Называние эмоций

Nazyvanie-emoczij.jpg

Почему называние эмоций например, в разговоре с психотерапевтом или другом, или запись в дневнике помогает нам чувствовать себя лучше? На этот вопрос пытается ответить психолог из Калифорнийского университета Мэтью Либерман.

Вместе со своими коллегами Мэтью Либерман проводит новые МРТ-исследования мозга, которые показывают, почему называние наших эмоций способствует уменьшению интенсивности грусти, гнева и болезненных переживаний.

«Мы хотим понять, как работает мозг. Мы узнаём, что мозг — это главным образом социальная структура», — говорит Либерман, профессор психологии и со-руководитель лаборатории социально-когнитивной нейронауки (SCN) Калифорнийского университета. «Мы — социальные существа. Чтобы понять мозг, нужно понять социальное поведение».

Либерман является одним из основателей области социальной когнитивной нейронауки и проводит свои исследования при поддержке Национального научного фонда и Национального института психического здоровья.

Используя функциональную магнитно-резонансную томографию для изучения мозговой активности в Центре картирования мозга Амансона-Лавлейса в Калифорнийском университете, Либерман и его коллеги исследуют, как человеческий мозг обрабатывает социальную информацию и поддерживает социальный опыт.

Интенсив

Например, когда люди видят фотографию сердитого или обеспокоенного лица, у них повышается активность в области мозга, которая называется миндалиной, что считывается как сигнал тревоги и активирует каскад биологических систем, которые защищают организм во время опасности.

Исследователи из лаборатории SCN Либермана наблюдают сильную ответную реакцию в миндалине, даже когда людям показывают фотографии с эмоциями так быстро, что изображение не успевает зафиксироваться в сознании.

Далее ученые задались вопросом: если при виде эмоции на фотографии назвать эту эмоцию, может ли это изменить реакцию мозга? Да, — утверждает Либерман. «Когда при виде сердитого лица вы произносите слово «сердитый», наблюдается уменьшение реакции в миндалине», – говорит он.

Исследование показало, что, хотя миндалина была менее активна, когда человек обозначал это чувство, другая область мозга – правая вентролатеральная префронтальная кора – была более активна. Эта область, расположенная на проекции лба и глаз, связана со словесным обозначением эмоциональных переживаний.


Исследование функций мозга Либермана включает в себя изучение области мозга под названием “миндалина” (обозначена желтым цветом).

«Мы предполагаем, что трансформация мыслей о наших эмоциях в слова, то, как мы обозначаем наши эмоции, когда говорим о них, – это, возможно, часть функций, за которые отвечает правая вентролатеральная область», – говорит Либерман. Большинство людей могут не понимать полезность называния эмоций.
«Если вы спросите людей, которым действительно грустно, почему они ведут дневник, они вряд ли ответят, что считают это способом достичь лучшего самочувствия, – говорит Либерман. – Люди обычно не делают это целенаправленно, чтобы преодолеть негативные чувства; просто получается такой эффект».

Альфа-дети

«Популярная психология говорит: «Когда тебе плохо, просто соберись и возьми себя в руки». Но это так не работает. Если вы задаетесь целью взять себя в руки, то, как правило, это не получается – трудно обмануть себя, – говорит Либерман. – Однако, поскольку для называния своих чувств необязательно хотеть почувствовать себя лучше, здесь проблемы не возникает».

Текущие выводы Либермана основаны на исследовании, где 30 человек рассматривали изображения людей, испытывающих различные эмоции.

Под изображением лица были написаны два слова, обозначающие либо эмоцию (например, «гнев» и «страх», из которых нужно было выбрать наиболее подходящую), либо имена (например, «Гарри» и «Салли», из которых нужно было выбрать наиболее соответствующее полу человека, указанного на изображении).

Один из тестов Либермана, где сравнивается, как мозг реагирует на изображения эмоциональных лиц и на сопровождение этих изображений называнием эмоций, изображенных на лицах.

«Когда вы связываете с изображением слово «гнев», происходит снижение реакции в миндалине, – говорит Либерман. – Когда вы выбираете имя «Гарри», вы не видите уменьшения реакции миндалины. Так что дело не в использовании слов как таковых, а в том, чтобы вкладывать чувства в слова».

«Когда вы называете чувства, – продолжает Либерман, – активируется эта префронтальная область, и наблюдается снижение реакции миндалины. Точно так же, как, будучи за рулем, вы нажимаете на тормоз при виде желтого света, когда вы выражаете чувства словами, вы нажимаете на тормоза своих эмоциональных реакций».

«Это древняя мудрость, но теперь мы можем подтвердить ее с помощью методов картирования мозга, – говорит Либерман. – Называние эмоций помогает нам чувствовать себя лучше и исцеляться. Если вашему другу грустно и вы можете его выслушать, то, вероятно, ему станет легче».

Эта статья была впервые опубликована в зимнем выпуске 2010 года журнала UCLA College Report.

Источник: 
https://www.scn.ucla.edu/pdf/AL-UCLAToday.pdf
Перевод Анны Искусных

Редактура Надежды Шестаковой

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, вот еще несколько статей об эмоциях.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *