Стены и окна. Размышления об аутизме и игре

Photogenica-PHX39498-1.jpg

Предлагаем к прочтению статью Джул Эпп об аутизме и игре,
мамы ребенка с аутическим спектром, психолога и преподавателя Института Ньюфелда.

Давайте начнем с нескольких зарисовок:

Мальчик 2,5 лет, ангельской внешности часами сидит в углу с пустым взглядом, облизывая кусок деревяшки.
3-летка, полный противления, на цыпочках включает и выключает, включает и выключает свет.

4-летний мальчик с роскошными вьющимися волосами весь день бегает по коридору и пронзительно визжит.
6-летний мальчик, погруженный в свой внутренний мир, сидит за столом, разговаривает сам с собой и смеется.

10-летняя девочка, которая всем, кого встречает, задает один и тот же вопрос, с одной и той же милой интонацией снова и снова.
16-летняя девочка, которая упрямо цепляется за своего игрушечного дракона и никого не подпускает, обеспечивая тем самым его неприкосновенность.

Интенсив

Представьте, что вы мать, отец или терапевт. И вы хотите наладить связь с одним из этих детей. Как думаете, с чем вы столкнетесь? Вы представили, что упираетесь в стену? Натыкаетесь на барьеры? Видите только закрытые двери? Или же есть в вашем образе свет через открытое окно? Видите ли вы прямо сейчас те окна, через которые можно наладить связь? Я вижу окна. Я это ясно вижу. И причина, по которой я их вижу, заключается в том, что я ношу специальные «игровые очки».

Игровые, спросите вы? Как можно думать об игре?! Разве вы не видите всю серьезность состояния, в котором находятся эти дети? Разве вы не видите, насколько они изолированы? Разве вы не чувствуете себя обязанной что-то делать? Мы не можем позволить себе тратить время! Мы не можем позволить себе думать о чем-то столь бессмысленном, как игра!

Я думаю, что найду свет в окне и для вас. Позвольте мне рассказать вам кое-что об игре.

Игра – это особое состояние сознания, которое позволяет нам говорить, делать и чувствовать то, что мы обычно не смеем говорить, делать и чувствовать. Это пузырь безопасности в случае, если реальный мир не безопасен. Внутри этого пузыря игра открывает мир вариантов и возможностей. Мир, который зажигает в нас искру и вдохновляет на исследования. Здесь мы обнаруживаем двигатель развития, импульс, который толкает нас к дерзновению.

Эти свойства игры существовали с самого начала нашего развития как вида. Игра первобытна и инстинктивна. Это естественный ответ, если для нас что-то не работает – если даже пока не ясно, как оно могло бы работать. Игра приходит на помощь как раз тогда, когда мы упираемся в стену.

Альфа-дети

Если мы смотрим в стену, мы не видим альтернативы. Мы видим только плоский, непробиваемый мир впереди, без пространства для движения, исследования, роста, существования. Мы словно внутри заевшей пластинки. Путь вперед заблокирован для нас. И именно поэтому нам нужен выход.

Нам нужно своего рода окно. Игра — это и есть окно. Игра открывает новый горизонт, наши глаза внезапно оживают и начинают видеть неожиданные пути – над, под и вокруг стены. Игра дает нам пространство для безопасного дерзновения. Это наш выход, когда все остальные двери закрыты.

Прекрасно, скажете вы. Предположим, что всё, что вы говорите об игре, – правда. Правда для вас и меня. Правда для других детей. Но не для ЭТИХ детей. ЭТИ дети другие. ЭТИ дети не могут играть. У нас с ЭТИМИ детьми нет другой альтернативы, кроме как тренировать их, учить, воспитывать, формировать. С ЭТИМИ детьми нет другого пути!

И тут я бы с вами поспорила. Как я вижу, у вас перед глазами только стена. Посмотрим, смогу ли я приоткрыть окно:

Психологическая устойчивость

Мальчик 2,5 лет, ангельской внешности, который сидит часами в углу с пустым взглядом, облизывая кусок деревяшки. Я сижу рядом с ним и тоже поднимаю деревяшку. Если он облизывает свой кубик, я облизываю свой – точно так же, как он. Через короткое время он замечает меня. Его глаза просыпаются. Он проверяет меня, медленно поднимая кубик и наблюдая, сделаю ли я так же. Он медленно берет его в рот. Я делаю то же самое. Он улыбается. Он меня понимает. Мы установили зрительный контакт. Начинается игра…

3-летка, полный противления, на цыпочках включает и выключает, включает и выключает свет. Я подхожу к выключателю с ним и включаю. Затем с восторженным выражением лица я щелкаю снова выключателем перед ним. Он включает его за мной и смеется, дерзость во взгляде смягчается. Я снова нажимаю на выключатель, и когда он готов сделать то же самое, я слегка удерживаю его, и щекочу вместо этого. И теперь, когда он тянется к выключателю, он уже ждет, буду ли я снова его щекотать. Мы смеемся. У нас появилась связь. Игра продолжается …

4-летний мальчик c роскошными вьющимися волосами, который весь день бегает по коридору и пронзительно визжит. Я присоединяюсь к нему. Мы бегаем туда-сюда по коридору вместе. Бегаем долго. Когда он останавливается, чтобы передохнуть, я останавливаюсь. Когда он снова начинает бегать, я бегу. Теперь он больше не визжит, он смеется. Его глаза больше не бегают туда-сюда. Он наблюдает за мной и ждет, последую ли я за ним. Я прячусь за дверью. Он идет и ищет меня. Когда он приближается, я выпрыгиваю к нему. Он взвизгивает от радости и убегает. Сейчас мы играем в прятки.

Эти дети точно хотели играть, и они совершенно точно хотели играть со мной. Но они оказались в ловушке заевшей пластинки, они застряли, потому что их мозг перегружен слишком большим количеством информации.

Размышления об аутизме и игре

Эти дети стояли у стены и нуждались в ком-то, кто помог бы им открыть окно. Где же эти окна, как они выглядят? Деревянный кубик, выключатель света, беготня туда-сюда. У каждого из этих детей было свое окно. Окно, которое соответствовало бы его миру. То, которое ему знакомо, где он чувствует себя достаточно безопасно. Завтра это может быть уже не то же самое, но всегда можно найти какое-то окно. И если вы найдете его, возможно оно будет открыто и не так долго, ведь открытое окно – уязвимо.

Но пока оно открыто, мы увидим искры – движение, развитие, связь. Ребенок с радостью откликается, потому что мы нашли ЕГО собственное окно. Потому что мы нашли обходной путь, который работает для ребенка. И это здорово, весело и доставляет удовольствие! Это, конечно, не работа в обычном смысле. Но это противоположность бессмысленному, противоположность “натаскиванию”. Это такая сцена природного театра, где развивается индивидуальный потенциал каждого. Это относится ко всем нам. Это относится и к нашим аутичным детям. И мы можем провести их к той сцене, показать им этот путь раскрытия личности.

Итак … вернемся к зарисовкам.

Видите ли вы теперь свет из окон? Как бы вы подошли к этим детям сейчас? Как насчет нашей 16-летней девочки с ее драконом? Появились ли у вас идеи, как вовлечь ее в пузырь безопасной игры? В прошлом у вас, возможно, был импульс заставить ее убрать дракона. Возможно, вы сказали бы, что ей уже 16 лет. И что она так зациклена на своем драконе, что не обращает внимания ни на кого!

Последовали бы вы этому импульсу остановить ее, теперь, когда вы надели свои игровые очки? Или же вы включились бы в ее игру и помогли найти способ защитить дракона? Может быть вы смогли бы даже поговорить с ним, познакомиться и подружиться? Присоединились бы к ней со своим игрушечным драконом?

Интересно, что вы сможете придумать, надев свои очки для игры… Есть много вариантов! Если вы продолжите в том же духе, искорка в глазах девочки скоро передастся и вам. Ваши глаза начнут искриться, когда вы обойдете ее стену и погрузитесь в ее игровой безопасный мир.

Это то, что сделала я. И это положило начало невероятному путешествию – исследовать, открывать, налаживать связь… через Игру.

Джул Эпп

Перевод Екатерины Киселёвой

Источник

Фото: photogenica.ru

Дорогие читатели, предлагаем вам еще несколько статей о детях с гиперчувствительностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *