные способности ребенка, ведь наша адаптация к жизненным ситуациям, происходит не через объяснение и понимание, а через работу эмоций и проживание опыта. Как ему объяснить, что бить брата нельзя? Как объяснить, что нельзя орать, когда укладывают сестренку? Можно повторять сто раз, но ничего не изменится, потому что ребенок вас прекрасно понимает, но мало что может с этим сделать, потому что за “не бить” и “не орать” в данном возрасте отвечают не столько когнитивные, сколько эмоциональные отделы мозга, и толкают на это поведение именно эмоции. 

А теперь давайте попробуем сместить фокус с “как ему объяснить?” на “как дать ему почувствовать?”

  • Как дать ему почувствовать, что он по-прежнему в безопасности, что контакта и близости достаточно и хватит на всех?
  • Как дать почувствовать, что отношения по-прежнему в порядке? Что он по-прежнему любим, даже с таким вот поведением?
  • Как дать почувствовать, что мы понимаем его, видим и слышим его: и то, что, вообще-то, он не хотел этого брата (а если даже и хотел, ну серьезно, он в этот момент не представлял себе масштабов бедствия), и то, что хочется вернуть сестру обратно в роддом, а уже, увы, не получится, и то, что я теперь не один у мамы и у папы, и то, что он на самом деле его/ее не любит (и, кстати, имеет право)?
  • Как дать почувствовать, что взрослый не развалится от всего этого, а посочувствует, утешит и поддержит? 

Часть 2, или Как так получается, что 3+3=3

Если посмотреть на появление сиблинга в жизни старшего ребенка не как на единовременное событие, а как на континуум сосуществования, то это изменение становится бесконечным потоком испытаний и поводов для адаптации, которые возникают один за другим. 

Сначала младший врывается, как гром среди ясного неба в прежде уютную и предсказуемую жизнь пухлым кабачком, который по большей части все время спит, но разговоры только что о нем, все им интересуются, радуются и дарят внимание, приговаривая, что и у старшего теперь есть огромный повод для чувства счастья. 

Затем младенец больше бодрствует, а значит больше времени проводит рядом с мамой, непроизвольно конкурируя за ее внимание и заботу. Потом начинает ползти, а заодно интересоваться игрушками старшего. Потом ходить. Далее истошно требовать игрушки брата/сестры. Далее требовать именно ту игрушку, которая сейчас у старшего в руках. Ну, вы поняли)

А когда младшему исполняется 3 года, и чувства его отдельности и самости начинают прокладывать себе дорогу, разливая море противления и фрустрации, как это можно вынести вообще? Как мириться с его бесконечными хотелками или нехотелками? Ждать, пока мама разрулит, ведь и самому хочется внимания? Ну сложно же! 

Давайте представим ситуацию: в семье рождается второй ребенок, а старшему в это время около 3 лет, плюс (опционально) он высокочувствительный. Известно, что становление и эмоциональное развитие ребенка происходит исключительно из точки покоя. Известно, что из-за повышенной интенсивности восприятия эмоциональное развитие ВЧ детей запаздывает на 2-3 года по сравнению с нейротипичными детьми. Известно, что появление сиблинга для старшего, все еще эмоционально незрелого ребенка, — это серьезная стрессовая ситуация и столкновение с разделением. Даже если до рождения брата/сестры все было благополучно, то теперь большая часть эмоциональной энергии уходит на удержание привязанности, совладание и адаптацию. 

Дети и гаджеты: от зависимости к балансу

Здесь нет покоя, и здесь очень мало пространства для развития. И случается так, что ребенок физически растет, а эмоционально так и остается трехлеткой. И вот мы смотрим на двоих детей 3 и 6 лет, и не понимаем, почему поведение старшего недалеко ушло от младшего, и все это выглядит как минимум неуместно и странно, ведь он уже вообще-то взрослый, да и младший брат не вчера появился. 

При этом старший может быть умным, рассудительным, обладать прекрасной памятью, яркими талантами и опережать по когнитивному развитию своих сверстников, но по уровню эмоциональных реакций он все еще импульсивен и не структурирован, как трехлетка, и это нормально, ему просто все еще нужно время и условия для покоя и дозревания. 

Почему делить на два не лучший вариант

Как в этом всем чувствует себя родитель? Сложно. Если нет помощи извне, если разница в возрасте маленькая, если один из детей высокочувствительный, то быть зрелым уравновешенным заботящимся взрослым для двух незрелых детей изо дня в день очень сложно. Лично для себя я вспоминаю этот период как самое темное время, основной задачей которого, как правило, было дожить до вечера без особых потерь. Часто это задача со звездочкой, потому что: 

  • жизнь каждого члена семьи меняется и перестраивается. Важно отгоревать ту жизнь, которая закончилась, по крайней мере, какой-то значимый ее период, и перейти в новую, в которой теперь все будет по-другому. Делать вид, что к вам просто прибавили единичку и все осталось как раньше, — неудачная идея, несущая в себе отрицание многих эмоций, связанных с произошедшими изменениями. Всем важно пройти через процесс адаптации;
  • потребности, запросы и кейсы для решения генерируются экспоненциально; 
  • старший ребенок (особенно характерно для ВЧ) очень редко соглашается проводить время с другими взрослыми, выражено очень сильное цепляние за маму (особенно в первые 1-2 года после появления малыша), поляризация привязанности; 
  • по-хорошему, каждому ребенку хотя бы периодически нужно уделять какое-то индивидуальное, “только его” время;
  • nothing lasts, или как только вы находите баланс в совместном существовании, что-то в ком-то меняется, и систему приходится отстраивать заново.

Список можно продолжить вашими примерами.

ИНТЕНСИВ 1

А ниже хочу рассказать о нескольких идеях, которые значительно облегчают выстраивание отношений и хорошо компенсируют проблемное поведение сиблингов, если вложить некоторое количество ресурсов в их реализацию  и держать их в фокусе внимания. 

  1. Напитывать детей по уровням привязанности, которые у них развиты на данный момент. Как правило старшему ребенку доступно больше способов почувствовать себя в контакте, чем младшему. Если это использовать, то можно сильно облегчить себе жизнь. 
  2. То же самое с перекрыванием разделения по всем доступным для возраста уровням.
  3. Не любить “одинаково”. Говоря “я люблю вас одинаково”, мы как бы делим общее количество условно выделенной на них любви пополам (если речь о двух детях). А деление создает иллюзию, что если постараться, то можно перетянуть себе часть побольше. Плюс это подпитывает конкуренцию, которая очень распространена среди братьев и сестер. Я не могу себе представить, что можно двух разных людей любить одинаково, просто потому, что с каждым человеком любовь персонализирована и обусловлена особенностями этого конкретного человека и уникальностью отношений именно с ним. То же самое с детьми. Когда говоришь, что любишь по разному, с теплом и любовью перечисляя особенности и значимые аспекты отношений с каждым из них, это про эксклюзивность, которую нельзя сопоставить в количественном выражении, нельзя отнять и присвоить и которая не может стать поводом для конкуренции или уменьшить любовь из необходимости ее с кем-то разделять. 
  4. Создавать и поддерживать естественную иерархию в семье. Конкуренция происходит там, где есть уравнивание. Если старший родился старшим, он выше по иерархии в семейной системе, значит, мы можем смело активировать его инстинкты заботы по отношению к малышам. Если у старшего где-то больше полномочий и привилегий, это воспринимается естественно и справедливо, а также питает ощущение значимости. Из этого состояния он способен проявлять искреннюю любовь и заботу по отношению к младшим. Да не всегда, но хотя бы иногда. Мне это кажется это очень важным моментом. И речь здесь не о том, чтобы перевесить полностью заботу и всегда ждать зрелой реакции, потому что ребенок на это не способен, да и родитель здесь не он, а о том, чтобы показать младших нуждающимися и менее зрелыми, пробудив проблески естественного импульса проявлять заботу, внимание и иногда даже терпение, а не вершить возмездие за неаккуратное поведение младших.
  5. Не назначать правых и виноватых в инциденте и не выступать судьей. Как только мы принимаем чью-то сторону, говоря “ты виноват” или выясняя, кто первый начал, мы проигрываем в наших отношениях.  Как правило, инциденты происходят от избытка накопленной фрустрации у кого-либо из участников. Назначая виноватого и угрожая последствиями, мы только добавляем энергии фрустрации в этот котел, заставляя его булькать еще сильнее. Каждому нужна поддержка, вне зависимости от того, кто прав, а кто виноват, и есть способы дать ее, не подрывая чувство справедливости пострадавшего.  

Анна Искусных

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, в продолжение еще несколько статей для вас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *