Сколько правды нужно знать ребенку

Photogenica-PH-1.jpg

Сколько правды мы можем раскрыть ребенку? Нужно ли ребенку знать обо всех потенциальных опасностях? Об этом статья Анны Горулько, ведущей курса Института Ньюфелда «Понимать тревожность».

Современный мир – место небезопасное. Он всегда был таким. Во времена первобытных людей опасностей было не меньше: только отошел от племени, и тебя утащили дикие животные, выкрало враждующее племя, или ты съел не тот корешок. Да и в отсутствие элементарной медицинской помощи погибнуть можно было от любой царапины или болезни.

Однако я не думаю, что первобытные люди на своем первобытном языке в подробностях поясняли детям опасности окружающей действительности. Дети взрослели рядом со взрослыми, под их покровительством, учились защищать себя на примере своих привязанностей.

Сегодняшние опасности намного сложнее, технологичнее и изощреннее. В задачи взрослых входит оградить своих детей от опасностей, научить их выживать в условиях непредсказуемой современности.

Альфа-дети

Осведомлен – значит вооружен?

Многие взрослые выбирают этот принцип в качестве одного из главных методов защиты. Детям рассказывают о потенциальных опасностях, о том, что может произойти в той или иной ситуации. Парадоксально, но в условиях невероятно широкого распространения информации, дети все равно продолжают попадать в неприятности. Более того, уровень тревоги детей в современном мире постоянно растет. Для тревоги сегодня есть множество причин. И одной из них является как раз излишняя осведомленность об опасностях этого мира.

Согласитесь, если каждый день смотреть новости, в которых рассказывают только о плохих событиях, через пару дней тебе самому станет плохо, накроет тревогой и безысходностью. И это мы, взрослые, пережившие не одну сотню моментов, которые закаляли нашу систему тревоги. Детей же встревожить намного проще.

Жить в вакууме, в розовых очках дети тоже не могут. Да и не нужно им это. Конечно, нам необходимо учить детей поведению в опасных ситуациях, банальной технике безопасности. Но как это сделать, не взвинтив тревогу до небес?

Посмотрите на бортпроводников. Как они учат нас мерам безопасности? «Внимание! В случае экстренной ситуации вам не поможет ничего. Молитесь». Так не говорит никто. Но с милой улыбкой, спокойным голосом, а иногда и при помощи шуток и танцев, нам рассказывают, как надеть жилет, откуда появятся маски, где расположены запасные выходы и т.д. Мы все неглупые и догадываемся о тех подробностях, которые в этой инструкции опускаются. Однако говорить об этом нам не нужно, чтобы не поднять уровень тревоги, да и тогда правилам никто не уделит внимания.

Так же и с детьми. В случае пожара мы делаем это и это. Если ты потерялся, поступаешь так. Если с тобой заговорит незнакомец, реагируй так. Во время эпидемии, мы носим маски, тщательно моем руки, вне дома не трогаем лицо, и так далее. Простые инструкции и процедуры. Расписывать яркими красками нежелательные события совсем не обязательно.

Дисциплина

Понятно, что не все дети принимают обычные инструкции. Многим любознательным умам необходимо знать: «Почему, собственно, так?» Нужно, спрашивают – поясняем. Но смотрим по ребенку, сколько правды он может вынести. К примеру: «Незнакомец может увести тебя с собой», не вдаваясь в подробное описание того, что этот незнакомец может с ним сделать. Если и этого мало, коротко ответить: «Он может тебе навредить, обидеть, ранить», без деталей и описаний.

Слишком много тревожащей правды

Как понять, что ваши предупреждения и рассказы не перелились через край? Когда я рассказываю детям о каких-то опасностях и привожу примеры, то эффект виден на их лицах. Позже услышанное может проявиться в игре. Если Барби в ужасе разбегаются от вируса, то где-то я уже балансировала на грани своими предупреждениями. Игра – это лучший выход для тревоги. В игре эта эмоция безопасным образом калибруется и закаляется. Это нормально и хорошо.

тревожность

Иногда тревога выходит через выплакивание тревожащих тщетностей. И чаще такие будут слезы о какой-то «мелочи», но совсем не о том, что в действительности встревожило.

В случае отсутствия игры и слез, если палку все же перегнули, тревога может проявиться в неврозах, фобиях, обсессиях, а также в агрессивном поведении. Причем агрессия может быть физической, вербальной, пассивной и даже направленной на себя самого. Каждый родитель знает своего ребенка лучше всех и способен понять, когда «что-то пошло не так». Однако перемены в поведении детей очень редко связывают с тревогой и тем более находят взаимосвязь между излишней информацией и вспышками агрессии.

Фестиваль Института Ньюфелда

Преследуя благие цели, в школе показали видео с дорожными происшествиями – вечером ребенок взбудоражен и взрывается фрустрацией. Вокруг постоянно слышны новости о распространении вируса – ребенок вдруг начинает грызть ногти, выдергивать себе волосы, повторять одну и ту же фразу по сто раз на день и т.п. Кажется, что ничего нового не произошло, все как обычно, никаких происшествий.

Мы не обращаем внимание на тревожащий мир вокруг. Не отдаем себе отчет в том, насколько плохие новости могут будоражить внутренний мир ребенка. Система тревоги – вещь хрупкая. Она может исправно работать только в условиях умеренной нагрузки. Конечно, наша система тревоги способна закаляться и растить свою устойчивость. Но это не тот случай, когда плавать учат, бросая в воду.

Если нашу лимбическую систему постоянно перегружать тревогой, с которой она еще не готова справиться, если она не успевает настраиваться на все новые, более высокие уровни, происходят сбои. Мозг начинает защищаться от тревожащих чувств. Говоря простым языком, ребенок становится «отмороженным». Он не видит неприятности, нарывается на проблемы, теряет способность испытывать сопереживание, а также прочувствовать тщетность ситуаций, которые нельзя изменить. Последнее неимоверно важно для адаптации, в том числе и к тревожащим событиям нашего мира.

Сообщать детям об опасностях нужно. Готовить их, наставлять и предупреждать тоже. Но делать все это следует очень осторожно, с оглядкой на хрупкость системы тревоги. Как замечательно сказал Гордон Ньюфелд: «Ужасы современного мира – это дело взрослых». Наша роль – быть щитом между ранящим миром и нашими детьми. Мы приоткрываем этот щит понемногу, закаляя и оберегая нежные сердца.

Анна Горулько

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, если вам интересна тема тревожности, можно заглянуть в подборку статей из нашей библиотеки.

подписка на дайджест

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *